Календар

<< < грудня 2017 > >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ НД
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Статистика відвідувань

mod_jvcountermod_jvcountermod_jvcountermod_jvcountermod_jvcountermod_jvcountermod_jvcounter
178
183
3237
7220
661004

Зараз на сайті

На сайті 206 гостей та немає учасників



Очерки истории культуры Южного Прибужья (от истоков до начала ХХ века). Книга вторая «Литература и театр». Иллюстрации.

Рейтинг користувача:  / 0

 


Иллюстрации

 

 

Подготовка к поединку грека с амазонкой в скифском костюме. Краснофигурный аттический алабастр, расписанный Псиаксом. Конец VI в. до н.э. Археологический музей НАН Украины. Одесса.

Батюшков. К.Н.

 

Пушкинские места Украины и Молдавии.

Матюшкин Ф.Ф.

 

 

Туманский В.Н.

 

 

В.Туманский(?). Рисунок А.С. Пушкина

 

 

Волконский С.Г.

 

 

Лорер Н.И.

 

 

Басаргин Н.В.

 

 

Зонтаг А.П.

 

 

 

Жуковский В.А.

 

 

Каразин В.Н.

 

 

Смирнова-Россет А.О.

 

 

Кухаренко Я.Г.

 

 

Аскаков И.С.

 

 

Гаршин В.М.

Автопортрет.

 

 

У Баласогло

С рисунка Костина А.С.

Романов К.К.,

Великий Князь (К.Р.)

 

 

 

Дніпрова Чайка

(Василевская Людмила Алексеевна)

 

Дніпрова Чайка. Дівчина Чайка.

(Львов. 1969. Обложка С.П.Караффи-Корбут)

 

Черкасенко С.Ф.

 

 

Горенко А.А.

 

Щепкин М.С.

 

 

Савина М.Г.

 

 

Давыдов В.Н.

 

 

Стрепетова П.А.

 

 

Комиссаржевская В.Ф. в роли Снегурочки.

«Снегурочка» А.Н.Островского.

 

Варламов К.А. в роли царя Берендея.

«Снегурочка» А.Н.Островского.

 

Братья Адельгейм.

 

Роберт Адельгейм в роли  Годда.

Пьеса Гр.Ге «Казнь»


 

Южин А.И. в роли маркиза Поза.

Ф.Шиллер «Дон Карлос»

 

Орленев П.Н. в роли царя Федора.

А.К.Толстой  «Царь Федор Иоаннович»

 

Мартынов А.Е.

 

Кропивницкий М.Л.

 

Кропивницкий М.Л. -

 Шпонька

Як ковбаса та чарка,

 то минеться й сварка»

Старицкого.)

 

Кропивницкий М.Л. -

Кукса,

Вукотич К. - Василь

Пошились у дурні»

Старицкого.)

 

 

Старицкий М.П.

 

Карпенко-Карый И.К.

 

Карпенко-Карый И.К. –

Назар Стодоля

(одноименная пьеса Шевченко)

 

Карпенко-Карый И.К. –

Платон

(“Лиха іскра поле спалить...”

И.Карпенко-Карого)

 

Тобилевич Карп Адамович

 

Заньковецкая М.К.

 

Заньковецкая М.К. – Цвиркунка

(“Черноморцы” Я.Г.Кухаренка)

 

Заньковецкая М.К. – Аза

(“Цыганка Аза» М.П.Старицкого)

 

Садовский Н.К.

 

Садовский Н.К. в роли Миколы

(“Наталка Полтавка” И.Котляревского)

 

 

 

 

Саксаганский П.К.

 

Саксаганский П.К. – Тарабанов

(“Суета” И. Карпенко-Карого)

 

 

Саксаганский П.К. – Шпонька

Як ковбаса та чарка,

 то минеться й сварка»

М. Старицкого.)

 

Крапивницкий М.Л.,

Садовский М.К.,

Заньковецкая М.К.

 

Сцена из “По ревизии” М. Кропивницкого

(Приська – Заньковецкая М.К., Старшина – Кропивницкий М.Л., Рындычка – Затыркевич-Карпинская Г.П.,

 Гарасько – Саксаганский П.К.)

 

 

Садовская-Барилотти М.К.


 

 

Зарницкая Е.Ф.

 

 

 

 

Очерки истории культуры Южного Прибужья (от истоков до начала ХХ века). Книга вторая «Литература и театр». Примечания. Основная библиография. Именной указатель.

Рейтинг користувача:  / 0

 

 


 

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Указываются годы выхода самих книг.

2. Савроматы – кочевые племена, которые в IV-III вв. до н.э. начали теснить скифов; предшественники сарматов.

3. Остров Левка (Белый, Фидониси, Змеиный), расположенный в 45 км от устья Дуная, считается наиболее известным местом культа Ахилла с VI в. до н.э. по IV в. н.э.

4. Геты – северо-восточные фракийские племена. В I в. до н.э. разорили Ольвию. В первые века н.э. составляли часть населения Дакии.

5. По воспоминаниям князя П.И.Долгорукого, Пушкин говорил ему в Кишиневе 23 марта 1822 года: “Я предпочел бы быть заточенным всю мою жизнь, чем заниматься в течение двух часов делом, в котором я должен отчитаться”. (Долгоруков П.И. 35-й год моей жизни. Дневник. // “Звенья”, 1951, кн.9, с. 57).

6. Эта поездка убедительно прокомментирована одесским пушкинистом Г.Д.Зленко в книге “Берег Пушкина”, Одесса, 1987.

7. Восстание декабристов: Материалы. Л., 1955. Т.XV, с. 259.

8. Там же.

9. О “садах Одессы” речь, в частности, пойдет в следующем очерке.

10. Павел Карлович Мердер (1797-1873), генерал-лейтенант, комендант города Николаева, брат К.К.Мердера, генерал-адъютанта, воспитателя Великого князя Александра Николаевича.

11. В дальнейшем, с 1872 по 1876 год, гласный городской думы от земства города Николаева.

12. Промышленных и торговых контор.

13. Впоследствии генерал-от-артиллерии, начальник артиллерии военных поселений на юге России, сенатор.

14. В данном случае Новороссия спутана с Малороссией.

15. Добролюбов Н.А. Собр. соч. в 9 томах. Т.9, с.478.

16. Там же, с.479.

17. 26 марта 1856 года “за отличную храбрость и мужество, оказанное 4 августа у Черной речки” Л.Н.Толстой произведен в поручики.

18. См.: Н.Смирнов-Сокольский. Рассказы о книгах. М., 1959, с.529.

19. Об этих и других деталях своей жизни  С.Н.Южаков рассказывает в мемуарах “Рассказы старого писателя”. // См.: “Русские ведомости”, 1909, №№ 9, 47, 82, 170, 178, 209, 260;   1910, № 9.

20. Стрепетова П.А. Воспоминания и письма. М.-Л., 1934, с. 468.

21. Мейерхольд В.Э. Переписка (1896-1939). М., 1976, с.385, 388.

22. Фигнер В.Н. Запечатленный труд. Т.2, М., 1964, с.101.

23. Пропагандировавших взгляды известного немецкого педагога Фридриха Фребеля (1782-1852).

24. См.: “Еврейская энциклопедия” (старое издание), т.9, с.596, а также газету  “Южанин”  от 25 июня 1893 года.

25. Опубликование в печати сведений, позорящих честь какого-либо лица, учреждения и т.д.

26. Л.Троцкий. Моя жизнь. Тт.1-2. Т.1, М., 1990, с.120.

27. См. очерк в книге первой настоящего издания “Элементарная подготовительная школа С.И. и А.И.Ильиных”.

28. Вероятно, личность, приближенная ко двору, участник русско-турецкой войны 1877-1878 годов. В отчетах Севастопольской морской библиотеки встречается  имя  Н.И.Гавришев (Гавришов), капитан I ранга. В 1869 году он – секретарь-казначей библиотеки, в 1873 году – член комитета директоров Севастопольской библиотеки.

29. В то время капитан I ранга, начальник штаба Главного командира Черноморского флота и портов.

30. Правильно Панферовой, Марии Карловны. С 1 октября 1878 года пансион был преобразован во Вторую женскую гимназию. См. настоящее издание, книга первая, с. 115.

31. См.: Віталій Карпенко. Тут, біля самого моря. К., 1989, с. 109-111.

32. По другим сведениям, Чуковский был исключен из пятого класса гимназии за участие в издании рукописного журнала, в котором, в частности, была помещена сатира на директора гимназии.

33. См.: Э.Б.Корицкий и др. “Советская управленческая мысль 20-х годов”,  М., 1990, с. 136-143.

34. См.: Афанасьев В.Н.  И.А.Бунин и Ляшко. // “Русская литература”, 1968, №1, с.206.

35. Некий Куприн все-таки выступал в Николаеве в зале Городского собрания на студенческом вечере 8 августа 1910 года, но это был И.М.Куприн. Все наши попытки выяснить, кто этот И.М., так и остались безрезультатными.

36. См.: ГАНО, ф.484, оп.I.

37. Фамилия Яценко встречается в николаевских документах, но с кем именно состоял в переписке лейтенант Горенко, установить не удалось.

38. Конисский А.Я.  Шевченко-Грушивский. К., 1991, с.165.

39. “Основа”, СПб., 1861, кн.II, с.183.

40. Конисский. Указ. соч., там же.

41. Почтовая станция находилась близ Касперово-Николаевки ныне Баштанского района.

42. А.Н.Островский владел украинским языком. Еще в 1852 году он перевел пьесу Г.Ф.Квитки-Основьяненко “Щира любов, або Милий дорожче за щастя”.

43. Хрестоматія з історії держави та права України. К., 1996, с. 112.

44. Там же.

45. Там же.

46. Кропивницький М. Твори в 6-ти тт. Т.6, К., 1960

47. Не исключено, что в этот приезд на юг И.К.Карпенко-Карый играл также и в Вознесенске.

48. Франт, щеголь, слепо поклоняющийся французской моде.

 

 


 

ОСНОВНАЯ БИБЛИОГРАФИЯ

1. Адамович Георгий и др. Леонид Каннегисер. Париж, 1928.

2. Айзман Д. Редактор Солнцев. Сборник рассказов. Л., 1926.

3. Аксаков И.С. Письма из провинции. М., 1991.

4. Аксаков И.С. Письма к родным. 1844-1849. М., 1988.

5. Алданов М.А. Убийство Урицкого. Собр. соч. в 6-ти тт. Т.6. М., 1991.

6. Александр Иванович Южин-Сумбатов. Записки. Статьи. Письма. М., 1951.

7. Афанасьев-Чужбинский А.С. Поездка в Южную Россию. Очерки Днепра.  Собр. соч. Т. VII. СПб., 1893.

8. Ашенбреннер М.Ю. Военная организация Народной воли и другие воспоминания (1860-1904). М., 1924.

9. Басаргин Н.В. Воспоминания, рассказы, статьи. Иркутск, 1958.

10. Батюшков К.Н. Сочинения в 2-х томах. Т.2. М., 1989.

11. Белинский В.Г. Полн. собр. соч. Т.Х. М., 1956.

12. Белый Ю., Крючков Ю. Энциклопедист из Николаева. // «Южная правда», 12 сентября 1990.

13. Берх А.М. Из знакомства с Белинским. // «Белинский в воспоминаниях  современников». М., 1977.

14. Бессараб М.Я. Владимир Даль. Изд. 2-е. М., 1972.

15. Блаватский В.Д. Античная археология Северного Причерноморья. М., 1961.

16. Блаватский В.Д. Дионисий Ольвианский. // «Советская археология», 1978, № 3.

17. Богданов В.И. Собрание стихотворений. М., МГУ, 1959.

18. Бойченко В. Николаевская страница бытия Михаила Коцюбинского. //«Южная правда», 17 сентября 1989.

19. Боленбрух А.Г. До характеристики світогляду В.Н.Каразіна. // “Український історичний журнал». 1987, № 8.

20. Большая энциклопедия. Под ред. С.Н.Южакова. Тт. 1-22. СПб.

21. Брайловский С. Василий Иванович Туманский. СПб., 1890.

22. Бухштаб Б.Я. Декабрист – участник Козьмы Пруткова. // В кн.: Бухштаб Б.Я. Библиографические разыскания по русской литературе XIX века. М., 1966.

23. Бюлер Ф.А. О месте погребения Хемницера. М., 1884.

24. Бялый Г.А. Драматургия И.В.Шпажинского. // Ученые записки Саратовского государственного университета. Т.56, с. 432-444.

25. Василько В. Микола Садовський та його театр. К., 1962.

26. Вейнберг П.И. Новые рассказы и сцены. Изд. 2-е. СПб., 1895.

27. Вейнберг П.И. Стихотворения. СПб., 1902.

28. Вейнберг П.И. Сцены из еврейского быта. СПб., 1874.

29. Венгеров С.А. Критико-биографический словарь русских писателей и ученых. Тт. 1-6. СПб., 1889-1904.

30. Вигель Ф.Ф. Воспоминания. Чч. 5-7. М., 1865.

31. Виноградов Ю.Г. Киклические поэмы в Ольвии. // «Вестник древней истории», 1969, № 3.

32. Вознесенский А.С. Поэты, влюбленные в прозу. К., 1910.

33. Волошин І.О. Михайло Щепкін і Україна. К., 1963.

34. Волошин І.О. Панас Карпович Саксаганський. К., 1960.

35. Воспоминания о Бабеле. М., 1989.

36. Воспоминания о Н.Н.Ляшко. М., 1979.

37. Гаршин В.М. Полн. собр. соч. в 3-х томах. Т. 3. Письма. М.-Л., 1934.

38. Ге Г.Н. Воспоминания. // «Артист», 1895, № 11-12.

39. Ге Г.Н. О драматическом искусстве. Николаев, 1890.

40. Голота В.В. Театральная Одесса. К., 1990.

41. Грін А. Карпо Трохимович Соленик. К., 1963.

42. Грот Я.К. Жизнь Державина. Тт. 1-2. СПб., 1880.

43. Грот Я.К. В.А.Жуковский и А.П.Зонтаг. СПб., 1904.

44. Грот Я.К. Воспоминания о В.И.Дале. СПб., 1873.

45. Давыдов В.Н. Рассказы о прошлом. Л.-М., 1962.

46. Декабристы. Биографический справочник. М., «Наука», 1988.

47. Декабристы. Антология в 2-х томах. Сост. Вл. Орлов. Л., 1975.

48. Дело петрашевцев. Т.2. М.-Л., 1941.

49. Дібровенко М. Карпо Соленик. К., 1951.

50. Дніпрова Чайка. Твори. Проза і поезія. К., 1960.

51. Древняя Греция. Искусство и философия. Иллюстрированная энциклопедическая библиотека. Под ред. В.Бутромеева. Минск-М., 1995.

52. Дурылин С.Н. Мария Заньковецкая. К., 1982.

53. Жук Н.І. Горький і Україна. К., 1968.

54. Жуковский В.А. Дневники. СПб., 1903.

55. Неизданные письма В.А.Жуковского к А.П.Елагиной и А.П.Зонтаг. СПб., 1912.

56. Захарченко Н.В. Дооктябрьское творчество Николая Николаевича Ляшко. Душанбе, 1964.

57. Зенкова К.В. Революционер-народник Иван Мартынович Ковальский и его литературно-критические статьи. // «Русская литература», 1973, № 2.

58. Иллич-Свитыч В. Мое знакомство с И.М.Ковальским. // «Былое», 1906, № 8

59. История городов и сел УССР. Николаевская область. К., 1981.

60. Каменский В.В. Путь энтузиаста. Автобиографическая книга. Пермь, 1968.

61. Кантакузино Иоанн. // «Советская Молдавия. Краткая энциклопедия». Кишинев, 1982.

62. К истории народовольческого движения среди военных в начале 80-х годов. // «Былое», 1906, № 8.

63. Ковалева О.Ф. Статьи: Басаргин Н.В., Соленик К.Т., Туманский В.И. // Старый Вознесенск. Литературно-краеведческий справочник. Николаев, 1994.

64. Ковалева О.Ф. Добру и песне смерти нет. // Южная правда, 24 марта 1990.

65. Ковальова О.Ф. “Мені завжди марилась Громоклія…” // Будівник комунізму, 1992, 7 июля.

66. Ковалева О.Ф. По следам друзей Лермонтова. // Радянське Прибужжя, 26 июля 1991.

67. Ковальова О. Садовська-Барілотті М.К. // Журнал “Жінка”, 2000, № 4.

68. Р.Г.Коломієць. Театр Саксаганського і Карпенка-Карого. К., 1984.

69. Комиссаржевская В.Ф. Письма. Воспоминания о ней. Материалы. М.-Л., 1964.

70. Корзун В.Г. Коста Хетагуров. М., 1957.

71. Корифеї українського театру. Матеріали про діяльність театру корифеїв. К., 1982.

72. Короленко В.Г. Сергей Николаевич Южаков. // «Русское богатство», 1910, № 12.

73. Коцюбинская И. Михаил Коцюбинский. М., 1969.

74. Коцюбинський М. Твори в 6-ти томах. Т.5. К., 1961.

75. Кошелев В.А. Из семейной переписки Аксаковых. // «Наше наследие», 1991, № 6.

76. Краткая литературная энциклопедия. Тт. 1-9. 1962-1978.

77. Крыжицкий Г.К. Мамонт Дальский. Л.-М., 1965.

78. Кузминский К.С. К.Р. Поэт любви и красоты (1882-1907). М., 1907.

79. Культура населения Ольвии и ее округи в архаическое время. К., «Наукова думка», 1987.

80. Куняев Ст., Куняев С. Божья дудка. // «Наш современник», 1990, № 10; 1995, № 3.

81. Латышев В.В. Исследования об истории и государственном строе города Ольвии. СПб., 1887.

82. Леви Е.И. Материалы Ольвийского теменоса. // «Ольвия. Теменос и агора».М.-Л., «Наука», 1964.

83. Леви Е.И. Ольвийская агора. // «Материалы и исследования по археологии СССР», 1956, № 50.

84. Леонид Витальевич Собинов. Т.1. М., 1970.

85. Леонид Каннегисер. Из последних стихов. Париж, 1928.

86. Летопись жизни и творчества А.М.Горького. Вып.I. 1868-1907. М., АН СССР, 1958.

87. Летопись жизни и творчества А.С.Пушкина. 1799-1826. Составитель М.А.Цявловский. Изд. 2-е. Л., 1991.

88. Литературный сборник № 1. Бесплатное приложение к “Трудовой газете” от 27 января 1912 г. Николаев, 1912.

89. Лорер Н.И. Записки декабриста. Иркутск, 1984.

90. Луценко І. Хетагуров і Україна. Херсон, 1961.

91. Маевская Т.П. Идеи и образы русского народовольческого романа. К., «Наукова думка», 1975.

92. Майков Л.Н. Материалы для биографии А.Д.Кантемира. СПб., 1903.

93. Мария Николаевна Ермолова. Письма. Из литературного наследия. Воспоминания современников. М., 1955.    

94. Мар’яненко I.О. Сцена, актори, ролі. К., “Мистецтво”, 1964.

95. Марьяненко И.А. Прошлое украинского театра. К., 1953.

96. Матюшкин Ф.Ф. Журнал кругосветного плавани. Публикация, вступит.статья и комментарии Л.А.Шура. // “Прометей”, № 9, 1972.

97. Меженко Ю. Хронологія артистичної діяльності М.Л.Кропивницького. // В кн.: “М.Л.Кропивницький. Збірник статей, спогадів і матеріалів. К., 1955.

98. Мейерхольд В.Э. Переписка (1896-1939). М., 1976.

99. Местные исторические монографии законоучителя Николаевской Александровской гимназии Петра Еланского. Николаев. 1896.

100. Мистецтво України. Бібліографічний довідник. К., 1997.

101. Мистецтво України. Енциклопедія в 5-ти томах. Т.1. К., 1995.

102. Михневич Вл. Наши знакомые. Фельетонный словарь современников. СПб., 1884.

103. Морев Г.А. Из истории русской литературы 1910-х годов. // «Минувшее. Исторический альманах». М.-СПб., 1994, №16.

104. Муравьев А.Н. Сочинения и письма. Иркутск, 1986. .

105. Некрасова Е. А.Я.Марченко (Т.Ч. или А.Темризов). // «Киевская старина», 1889, № 11.

106. Николаевский календарь и справочная книга на 1892 год. Николаев, 1891.

107. Николаеву 200 лет. 1789-1989. К., 1989.

108. Носова В.В. Комиссаржевская. М., 1964.

109. Опыт исторического словаря о российских писателях. Собрал Н.Новиков. Переиздание. М., «Книга», 1987.

110. Орнатская Т.И. Дневник А.Н.Островского. (Из поездки в Крым с Мартыновым в 1860 году). // «Русская литература», 1977, № 1.

111. Островский А.Н. Полное собр. соч. в 12 томах. Тт. 10-11. М., 1978-1979.

112. Первая русская революция и театр. Статьи и материалы. М., 1956.

113. Пінчук В.Г. Дніпрова Чайка. Життя і творчість. К., 1984.

114. Плеханова Р.М. Моя жизнь. // «Вопросы истории», 1970, № 11 и 12.

115. Поездки заслуженного артиста республики, героя труда Гр. Гр. Ге за период с 1929 по 1932 г. Херсон, 1932.

116. Полищук В. Мастеровые науки. М., 1989.

117. Полякова Е.И. Садовские. М., 1986.

118. Порудоминский В. Неизвестные страницы творчества Гаршина. // «Прометей», № 7, М., 1969.

119. Потупейко М.М. Спогади про Михайла Коцюбинського. К., 1989.

120. Поэты-демократы 1870-1880-х годов. Изд. 2-е. М.-Л., 1968.

121. Поэты «Искры». Библиотека поэта. Большая серия. Т. 1-2, Л., 1989.

122. Поэты начала XIX века. Л., 1961.

123. Поэты-петрашевцы. Изд. 2-е. Л., 1957.

124. Поэты 1790-1810 годов. Библиотека поэта. Большая серия. Л., 1971.

125. Поэты XVIII века. Тт. 1-2. Л., 1972.

126. Романова В.К. «Я – за диктатуру». // «Родина», 1993, № 1.

127. Рудницкий К.Л. Мейерхольд. М., 1981.

128. Русские писатели. 1800-1917. Биографический словарь. Тт. 1-4. М., 1989-1999.

129. Русяева А.С. Религия и культура античной Ольвии. К., 1992.

130. Савина М.Г. Горести и скитания. Л., 1983.

131. Садовский Н. Записки актера. М., 1975.

132. Саксаганський П.К. Думки про театр. К., 1955.

133. Саксаганский П.К. Из прошлого украинского театра. М., 1935.

134. Саксаганський П.К. По шляху життя. К., 1935.

135. Сергеев М. «Напрасно я хочу вспорхнуть крылами…». // «Отечество. Краеведческий альманах». М., 1990.

136. Скржинская М.В. Древнегреческий фольклор и литература о Северном Причерноморье. К., «Наукова думка», 1991.

137. Скржинская М.В. Ольвия в древнегреческих и латинских письменных источниках. // «Археологія», 1994, № 2.

138. Смирнова-Россет А.О. Дневник. Воспоминания. М., 1989.

139. Современники о Гаршине. Воспоминания. Саратов, 1977.

140. Соломатин П. Здесь жил автор «Дубинушки». // «Южная правда», 1986, 7 сентября.

141. Старый Вознесенск. Литературно-краеведческий справочник. Николаев, 1994.

142. Стрепетова П.А. Воспоминания и письма. М.-Л., 1934.

143. Театральная энциклопедия. Тт. 1-6. М., 1961-1968.

144. Тобілевич Б.П. Панас Карпович Саксаганський. К., 1957.

145. Толстая С.А. Дневники. Т.1. М., 1978.

146. Толстая С.А. Письма к Л.Н.Толстому. М.-Л., “Akademia”, 1936.

147. Трохимов И.Т. Писатели Смоленщины. Биобиблиографический справочник. Смоленск, 1959.

148. Троицкий Н.А. Корифей отечественной адвокатуры. // “Вопросы истории”, 1993, № 6.

149. Туманский В.И. Стихотворения и письма. СПб., 1912.

150. Тхоржевский С. Искатель истины. // В кн.: Тхоржевский С. Портреты пером. М., 1986.

151. Українські письменники. Біобібліографічний словник. Тт. 1-5. К., 1960-1965.

152. Уралов Т. Потомок прометеев. Изд. 2-е. Одесса, 1980.

153. Уткинский сборник. Письма В.А.Жуковского к М.А.Мойер и Е.А.Протасовой. М., 1904.

154. Утков В.Г. Мечта Александра Баласогло. М., 1981.

155. Файнштейн М.Ш. Писательницы пушкинской поры. Л., 1989.

156. Фигнер В.Н. Запечатленный труд. Тт. 1-2. М., 1964.

157. Филиппов Б.М. Тернистый путь. Изд. 2-е. М., 1969.

158. Филиппов М.М. Осажденный Севастополь. М., 1989.

159. Филиппов М.М. Этюды прошлого. М., 1963.

160. Фроленко М.Ф. Михаил Юльевич Ашенбреннер. М., 1930.

161. Хінкулов Л.Ф. Україна в житті і творчості М.Горького. К., 1963.

162. Цветаев. Ольвия. // «Бурав», 1924, № 4.

163. Цибаньова О.С. Літопис життя і творчості І.Карпенка-Карого (І.К.Тобілевича). К., “Дніпро”, 1967.

164. Черейский Л.А. Пушкин и его окружение. Л., 1989.

165. Черкасенко С.Ф. Твори. Тт. 1-2. К., 1991.

166. Чехов А.П. Остров Сахалин. Полн. собр. соч. и писем. Тт. 14-15. М., 1978.

167. Чехов А.П. Рассказ неизвестного человека. Полн. собр. соч. и писем. Т.8. М., 1977.

168. Чистов В.П. Статьи: Вяземский П.П., Дальский М.В., Жуковский В.А., Щепкин М.С. // Старый Вознесенск. Литературно-краеведческий справочник. Николаев, 1994.

169. Чистов В.П. «Меня ввел в искушение Бобров..». (Пушкин и автор «Тавриды»). // «Славянский сборник». Николаев, 1999, с.36-38.

170. Чистов В.П. Пушкинские маршруты. // Сб. «Этюды о Пушкине». Николаев, 1999, с. 9-10.

171. Чуковская Л. Борис Житков. Изд. 2-е. М., 1957.

172. Шешин А.Б. Друг Пушкина Ф.Ф.Матюшкин – декабрист. // В кн.: Временник Пушкинской комиссии. Сб. научных трудов. Вып. 23-й. Л., 1989.

173. Шнейдерман И. М.Г.Савина. Л.-М., 1956.

174. Штерн Э Новый эпиграфический материал, найденный на юге России. // Записки Одесского общества истории и древностей. Т. XXIII, 1901.

175. Ювачев Ив. Из воспоминаний старого моряка. // «Морской сборник», 1927, № 10.

176. Ювачев И.П. Шлиссельбургская крепость. М., «Посредник», 1907.

177. Южин-Сумбатов А.И. Записки, статьи, письма. М., 1951.

178. Юрковский Ф.Н. Булгаков. Воспоминания, письма. М.-Л., “Akademia”, 1933.

179. Языков Д.Д. Августейший поэт (К.Р.). М., 1903.

180. Языков Д.Д. Обзор жизни и трудов покойных русских писателей. Вып. 2-5. СПб., 1885.

 

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ

НИКОЛАЕВСКОЙ ОБЛАСТИ

1. Ф. Р-2778, оп.1, д.221.

2. Ф. Р-2778, оп.1, д.1021.

3. Ф.14, оп.1, д.51.

4. Ф.27, оп.2, д.104.

5. Ф.168, оп.1, д.242, л.85.

6. Ф.168, оп.1, д.368, л.26/2.

7. Ф.168, оп.1, д.449, л.164.

8. Ф.216, оп.1, д.1951.

9. Ф.216, оп.1, д.1953.

10. Ф.222, оп.1, д.1594.

11. Ф.230, оп.1, д.2458.

12. Ф.230, оп.1, д.3530.

13. Ф.230, оп.1, д.4174.

14. Ф.230, оп.1, д.4423.

15. Ф.230, оп.1, д.5138.

16. Ф230, оп.1, д.7948.

17. Ф.230, оп.1, д.8437.

18. Ф.230, оп.1, д.8553.

19. Ф.230, оп.1, д.9001.

20. Ф.230, оп1, д.9407.

21. Ф.230, оп.1, д.9604.

22. Ф.230, оп.1, д.9901.

23. Ф.230, оп.1, д.10003.

24. Ф.230, оп.1, д.10542.

25. Ф.230, оп.1, д.10742.

26. Ф.230, оп.1, д.10885.

27. Ф.230, оп.1, д.10987.

28. Ф.230, оп.1, д.11344.

29. Ф.230, оп.1, д.11699.

30. Ф.230, оп.1, д.11760.

31. Ф.230, оп.1, д.14327.

32. Ф.230, оп.1, д.14485.

33. Ф.231, оп.1, д.85.

34. Ф.231, оп.1, д.542.

35. Ф.231, оп.1, д.551.

36. Ф.231, оп.1, д.663.

37. Ф.231, оп.1, д.1228.

38. Ф.231, оп.1, д.1476.

39. Ф.231, оп.1, д.1768.

40. Ф.335, оп.1, д.14.

41. Ф.335, оп.1, д.26.

42. Ф.468, оп.1, д.2.

43. Ф.468, оп.1, д.6.

44. Ф.468, оп.1, д.8.

45. Ф.468, оп.1, д.27.

 

 

ПЕРИОДИЧЕСКАЯ ПЕЧАТЬ

ПРОСМОТРЕНЫ ГАЗЕТЫ:

1. Николаевский вестник (1865—18885).

2. Николаевский листок объявлений (1882—1884).

3. Николаевский листок (1884).

4. Южанин (1884).

5. Южная Россия (1904—1905; 1915—1917).

6. Новороссия (1905—1906).

7. Вечерний курьер (1906).

8. Николаевская газета (1906—1917).

9. Утренний курьер (1906—1917).

10. Николаевский курьер (1907—1908).

11. Голос жизни (1908—1910).

12. Трудовая газета (1909—1917).

13. Трудовая копейка (1909—1910).

14. Николаевский голос (1909).

15. Николаевская почта (1909).

16. Николаевская жизнь (1910—1911).

17. Николаевские отголоски (1912).

18. Власть труда (1921—1922).

 

 

 


 

 Именной указатель

Ага Я.А. –

Агафирс –

Агладин –

Адельгейм (братья) –

Айзенштадт М.Г. –

Айзман В.Я. –

Айзман Г.Я. –

Айзман Д.Я. –

Айзман М.Я. –

Акимов В.С. –

Аксаков И.С. –

Аксаков К.С. –

Аксаков С.Т. –

Аксакова О.С. –

Актиний Милетский –

Алданов М.А. –

Александр I –

Александр II –

Александр III –

Александров В.А. –

Александровский В.В. –

Алексеева Александра А. –

Алексеева Анна А. –

Альтшуллер –

Амфитеатров А. –

Анахарсис –

Андреев Л.Н.

Антестерий –

Антонов П.Л. –

Аполлоний –

Аполлонский Р.Б. –

Апостоли А.Р. –

Аракчеев А.А. –

Арап Алексей –

Ардов А. –

Арканов А.З. –

Аркас З.А. –

Аркас Н.А. –

Аркас Н.Н. –

Аркас Н.Н. –

Аркас О.И. –

Арнольд В.С. –

Арнольди И.К. –

Арнольдов И.М. –

Артемида –

Артемьев –

Арцыбашев М.П. –

Афанасьев –

Афанасьев Чужбинский А.С. –

Ахматова А.А. –

Ашенбреннер М.Ю. –

Ашкаренко Г.А. –

Ахилл –

Аяров –

Бабель И.Э. –

Байрон Дж. Г. –

Баласогло А.П. –

Балталон Ц.П. –

Бальмонт К.Д. –

Бантыш Каменский Н.Н. –

Баратов П.Г. –

Барбе И.С. –

Барилотти –

Баркарев В.А. –

Барцев Н.Ф. –

Басаргин Н.В. –

Батюк П.К. –

Батюшков К.Н. –

Баян В. –

Беда Проповедник –

Белинский В.Г. –

Белинг А. –

Белоенко С. –

Белоконский И.П. –

Беляев Е.А. –

Бельская Е.Н. –

Беранже П.Ж. –

Березин А. –

Берс С.А. –

Берх А.М. –

Берх М.Б. –

Бестужев А.А. (Марлинский) –

Бестужев Рюмин М.П. –

Бестужевы (братья) –

Бион Борисфенит –

Благовещенский –

Бланк И. –

Ближний –

Блудов Д.Н. –

Бобров С.С. –

Богданов В.И. –

Богданова Л.А. –

Богданов Бельский Ф.Е. –

Богданович Е.В. –

Богданович И.Ф. –

Боград Плеханова Р.М. –

Борисов И.А. –

Борковский А.И. –

Боярский А.Э. –

Бракко Р. –

Бредихины (семья) –

Бродский А.С. –

Броневский В.Б. –

Бронштейн (Троцкий) Л.Д. –

Брусницкий Т.К. –

Брюллов К. –

Бубнов В.А. –

Булгарин Ф.В. –

Бунин И.А. –

Бунина Юшкова В.А. –

Бурачок –

Бурлюк Д.Д. –

Бурцев Н.Ф. –

Бутаков Г.И. –

Бухеева –

Бухтеев А.Н. –

Бэр Л. –

Бялик Х.Н. –

Вавилов –

Валуев П.А. –

Варламов А.Е. –

Варламов К.А. –

Варшавер Б.Е. –

Василевский Ф.А. –

Василенко А.М. –

Васильев Г.Н. –

Васильев Н.А. –

Васильева М.Г. – см. Горенко

Васильчиков В.И. –

Вегелин А.И. –

Веди Добро – см. Гурович Я.А.

Вейланд –

Вейнберг Павел И. –

Вейнберг Петр И. –

Веневитинов Д.В. –

Веревский Г.И. –

Верин М. см. Чухнин М.М. –

Вернер Н.П. –

Верхарн Э. –

Вигель Ф.Ф. –

Виташевский Н.А. –

Витт И. –

Виттен В. –

Виттен Е. –

Виттенберг С. –

Вишневский А.Л. –

Владинова Д.М. –

Властелица Г.А. –

Вовчок М. –

Вознесенский А.С. –

Войнович М.И. –

Волкенштейн Л.А. –

Волконская М.Н. –

Волконская С.Г. –

Волконские (потомки) –

Волконский Г.С. –

Волконский С.Г. –

Волохова –

Воля И. –

Воронцов М.С. –

Воронцовы (супруги) –

Воскобойникова –

Вульф П.Л. –

Выходцев –

Вяземский П.А. –

Вяземский П.П. –

Гавришев –

Гайдебуров А.О. –

Гайдебуров В.А. –

Гайдебуров П.А. –

Гайдученко С.И. –

Гайченко Г. –

Гайченко С. –

Гамон – см. Ге Г.Н.

Гамсун К. –

Гарнет Н.В. –

Гаршин В.М. –

Гауптман Г –

Гверг А. –

Ге Г.Г. –

Ге Г.Н. –

Ге З.Г. –

Ге И.Н. –

Ге Н.Н. –

Ге Н.О. –

Гейбель Э. –

Гейден Л.Л. –

Гейден Л.П. –

Гейне Г. –

Геллер –

Гелль А. –

Гелль К. Омер –

Гелон –

Гельман Л.Г. (Жданов) –

Геракл –

Герасимов Ф.Д. –

Геродот –

Герцен А.И. –

Гете И.В. –

Глазенап Б.А. –

Гмырев Алексей М. –

Гмырев Афанасий М. –

Гнедич Н.И. –

Гоголь Н.В. –

Голенищев Кутузов П.И. –

Голиков Л. –

Голицын А.М. –

Голицын Викторов В.Н. –

Голицыны (супруги) –

Головатый А.А. –

Головковский А.Я. –

Головнин В.М. –

Голубев –

Голубовский –

Гольдони К. –

Гомер –

Гончаров Е.К. –

Гончаров И.А. –

Горелов И.Н. – см. Давыдов В.Н.

Горенко Андрей Антонович –

Горенко Андрей Яковлевич –

Горенко Анна Андреевна – см. Ахматова

Горенко Анна Антоновна –

Горенко Анна Яковлевна –

Горенко Антон Андреевич 1-й –

Горенко Антон Андреевич 2-й –

Горенко Аспазия Антоновна –

Горенко А.Ц. –

Горенко В.А. –

Горенко Е. –

Горенко И.А. –

Горенко Л.А. –

Горенко Мария А. –

Горенко Михаил А. –

Горенко Надежда А. –

Горенко Николай А. –

Горенко П.А. –

Горенко П.И. –

Горчаков М.Д. –

Горький А.М. –

Граве Х.Б. –

Гранкин А.Л. (Гама) –

Гранкин И.А. –

Грейг А.С. –

Грейг С.К. –

Грейг Ю.М. –

Грибоедов А.С. –

Грицай В.Е. –

Грицаев И. –

Грузинский Д.Я. –

Губарева М. –

Гулак Артемовский П.П. –

Гуревич Я.Г. –

Гурович Я.А. –

Гурьев А.Д. –

Гуцков К. –

Гюго В. –

Дабич –

Давыдов В.Н. –

Давыдов Д.В. –

Дайхес М.И. –

Далматов В.П. –

Даль В.И. –

Даль И.Х. –

Даль К.И. –

Даль П.И. –

Даль Ю.Х. –

Дальский М. –

Данзас К.К. –

Данилов О. –

Даргобужинов –

Даргомыжский А.С. –

Даценко В.А. –

Двинская А.П. –

Дегаев С.Г. –

Державин Г.Р. –

Дезин (фон) –

Дельвиг А.А. –

Демидов А.Д. –

Де Морье –

Демосфен –

Денисова М. –

Деркач Г.И . –

Джером Дж.К. –

Дибич И.И. –

Дидро Д. –

Дион Хрисостом –

Диоген Лаэртский –

Дионисий Ольвийский –

Дмитриев –

Дмитриев К. –

Дмитриев М.М. –

Дніпрова Чайка –

Добровольский Л.Л. –

Долгоруков П.И.

Долинов А.И. –

Домициан –

Достоевский Ф.М. –

Дремлюга –

Дробязгин И. –

Дружинин –

Дубельт Л.В. –

Дымов О (Перельман О.И.) –

Дьякова М. –

Дюрант –

Дюма отец А. –

Дюруа Е.М. –

Евксен –

Евнитенин А. –

Еланский П.П. –

Ермолаев И. –

Ермолова М.Н. –

Ерохин –

Есенин С.А. –

Есипов Н.А. –

Есипова Н.П. –

Есипович А.П. –

Жан Жак –

Жуковский В.А.. –

Житков Б.С. –

Жураховский –

Журавский Д.Д. –

Загорянский Кисель А.П. –

Зайлер Г.К. –

Зайцев А.И. –

Зайцевский Е.П. –

Закревский –

Замятин Е.И. –

Заньковецкая М.К. –

Заповенко М.С. –

Зарницкая Е.Ф. –

Затыркевич Карпинская А.П. –

Захарьин А.П. –

Захарьин М.П. –

Захарьин П.М. –

Захарьина Е.П. –

Звездич А.М. –

Здиховский О.А. –

Зеленский А. –

Зильбертович В.В. –

Зинова С.Г. –

Зленко Г.Д. –

Золотницкий –

Золотов В.А. –

Зонтаг А.П. –

Зонтаг Г. –

Зорин Г.Д. –

Зудерман Г. –

Ибсен Г. –

Иванов А. –

Иванов А.А. –

Иванов Г.В. –

Иванов М. –

Иванов Т.И. –

Иванова Е. –

Иванова О.А. –

Ивановский П.П. –

Ивков –

Игнатьев Н.П. –

Иеросонт –

Иерусалимский А.М. (А.Южанин) –

Илличевский А.Д. –

Иловайский М.П. –

Ильин Е. –

Ильина А.И. –

Ильина Е.И. –

Имшенецкий Е. –

Иогихес С.П. –

Истомин В.И. –

Ифигения –

Каверин Д.А. –

Кадмина Е.П. –

Казаков 2-й –

Казарский А.И. –

Казачинский –

Казнаков Н.И. –

Казначеева В.Д. –

Калинник –

Каллаш М.А. –

Каллистрат –

Каменка Б. –

Каменский В.В. –

 

Камлюхин И. –

Кандыба К.М. –

Кандыба Т.Д. –

Каневский А. –

Каннегисер А.С. –

Каннегисер Л.А. –

Кантакузен И.Р. –

Кантакузен Р.М. –

Капнист А.А. –

Капнист В.В. –

Капнист П.В. –

Капнист Скалон С.В. –

Карабчевский Н.П. –

Карабчевский С.В. –

Каразин В.Н. –

Каразин Ф.В. –

Каракозов Д.В. –

Карамзин Н.М. –

Кари И.И. –

Карпенко Карый И.К. –

Карпов Е.П. –

Карпова –

Карцев М. –

Касимов Г. –

Катков М.Н. –

Кашеваров А.С. –

Кашперовы (семья) –

Кемельмахер А.У. –

Квартирмейстерская М. (Берман) –

Квитка Л.К. –

Квитка Основьяненко Г.Ф. –

 

Квитко П.Д. –

Керенский А.Ф. –

Киреев Н.И. –

Киреевский Н.И. –

Кирка Ф. –

Кирьяков М.М. (сын) –

Кирьяков М.М. (отец) –

Киселев П.Д. –

Кисилевич Б.Н. –

Кисин М.М. –

Кленов В.Д. –

Кнорре К.Х. –

Ковалев –

Ковальский И.М. –

Коган –

Коган Н.Л. –

Козельская М.Я. –

Козельский М. –

Козлова М. –

Козловский Т.Г. –

Колесниченко Т. –

Колышко И. –

Колюпанов Александров –

Комиссаржевская В.Ф. –

Комиссаржевский Ф.П. –

Кон Ф.Я. (Панглос) –

Конисский А.Я. –

Коносевич Л. –

Константинов К.И. –

Коралли Торцов А.М. –

Кордэ В.С. –

Кормич П. –

Корнаковский –

Корнейчукова Е.О. –

Корнейчукова М.В. –

Корниевский Н. –

Корнилов В.А. –

Коровьяков Л.Д. –

Короленко В.Г. –

Корсов Б. –

Корчагина Александровская Е.П. –

Корш Ф.А. –

Костин –

Костин К.К. –

Костомаров М.И. –

Костомаров Н.И. –

Косяков А.И. –

Косяков И.И. –

Котляревский И.П. –

Котовский В.В. –

Коцюбинский М.М. –

Кочубей В.П. –

Крамаренко В.П. –

Крашевский Ю.И. –

Крейн Ф. –

Кремаренко –

Кремнев Н.Г. –

Кремнев Н.Н. –

Кремнева П.И. –

Кремнецкая –

Кропивницкий М.Л. –

Крузенштерн И.Ф. –

Кручинин Н.К. –

Крылов И.А. –

Крылов (Александров) –

К-тов –

Кузмин М.А. –

Кузминский К.С. –

Кузнецов В.Д. –

Кулиш П.А. –

Кумани Н.М. –

Кунельский –

Куприн А.И. –

Куприн И.М. –

Курочкин В.С. –

Кухаренко Я.Г. –

Кучеренко Н.А. –

Кушелев Безбородко А.Г. –

Кюхельбекер В.К. –

Л. –

Лавровский –

Лагерлеф С. –

Лазарев М.П. –

Лазаревы (семья) –

Латышев Л. –

Лебедев Н.Д. –

Лебединцев В.А. –

Левченко И. –

Ленц М. –

Ленский П.Д. –

Леонтовский М.В. –

Леппава Н. –

Лермонтов М.Ю. –

Лернер Н.О. –

Лесков Н.С. –

Ливанов М.С. –

Лидерс А.Н. –

Линдер М. –

Линицкая Л.П. –

Липранди И.П. –

Логовенко И. –

Ломбри –

Лопе де Вега –

Лорер Д.И. –

Лорер Е.Е. (Цицианова) –

Лорер И.И. –

Лорер Надежда И. –

Лорер Николай И. –

Лужский В.В.

Луначарский А.В. –

Луценко –

Луцкий –

Лучич – см. Далматов В.П.

Лысенко А.В. –

Лысенко В.Р. –

Лысенко Н.А. –

Лысенко Н.В. –

Лысенко Ю.А. –

Львов А.М. –

Львов Рогачевский В.Л. –

Любимов М. –

Люмьер Луи –

Люмьер Огюст –

Ляшко Н.Н. (Лященко) –

Мазепа И. –

Майков А.И. –

Маймескулов –

Майхем –

Макаров С.О. –

Максимович С.Н. –

Манганари М.П. –

Мандельштам О.Э. –

Манилов Г.Ф. –

Мараки –

Марджанов К.А. –

Мария Николаевна Вел. кн. –

Мартин –

Мартынов А.Е. –

Мартьяновы –

Марченко А.Я. –

Марьяненко И.А. –

Матвеева Е.П. –

Матюшкин Ф.Ф. –

Маяковский В.В. –

Медведев П.М. –

Медведев (Свирщевский) –

Мей Л.А. –

Мейер Н.В. –

Мейерхольд В.Э. –

Менделеева О.И. –

Меншиков А.Д. –

Мердер К.К. –

Мердер П.К. –

Мериме П. –

Метастазио П. –

Миллер И.В. –

Милославский Н. –

Мирный П. –

Миролюбов – см. Ювачев И.П.

Мирская А.Г. –

Михайлов Н.Н. –

Михайловский Н.К. –

Михайловский Н.Н. –

Мичурина Самойлова В.А. –

Млотковский Л.Ю. –

Мова Д.Н. –

Мозжухин И.И. –

Мойер К. –

Молчанова Е.С. (Волконская) –

Монте К.И. –

Монтескье Ш. Л. –

Монюшко С. –

Мордвинов Н.С. –

Морковы И. и Д. –

Морозов Н.А. –

Морозов П.О. –

Москвин И.М. –

Москвичев Е.В. –

Мунт Е.М. –

Муравьев А.Н. –

Муравьев Н.М. –

Мюссе А. –

Мязговский А.И. –

Мятлев И.П. –

Найда Н.М. (Руденко) –

Найденов С.А. –

Накатов И. –

Нарышкина О. –

Нахимов П.С. –

Неверин –

Неелов –

Нежданов В.Л. –

Незлобин К. –

Некрасов Н.А. –

Немирович Данченко В.И. –

Нестеренко А. –

Нечаев В.В. –

Нечуй Левицкий И.С. –

Никитас А.Н. –

Николай I –

Николай II –

Никольский Н.Н. (Фланер?) –

Никольский П.Я. –

Никулин В.И. –

Нищинский П.И. –

Новиков Н. –

Новиков Н.И. –

Нордау М. –

Норев П.П. –

Нулин А. –

Овденко Е.Ф. –

Одоевский А. –

Одоевский Е.Ф. –

Ожье Э. –

Оленин А.Н. –

Омулевский И.В. –

Орешников П.Л. –

Орлеанский герцог –

Орленев П.Н. –

Орлов А.Ф. –

Орлов Семашко Д.З. –

Орлова В. –

Орлова М.В. –

Остен Сакен Д.Е. –

Остен Сакены (семья) –

Островский А.Н. –

П.Ю. –

Павел Ор. – см. Орешников П.Л.

Павлов П. –

Памферова М.К. –

Панаев И.И. –

Паризо де ла Валетт М.П. –

Паскевич И.Ф. –

Пастернак Б.Л. –

Пате –

Певцов –

Перельцвейг –

Перро Ш. –

Пестель П.И. –

Петипа М.М. –

Петр I –

Петрашевский М.П. –

Петренко В.В. –

Пивоварова А.А. –

Пилар –

Пильский П. –

Писарев Д.И. –

Писарев М.И. –

Писемский А.Ф. –

Планкет Р. –

Платон –

Платон И.С. –

Плетнев Д.М. –

Плеханов Г.В. –

Погодин М.П. –

Погодина П.А. – см. Стрепетова

Поджио А.В. –

Поджио А.О. –

Поджио В.А. –

Поджио Л.А. –

Позен Л.В. –

Полинмясковский В.П. –

Полонский В.П. –

Полонский Г.Я. –

Полонский Я.П. –

Польский Шипило Е.Ф. –

Поляков А. –

Попа А. –

Попандопуло –

Поплавский И.И. –

Посидоний (Посейдоний) Ольвиополит –

Пославский И.И. (А.Инд.) –

Потапенко И.Н. –

Потемкин Г.А. –

Потехин А.А. –

Потоцкие (супруги) –

Правдин И.М. –

Прег М. –

Пушкин А.С. –

Пушкин Л.С. –

Пущин И.И. –

Пшибышевский С. –

Пятницкий К.А. –

Радецкий И.М. –

Радзивиллович И.В. –

Радин Л.П. (Пасынков Я.) –

Раевская М.Н. – см. Волконская

Раевские (семья) –

Раевский Н.Н. (отец) –

Раевский Н.Н. (сын) –

Ралли З. –

Рамазанов Н.А. –

Рамм –

Ратмир – см. Чухнин М.М.

Ратмирова О.П. –

Ребиндеры (семья) –

Реброва Н. –

Ремизов А.М. –

Репин И.Е. –

Репнин Н.Г. –

Ризнич А. –

Римский Корсаков Н.А. –

Ришелье Э.О. –

Рогули (братья) –

Розенфельд Я.Л. (Роланд?) –

Романицкий Б.В. –

Романов А.Н. Вел. кн. –

Романов К.К. Вел. кн. –

Романов К.Н. Вел. кн. –

Романов К.П. Вел. кн. –

Романов М.Н. Вел. кн. –

Романович Т.Ф. –

Романовский М.А. –

Россет А. К.О. –

Россет А.О. –

Россет И.О. –

Россет К.О. –

Россети О.И. –

Ростопчина Е.П. –

Рощин –

Рубан Я. –

Рубинштейн А.Г. –

Рудковский –

Русинов Д.Л. –

Руссо Ж. Ж. –

Рыбаков Н. –

Рылеев К.Ф. –

Рюмин –

Рюмин –

Рюмин М.В. –

Рюмины –

Рябков П. –

С.А. –

С.Н. –

С.О. –

С.П о –

Сабуров С.Ф. –

Савин Н.Н. –

Савина М.Г. –

Савурский Е. –

Сагайдак –

Садовская Е.З. –

Садовская Барилотти М.К. –

Садовский Н.К. –

Садовский Я. –

Саксаганский А.К. (Тобилевич) –

Салтыков Щедрин М.Е. –

Самарин Ю.Ф. –

Самойлов Н.В. –

Самойлова Ю. –

Самойлович Д.С. –

Сафонов –

Сац И.А. –

Светланов А.С. –

Светлов –

Свидерский Н. –

Свободина Л. –

Северянин И. –

Селивановский С.И. –

Селюк –

Сен Симон К.А. –

Серебренников Г. –

Сибирцев –

Сибиряков А.И. –

Сиверс К.Д. –

Сидни Д. –

Сизов П.Т. –

Симонов В.А. –

Синельников Н.Н. –

Скарабели –

Скил –

Скиф –

Скрыпник Н.А. –

Смирнова О.Н. –

Смирнова Россет А.О. –

Смоленский –

Собаньская К. –

Собинов И. –

Собинов Л.В. –

Соковнин –

Соколов А. –

Соколов М.И. –

Соколова Е.Д. –

Соколовская А.Л. –

Соленик К.Т. –

Сологуб Ф.К. –

Соломатин П. –

Сомов –

Сорочан Н. –

Срезневский И.И. –

Станиславский К.С. –

Старицкая Н.З. –

Старицкий М.П. –

Старицкий П.И. –

Стаценко –

Степанов П.П. –

Стеценко –

Стогова И.Э. –

Стоговы –

Стоянов –

Стрепетов А. –

Стрепетова П.А. –

Стрильбицкий М. –

Стурдза А.С. –

Суворин А.С. –

Суворин Н.С. –

Суворов А.В. –

Суворов П.И. –

Судьбин И.И. –

Сумароков П.И. –

Сумбатов – см. Южин А.И.

Суслов А.З. –

Суханов –

Сухово Кобылин А.В. –

Суходольские –

Сфер –

Сюлли Прюдом –

Талейран Ш.М. –

Тан Богораз В.Г. –

Телет –

Теляшева Е.П. –

Тигер Д.И. (Доль) –

Тимашев А.Е. –

Тимошенко Рындин Г. –

Тобилевич К.А. –

Тобилевич С.В. –

Тогобочный И.А. –

Толстая С.А. –

Толстой А.К. –

Толстой Л.Н. –

Толстой Н.Н. –

Тома де Томон –

Томсон Д. –

Третьяков И.Н. –

Трубецкой С.П. –

Туманская С.А. (Милорадович) –

Туманский В.И. –

Тургенев А.И. –

Тургенев И.С. –

Тютчев Н.Н. –

Тютчев Ф.И. –

Украинка Л. –

Урицкий М.С. –

Утесов Л.О. –

Ухтомский –

Фагбер –

Федоров й –

Федоров Ярмак –

Федорович –

Федров А.М. –

Фельдгаузен –

Феона А.Н. –

Фет А.А. –

Фетида –

Фигнер В.Н. –

Филиппов М.А. –

Филиппов М.М. –

Фланер –

Флориан Ж.П. –

Фон Гук Н. –

Франко И.Я. –

Фребель Ф. –

Фруг С.Г. –

Ханжонков А. –

Харламов А.П. –

Хармс Д. –

Хемницер И.И. –

Херасков М.М. –

Хетагуров К.Л. –

Хетагуров Л. –

Хлыстова М.К. – см. Заньковецкая

Хмельницкий Б.М. –

Холодная В.В. –

Холодов Н.Н. –

Ходотов Н.Н. –

Хомяков А.С. –

Хорошев Д. –

Христнерсон Г. –

Хрущова –

Цветаева М.И. –

Целлер К. –

Циолковский К.Э. –

Цулукидзе –

Чавка –

Чайковский М.И. –

Чайковский П.И. –

Чарова А.С. –

Чепега З.А. –

Черкасенко С.Ф. –

Чернов М.И. –

Черновская З.И. –

Чернышев М. –

Чернышевский Н.Г. –

Честноков М.Н. –

Чехов А.П. –

Чижов Н.А. –

Чириков Е.Н. –

Чуковский К.И. –

Чухнин М.М. (М.Верин Ратмир) –

Шаликов П.И. –

Шаляпин Ф.И. –

Шаховская Е.М. –

Шаховская К.М. –

Шварц Н.Е. –

Швиговский В.Ф. –

Швиговский Ф.Ф. –

Шевченко Т.Г. –

Шейн А.Г. –

Шекспир В. –

Шенрок В.И. –

Шестаков А.И. –

Шестаков И.

Шеффер Я.Я. –

Шехавцов В.Д. –

Шиллер Ф. –

Шипицын П.Д. –

Шипулинский Ф.П. (С.Нагаль) –

Шифрин А.Б. –

Шишков А.С. –

Шницлер А. –

Шостакович Д.Д. –

Шоу Дж.Б. –

Шпажинский И.В. –

Штаньковский –

Штейн И.Ф. –

Шувалов П.А. –

Шухмин Н.А. –

Щепкин М.С. –

Щепкин Н.М. –

Щёголев П.Г. –

Щукин –

Эльмин А.Э. –

Эфрос Н.Е. –

Ювачев И.П. (Миролюбов) –

Южаков С.Н. –

Южаковы (семья) –

Южин А.И. –

Южин Д.Х. –

Юренева В.Л. –

Юрицын С.П. –

Юрковский А.Н. –

Юрковский Ф.Н. –

Юрьева В.Л. –

Юферов –

Юшкевич С.С. –

Я.К-н –

Яблочкина А.А. –

Языков Н.М. –

Яковлев –

Яковлев Е.А. –

Яковлев К.Н. –

Яковлев С.И. –

Яковлев Востоков Г.А. –

Якушкин И.Д. –

Янов В.М. –

Яценко –

 

 

Очерки истории культуры Южного Прибужья (от истоков до начала ХХ века). Книга вторая «Литература и театр». Раздел 2.

Рейтинг користувача:  / 1

 

Раздел ІІ

ТЕАТР И

ДРАМАТУРГИЯ.

КИНЕМАТОГРАФ

 

 


 


 

 

 

Введение

 

Театральная жизнь на Николаевщине и в первую очередь самого Николаева – важнейшая составная часть истории культуры Северного Причерноморья. Несмотря на определенные трудности: скудость думских средств, отпускаемых на культуру, отсутствие ярко выраженного меценатства и, как следствие, наличие здесь не вполне оборудованных, преимущественно частных театральных зданий, - театральные труппы, в том числе и выдающиеся, не обходили город своим вниманием. Определенная часть из них имела успех, делались сборы, к общему удовольствию – и публики и самих гастролеров.

 Город имел своих театралов, своих театральных рецензентов. Последние регулярно печатали на страницах местных газет главным образом объективные, часто нелицеприятные отзывы на выступления. К сожалению, рецензии в основном печатались под псевдонимами, большая часть которых пока не раскрыта.

В городе существовал свой артистический кружок и различного рода самодеятельные драматические труппы. Но насколько высок был их уровень, выходили ли они, пусть не все – отдельные, за пределы любительских, - говорить об этом сейчас трудно из-за  недостатка необходимых свидетельств и материалов.

Куда больше известно о выдающихся актерах, посещавших Николаев, но только в плане общей характеристики. Сложнее – с самой историей их пребывания в городе. Здесь приходится собирать материал буквально “по крупинкам”.

История же появления театра на Николаевщине восходит еще ко временам античности.

 


 

 

Глава первая

Среди проблем, которые продолжают оставаться открытыми, одна из существенных –

 

КАКИМ БЫЛ ТЕАТР В ОЛЬВИИ

ревние греки, выходцы из малоазиатского города Милета, поселившиеся на правом берегу Бугского лимана в VI веке до нашей эры, привезли сюда с собой свою культуру, обычаи и традиции. Автор «Истории» Геродот (480-425 гг. до н.э.), повествуя о своем посещении Ольвии в записанной им новелле о Скиле, сообщает, что здесь устраивались вакхические празднества в честь бога Диониса, культ которого, как известно, тесно связан со становлением театрализованных действ.

Геродот посетил Ольвию не позднее 455 года до нашей эры. Новеллу писал по горячим следам, застав ольвиополитов, помнивших о самом Скиле.

Мало того, сохранились письменные свидетельства в виде мраморной плиты с постамента статуи в честь Зевса-спасителя, а также двух мраморных, украшенных рельефами стел, посвященных видным политическим деятелям Ольвии, на которых отмечается, что об их заслугах и наградах было объявлено на празднике Дионисий в местном театре.

Первое из этих сооружений посвящено Каллинику, сыну Евксена, и датируется IV веком до нашей эры; второе – содержит декрет, прославляющий Антестерия, и относится к III четверти III века до нашей эры; третье – воздвигнуто в честь сыновей Аполлония (имена самих сыновей в тексте отсутствуют).

Так что театр в Ольвии, несомненно, существовал приблизительно в течение V-III веков до нашей эры.

О большом интересе ольвиополитов к театру, его сюжетам, персонажам свидетельствуют обнаруженные росписи на предметах материальной культуры, в первую очередь – на керамике. Найдены также театральные маски, в которых выступали актеры ольвийского театра, терракотовые статуэтки из обожженной глины с изображением актеров, статуя I-й половины IV века до нашей эры Актера-Силена с Дионисом-младенцем. Неразгаданной загадкой остается изображение театральных масок на античной черепице.

Что же касается местоположения театра в Ольвии, то пока все предположения на этот счет, в том числе и о том, что он мог быть к востоку от Агоры – главной площади города, где сама местность и впрямь напоминает амфитеатр, пока остаются только гипотезами, ибо реальных материальных доказательств пока не обнаружено.

Усиливающийся во II веке до нашей эры кризис государства Ольвии не мог не сказаться и на его культуре. Последняя  со временем начинает приобретать архаический характер. Дион Хрисостом, побывавший в Ольвии в I веке нашей эры, рассказывает, что когда он стал излагать ее жителям мысли Платона об идеальном государстве, слушатели прервали его и попросили: почитай лучше Гомера!

 

 


 

Глава вторая

НОВОЕ  ВРЕМЯ. ИСТОРИЯ НИКОЛАЕВСКИХ ТЕАТРОВ. ТЕАТРЫ В ВОЗНЕСЕНСКЕ, НОВОМ БУГЕ.

 

о второй раз дошедшие до нас сведения о театре в Южном Прибужье относятся уже к новому времени, после отвоевания этих  земель у Османской империи. Это был уже другой театр, иных художественных форм и содержания, сохранивший свои основные черты вплоть до настоящего времени.

Первый такой театр на Николаевщине был создан при Черноморском штурманском училище усилиями преподавателя математики майора Ивана Андреевича Борисова.

Спектакли ставились, по всей видимости, в здании самого училища (Адмиральская улица, на месте нынешней гостиницы «Ингул»). В качестве актеров выступали воспитанники училища: гардемарины, кадеты, штурманские ученики. Ревностным поборником театра  был директор училища адмирал граф Марк Иванович Войнович. Сохранился его приказ по училищу, датируемый июнем 1802 года, по случаю прекращения спектаклей в связи с началом морской практики – подлинный гимн сценическому искусству.

«Театральные зрелища, - говорится в приказе, - приемлются всеми просвещенными народами к умягчению сердец человеческих и на исправление и назидание нравов и обычаев», выявляют «сокровенные способности разума и силы». Объявлялись «одобрение и похвала» тем, кто принимал участие в «действовании на театре», чьи представления, по словам адмирала, «возымели толь счастливый успех, что заслужили всеобщее уважение и благодарность почтенной сего города публики».

В приказе отмечаются «ревностные и благоуспешные в сем деле попечения г. майора Борисова, как о содержании театра в порядке, так и о наставлении и приуготовлении действующих.… Сие превосходное и полезное  управление я, с моей стороны, - заключает адмирал, - всемерно одобряю, и на предбудущие времена всячески рекомендую».

Но столь решительные и категоричные выводы адмирала Войновича, по-видимому, разделялись далеко не всеми. В 1804 году майор Борисов оставляет училище. В следующем 1805 году, 29 июля, увольняется от службы и сам Марк Иванович Войнович. Примерно в это же время театр при штурманском училище, скорее всего, перестает существовать.

Дальнейшее течение театральной жизни в Николаеве во многом зависело от той общей культурной атмосферы, которая в первую очередь определялась главными лицами в губернаторстве, а также от наличия удобных театральных зданий.

В силу субъективных и объективных причин тогдашние главные командиры Черноморского флота и портов Н.М.Языков  (1809-1816), А.С.Грейг (1816-1830), М.П.Лазарев (1832-1851)  непосредственно этой стороне жизни Николаева уделяли сравнительно мало внимания. Скажем, в Одессе первый городской театр был построен в 1804-1809 годах по проекту выдающегося архитектора Тома де Томона. В Херсоне под городской театр в 1828 году было приспособлено бывшее здание генерала Ломбри, а в 1889 году открыт новый, построенный на городские средства театр.

В Николаеве же вместо специально оборудованных театров служили так называемые залы, в том числе специального назначения, сдаваемые в аренду.

Первым же по времени театральным зданием в Николаеве был

 

 


 

ТЕАТР ИВАНА МИЛЛЕРА

История этого частного театра сама по себе настолько примечательна, что вполне заслуживает обстоятельного освещения.

Иван Васильевич Миллер (Маллер) (1794 – после 1870 года), прусский подданный, имея собственную столярную мастерскую, в 1840 году приступает к строительству большого дома на углу Московской и Никольской улиц. Но по совету «содержателя труппы русских актеров» Д.Л.Русинова приспособил данную постройку под театр.

При этом большая часть театра, открытого в том же 1840 году, размещалась под землей. Кресла партера и ложи бенуара находились на глубине двух саженей (то есть более 4-х метров). Коридоры лож бенуара и бельэтажа были узкими, их ширина равнялась 1,25 саженей, так что, когда открывались двери лож, по коридору трудно было пройти.

Теснота была и в партере, причем проходы здесь еще более стеснялись приставными креслами.

Деревянные лестницы, ведущие в партер и бельэтаж, были весьма крутыми. Заставляли желать лучшего и размеры сцены, помещения для актеров.

Удобств в театре никаких не было, не было и вентиляции, за исключением отверстия в потолке зрительного зала.

Отапливалось помещение театра железными печами, установленными в коридоре бенуара. Трубы от печей были выведены далее в бельэтаж и изолированы кусками листового железа.

Всего театр Миллера имел 700 мест, в том числе зрительный зал вмещал 168 человек, бенуар – 96, бельэтаж – 104, галерея – 206 человек.

При театре был оркестр в 10-12 человек, которым руководил сам владелец театра. Одно время Миллер имел  собственную труппу, в которой участвовал и Русинов.

Во время Крымской войны театр не закрывался – обслуживал находившиеся в Николаеве многочисленные войска. В 1855 году театр посетил Николай I.

В 1856 году, после выводов специальной комиссии, о том, что «здание театра не соответствует техническим условиям и при случае пожара подвергает зрителей опасности», - театр был закрыт.

Многочисленные обращения Миллера к властям с просьбой разрешить постановки успеха не имели. Только в апреле 1864 года, после дополнительных перестроек (сделаны дополнительные выходы из партера и лож бенуара и из галерки, деревянные ступени заменены каменными, укреплены поручни и перила), театр, наконец, возобновил свою работу.

Цены местам в это время были установлены от двух рублей до одного. Кроме того, продавались входные билеты в партер – всего 60 билетов по 50 копеек. 120 билетов на галерку продавались по 30 копеек. Всего же при полном аншлаге выручка от одного спектакля составляла 369 рублей 50 копеек.

Городской годовой налог, выплачиваемый театром, составлял 178 рублей 74 копейки. Страховой сбор – 155 рублей.

В 1876 году театр Миллера переходит в руки купца Наума Сорочана, затем – купца Арона Каневского. Последний в 1881 году продает театр Минди Квартирмейстерской (она же Берман). При двух последних владельцах театр неоднократно закрывали как «неудовлетворяющий… никакими условиями в отношении безопасности публики».

Мадам Минди Квартирмейстерская, пытаясь спасти театр, подает городским властям прошение за прошением. В одном из них она пишет: «Мой театр обидно называют погребом, тогда как со дня существования он всегда пользовался особым преимуществом и многократно был посещаем Высочайшими особами и другими высокопоставленными лицами, которые никогда не сделали никакого замечания относительно устройства театра, а напротив, оставались довольными. Это факт, о котором целому городу известно».

Прошения не оставались без внимания – театр временно возобновлял свою работу. Окончательно театр был закрыт в 1885 году.

Практически та же история, что и с театром Миллера (строился быстро, зато потом пришлось долго и много переделывать и доделывать), произошла с другим, вторым по счету николаевским театром.  Это был

 


 

 

ТЕАТР ДМИТРИЯ РУСИНОВА

Началось с того, что в середине 50-х годов остро встал вопрос об открытии в Николаеве нового театра, взамен прикрытого миллеровского. Театральный антрепренер Дмитрий Лукич Русинов, в свое время арендовавший у Миллера его театр, выхлопотал у городских властей бесплатное место под здание театра и получил кредит на его строительство в сумме 3600 рублей серебром. Позднее он утверждал, что построить театр ему предложил сам Александр II.

В 1856 году на углу улиц Никольской и Рождественской, 4 Русинов возводит временное, как он тогда утверждал, здание театра. Одновременно был составлен проект другого, постоянного театра. Но впоследствии Русинов добивается освобождения от обязательств построить еще один театр и возведенное им временное здание было обращено в постоянное.

Однако этот новый, бывший временный театр оказался ничуть не лучше старого. Имея 165 кресел, 41 ложу, галерку на 250 мест, он вмещал до тысячи человек. Но те же деревянные выходные лестницы, причем, из галерки был всего один выход – по узкой извилистой лестнице шириной в 1,25 аршина, те же узкие коридоры, то же отопление железными печами. Власти были вынуждены направлять на время   представлений к театрам бочки с водой и по одному бранспойту – пожарному насосу.

Ко всему этому следует добавить, что театр Русинова имел небольшую сцену и слабую акустику. У николаевцев он сразу же получил название «театра-сарая».

Чтобы как-то выправить положение, очередной антрепренер содержатель театра Русинова Иван Соболев в ноябре 1860 года обратился к военному губернатору Николаева контр-адмиралу Б.А.Глазенапу с предложением учредить Дирекцию театра – «по примеру города Кишинева, которая озаботилась бы к изысканию средств для увеличения театральных сборов».

Дирекция, созданная в составе инженер-капитана Казакова 2-го, коллежского ассесора Благовещенского, подполковника Ивкова и камер-юнкера Даргобужинова, развернула бурную, главным образом бумажную деятельность. Было отпечатано в типографии обширное «Объявление», в котором сообщалось о намерении Дирекции создать при театре постоянную русскую труппу, о новых ценах на билеты, о распространении абонементов – с целью ликвидации долгов, образовавшихся в результате постройки театра, и получения средств, необходимых для приведения его в порядок.

Но то, что было полезно для Кишинева, не сгодилось для Николаева – оказалось невыполнимым. Русинов так и не смог возвратить городской казне взятые им в долг деньги, как, впрочем, и вернуть свой личный затраченный на строительство капитал.

Власти пробуют получить свои деньги путем чуть ли не насильственного направления приезжих актерских трупп в театр Русинова, где, кроме арендной платы за помещение, гастролеры должны были платить 10% от выручки в счет русиновского долга – «на покрытие взыскания». Антрепренеры, естественно, стали предпочитать театру Русинова конкурирующий с ним театр Миллера. Кончилось это тем, что власти стали облагать 10%-м сбором артистов, выступающих в том и другом театрах.

Но полностью рассчитаться с долгами Русинову так и не удалось, и в дальнейшем (после 1886 года) театр переходит в руки Ковалева.

Но и в «Русском театре», как он стал называться при новом владельце, дела пошли не лучшим образом.

В начале 1890-х годов бывший театр Русинова был приобретен К.И.Монте.  Но монополия на управление сразу двумя театрами: новым – на углу Адмиральской и Рождественской, и старым, - русиновским,  - на углу Никольской и тоже Рождественской – коммерческие дела самого Монте не поправила. В апреле 1893 года было объявлено о продаже русиновского театра «со всеми постройками… недорого», а к концу следующего года николаевский кружок велосипедистов оборудовал в этом помещении зимний манеж. Пол был утрамбован землей, устроены виражи. На показательные выступления и соревнования стали пускать  публику по билетам. Это, может быть, и радовало любителей велосипедного спорта, но не театралов.

 

 

Николаеву нужен был новый театр, и им стал

 


 

ТЕАТР КАРЛА МОНТЕ

А история этого театра такова. Понимая, что ни театр Миллера, ни театр Русинова не отвечают культурным запросам публики, военный губернатор Николаева Главный командир Черноморского флота и портов Н.А.Аркас еще в 1875 году направляет городскому голове А.Н.Бухтееву предписание о необходимости постройки в Николаеве нового здания театра. Предполагалось создать для этого комиссию, куда должны войти городской архитектор и член городской управы. За образец был предложен театр, находящийся в Кронштадте. Комиссия должна была обсудить вопрос о целесообразности постройки такового в Николаеве. Завязались переговоры, переписка, запросы… А главное – у города не было денег на строительство.

Положение спас Карл Монте (Монти), подавший в конце 1880 года прошение, содержавшее просьбу о строительстве в городе частного театра. Прошение последовало незамедлительно.

Мещанин, владелец построенной еще в середине XIX века его отцом по улице Адмиральской, угол Рождественской гостиницы с рестораном «Золотой Якорь», Монте в 1881 году рядом с последней фасадом на улицу Рождественскую возводит театр.

По своему виду и устройству он является повторением театра города Рыбинска, план которого получил в свое время на конкурсе первую премию. Театр имел 350 кресел партера и амфитеатра, 36 лож бенуара и бельэтажа и галерею. Протяженность партера составляла 20 аршин, ширина - 14. Ложи имели длину 2,5 аршина, ширину – 2 аршина. Ширина  коридоров бенуара и бельэтажа составляла от 2,5 аршин до 3-х аршин. Кроме обширного вестибюля, театр имел фойе, дамскую уборную, ватерклозеты. Всего насчитывалось 12 выходов: 7 на улицу и 5 во двор. Руководил постройкой автор проекта инженер Теофил Касторович Брусницкий. Мебель для театра была выписана из Вены.

Карл Монте управлял театром 13 лет. В 1894 году театр переходит к новому владельцу.

 


 

 

ТЕАТР ЯКОВА ШЕФФЕРА

Из всех николаевских театров у этого, можно сказать, самая счастливая судьба. При всех минусах, относящихся прежде всего к самому устройству, оборудованию театра, последний внес заметный вклад в развитие культуры в городе.

Став владельцем нового театра, купец Яков Яковлевич Шеффер через некоторое время – в 1898 году – перестраивает его, затратив на это 150 тысяч рублей. Был увеличен зрительный зал, приделана новая сцена и пристроено новое фойе. Вместо галереи, появилась галерка. Однако это отнюдь не значило, что все здесь было устроено самым лучшим образом. Этот единственный к тому времени в городе театр и в дальнейшем приходилось неоднократно переделывать, капитально ремонтировать.

В 1902 году в театре было установлено электрическое освещение – от  городской центральной станции.

Высокая арендная плата, взимаемая Шеффером за пользование театром (в среднем – 18 тысяч в год), заставляла антрепренеров и директоров трупп множить число постановок, не забывая, правда, при этом и о классическом репертуаре. Столичные гастролеры не обходили Николаев, и местные театралы были неплохо знакомы с выдающимися актерами и певцами, которые предпочитали выступать в лучших своих ролях, а певцы и музыканты – с лучшими своими сольными произведениями.

Театр Шеффера видел на своих подмостках М.К.Заньковецкую, А.К.Саксаганского, Н.К.Садовского, братьев Роберта и Рафаила Адельгеймов, К.А.Варламова, В.Н.Давыдова, В.П.Далматова, Мамонта Дальского, В.Ф.Комиссаржевскую,К.А.Марджанова, А.Е.Мартынова, В.Э.Мейерхольда, П.Н.Орленева, М.Г.Савину, П.А.Стрепетову, Л.В.Собинова, Ф.И.Шаляпина, А.П.Харламова, А.И.Южина, Д.Х.Южина, А.А.Яблочкину и других талантливейших актеров, певцов и музыкантов.

Билеты на спектакли в ложи и партер стоили от рубля и дороже, на галерку – 50 копеек.

Пробовал, однако неудачно, сформировать собственную труппу и сам Шеффер.

Помимо театра на углу Адмиральской и Рождественской, 9 сентября 1895 года Шеффер открывает так называемый Общедоступный цирк-театр, в котором стали выступать и театральные труппы. В 1898 году цирк-театр был перестроен, увеличен и стал вмещать 1035 человек. Полный сбор по обыкновенным ценам составлял 600 рублей, повышенным – 750, то есть средняя цена билета составляла 60-70 копеек.

Но одним зданием цирка-театра Шеффер не ограничился. В 1906 году на углу Малой Морской и Таврической он устраивает, как его стали называть, Новый цирк.

В мае 1920 года в Николаеве побывал нарком просвещения А.В.Луначарский – представитель политуправления Ревсовета республики. Нарком выступил на митинге перед рабочими (в здании цирка). Вероятно, именно тогда или немного позднее и возникла идея назвать национализированный театр именем Луначарского.

Сам театр и созданная при нем из безработных актеров труппа просуществовали недолго. Времена настали суровые: разруха, голод, холод, безработица.  В зиму 1921-1922 годов от театра осталась только коробка: разрушена сцена, вынесена вся мебель и не только она.

Но уже в 1923 году в местной прессе появились статьи о необходимости восстановить театр. В ноябре 1923 года специальная группа при Бюджетной комиссии Окрисполкома  установила, что на введение в строй театра потребуется около 60 тысяч рублей (или 474 млн. в советских дензнаках). Решено было отложить ремонт.

Позднее деньги все-таки нашлись. Городской театр (бывший Шеффера) был восстановлен. Открытие театра, получившего тогда имя украинского наркома просвещения Н.А.Скрыпника, состоялось 7 ноября 1926 года.

 


 

 

ЛЕТНИЙ ТЕАТР МОРСКОГО ВЕДОМСТВА

Тех денег, которые правительство отпускало  Морскому ведомству, едва хватало на строительство кораблей, их оборудование, содержание морских чинов. Тем не менее свой театр в Николаеве это ведомство имело. Деревянный, летний, расположенный на бульваре.

Зрительный зал театра был небольшим и состоял из кресел, двух лож и галереи. Места в нем были расположены удобно для зрителей, и он охотно посещался.

Но в техническом отношении здание было построено неудачно. Стараниями адмирала Н.А.Аркаса театр был открыт в 1879 году. Но уже в 1881 году здание дало значительный уклон в сторону. К тому же фундамент под сценой размывался водой и тоже грозил разрушением. Все это значительно осложнило дальнейшее функционирование театра. Приходилось его постоянно ремонтировать, поддерживать в приличном виде.

 


 

 

ТЕАТР НИКОЛАЯ ЛЕБЕДЕВА

Собственно, сам театр так и не был построен. Это история его строительства, не доведенного до конца. История довольно интересная.

В начале XX столетия театр Шеффера, единственный в городе, несмотря на неоднократные переделки, капитальные ремонты, выглядел далеко не лучшим образом. Особенно донимали сквозняки, помноженные на постоянное зловоние. Актеры заболевали после 2-х – 3-х спектаклей, не говоря уже о зиме, когда в театре было откровенно холодно.

Было ясно, что Николаеву нужен новый оборудованный, современный театр. Однако смельчаков, которые взялись бы за постройку такового, долгое время не находилось. И вот, наконец, нашелся. Это был Н.Д.Лебедев. Его первое обстоятельное знакомство с Николаевом относится к осени 1906 года, когда он выступал здесь в составе «Нового театрального товарищества» и как актер, и как режиссер, постановщик «Грозы» А.Н.Островского, «На дне» М.Горького и других пьес. Позднее Лебедев посещает Николаев уже как антрепренер. «Русская опера Н.Д.Лебедева», гастролировавшая в Николаеве в первой половине мая 1910 года, запомнилась слушателям и по классическому репертуару и по выдающемуся составу солистов.

Именно в это время Лебедев, до этого продолжительное время арендовавший Городской театр в Херсоне, принимает предложение николаевских меценатов Г.А.Властелицы и Б.Е.Варшавера построить в Николаеве новый театр.

Незадолго до гастролей, в марте 1910 года, он на торгах Городского кредитного общества приобретает за 37 тысяч рублей  земельный участок, выходящий на Московскую улицу (тогда Московская, 9-11). Когда-то эта земля на правах наследства принадлежала купцу Николаю Леппаве, но последний еще в октябре 1908 года заложил ее в Кредитном обществе вместе с выходящим на Соборную улицу принадлежащим ему домом (тогда Соборная, 6/2). В момент совершения сделки самого Леппавы уже не было в живых. Промотав полученные в залог деньги, он спился и умер в крайней бедности.

Став владельцем земельного участка в центре города, Лебедев представляет в городскую управу план намеченного к строительству театра и получает на то разрешение. По этому плану, кроме большого зрительного зала, предполагалось сооружение также и особого концертного помещения. Расположенный на Московской улице, театр должен был иметь выход на Соборную, со стороны которой намечалось построить трехэтажный пассаж и сделать здесь главный вход – в партер и ложи.

Строительство театра под наблюдением инженера-подрядчика Я.А.Полякова было начато весной 1911 года, а к театральному сезону 1912-1913 годов, по словам самого Лебедева, театр должен был уже вступить в строй. Однако первоначальных денежных взносов хватило только на возведение стен здания. Тогда Лебедев, уже под залог начатого строительства, испрашивает необходимые средства у Кредитного банка. Как утверждала позднее «Николаевская газета»  (в номере от 17 мая 1912 года), «за четыре стены лебедевского театра было выдано 1700000 рублей».

До завершения строительства оставалось менее полугода. Начали прибывать отделочные материалы, заранее заказанная мебель. Но именно в это время, в начале апреля 1912 года, в Николаев прибывает А.Я.Головковский – судебный следователь по особо важным делам…

Председатель городского Кредитного общества, составитель устава «Николаевской биржевой артели», капиталист-заводчик, гласный городской думы, успевший даже одно время издавать  газету «Новороссия», коммерции советник Г.А.Властелица 6 апреля 1912 года был взят под стражу.

Был арестован и целый ряд сотрудников банка, члены правления. Шумный процесс по делу о злоупотреблениях в Кредитном обществе проходил в Одессе с 3 февраля по 13 апреля 1915 года. Проведено было 40 открытых судебных заседаний. Лебедев по делу не привлекался, но были зачитаны его свидетельские показания. Властелица, главное обвиняемое лицо, решением судебной палаты был приговорен к отдаче в арестантское исправительное отделение сроком на 4 года. Однако затем, теперь уже отдельно, дело «о введении в заблуждение купца Николая Леппавы» слушалось в сентябре 1916 года в Херсонском окружном суде. На этот раз оно окончилось оправдательным приговором. Обвинение оказалось настолько слабо обоснованным, что прокурор отказался от обвинения.

Сами мы вовсе не собираемся утверждать, что Властелица и те, которые были привлечены вместе с ним, абсолютно безгрешны, но, как говорится, все познается в сравнении.

После отказа Лебедева выплачивать заемную сумму право на незаконченное строительство переходит к «Кредитке», как с некоторых пор стала именовать местный Кредитный банк николаевская пресса.

Пожелав избавиться от доставшейся ему недвижимости, банк с его новым председателем запросил за оба здания (за недостроенный театр и бывший дом Леппавы) 350 тысяч рублей. В местных кругах возникает идея  завершить начатое Лебедевым. Как утверждала пресса, достройка театра обошлась бы в 100 тысяч рублей. Но необходимой суммы, всего около полмиллиона рублей, так и не нашли.

Позднее, уже в феврале 1917 года, Кредитное общество объявило так называемые вольные торги по продаже бывшего имущества Лебедева. Торг «за оба имущества» начинался с суммы 255 тысяч рублей. Властелица к этому времени был на свободе, но ничего не решал, его донимали кредиторы. По непроверенным сведениям, дом и начатое строительство было приобретено «каким-то помещиком».

И долго еще стояли эти так и не ставшие блистательным театром развалины, пугая прохожих по причине собиравшихся здесь различных подозрительных элементов. В конце концов здание достроили и в нем обосновался самый большой в городе кинотеатр, названный «Родиной», и областная библиотека.

Дома, как и люди, имеют свою биографию, свою историю.

 


 

 

ТЕАТР В ВОЗНЕСЕНСКЕ

Это, пожалуй, одно из первых, если не первое театральное здание на Николаевщине. Его история восходит к 1837 году, времени, когда в июне – октябре в Вознесенске проходили Всероссийские войсковые маневры. Именно к этому событию в городе на базарной площади был построен городской театр.

Специально для выступлений в период маневров в Вознесенск тогда прибыли французская опера и драматическая труппа Ерохина, в которую входили такие выдающиеся актеры, как М.С.Щепкин и К.Т.Соленик.

В октябре 1902 года здесь давал свои спектакли украинский театр под управлением В.В.Петренко. Его сменила труппа М.Л.Кропивницкого, которая выступала в конце того же месяца 1902 года. В составе труппы находилась М.К.Заньковецкая. В декабре 1903 года городской театр был снят труппой Рощина, а в мае 1904 года здесь играл Мамонт Дальский. В 1906 году в этом театре выступала труппа А.К.Саксаганского.

В 1907 году здание театра берет в аренду гласный местной думы Рюмин за 1200 рублей в год. Последний отремонтировал здание и устроил в нем иллюзион. Он в свою очередь сдает театральное здание тоже в аренду приезжим труппам. Так, в мае 1908 года в нем ставили свои спектакли украинская труппа Колесниченко, в марте 1914 года – труппа Светлова, в состав которой входил А.К.Саксаганский. Выступали здесь и другие труппы.

В первые годы после революции обстановка была тяжелая. В 1924 году РКИ сдает здание театра в аренду Хлебопродукту в качестве амбара для зерна. Но здание сохранилось. В 1936 году в нем расположился Государственный драматический театр. После Великой Отечественной  войны – Дом культуры.

ЛЕТНИЙ ТЕАТР В НОВОМ БУГЕ

На Николаевщине до революции существовал и другой провинциальный театр – в Новом Буге.

Построенный в середине 1900-х годов в районе нынешнего сквера «Юность», театр был деревянным, летним и насчитывал свыше 500 мест. Выступали на его сцене прежде всего артисты самодеятельного театра, созданного при местной учительской семинарии.

 


 

Глава третья

ВЫДАЮЩИЕСЯ АКТЕРЫ НА ПОДМОСТКАХ НИКОЛАЕВСКИХ ТЕАТРОВ

 

еатр  обретает свое назначение все-таки после того, когда на его сцену выйдут актеры и разыграют действо, способное взволновать, увлечь зрителей, заставить их почувствовать себя участниками событий, представленных на театральных подмостках. Поэтому будет логично после экскурса в историю театров на Николаевщине (разумеется, не всех, но наиболее примечательных) перейти к рассказу о тех выдающихся актерах, которые выступали на сценах этих театров и тем самым формировали эстетические принципы и художественные вкусы своих зрителей.

Открывает эту серию очерков

 

 


 

ЩЕПКИН МИХАИЛ СЕМЕНОВИЧ

(1783-1863)

Актер, выдающийся мастер сцены, творчество которого составило эпоху в истории отечественного театра.

Родился в семье крепостного Белгородской губернии. Сценическую карьеру начал в 1805 году. В ноябре 1821 года полтавский генерал-губернатор, меценат, князь Н.Г.Репнин добился выкупа Щепкина у его хозяев на деньги, собранные по подписке.

Некоторое время спустя Щепкин создает свой театр и около года выступает в Киеве. В 1823 году принимает предложение поступить в труппу Московского театра (с 1824 года – Малый театр), актером которого состоял в течение 32-х лет.

Обосновавшись в Москве, Щепкин много разъезжает по России. Не только материальные соображения заставляли его это делать, но и поиски новых впечатлений, стремление утвердить то, что в дальнейшем стало называться школой Щепкина.

Громкий, хорошо интонированный, всегда согласный со значением  слов голос актера, его игра, полная огня и смысла, привлекали симпатии зрителей. Его обширный репертуар включал выдающиеся творения как мировой, так и отечественной драматургии. Щепкин переиграл множество ролей и в комедиях, водевилях малоизвестных авторов. Он был превосходен в плохих комических ролях, умел, по словам Белинского, творить «от себя, независимо от автора». Щепкин был неподражаем в украинском репертуаре, в частности, в «Москале-чаривнике» и «Наталке Полтавке» И.П.Котляревского.

Он очень любил и был сердечно привязан к Т.Г.Шевченко, «Кобзарь» которого знал наизусть. В 1857 году актер специально едет в Нижний-Новгород, чтобы по возможности облегчить участь своего друга. В свою очередь Шевченко является автором посвященного Щепкину стихотворения «Зачаруй меня, волшебник» (1844) и одного из самых удачных портретов Щепкина.

Перед зрителями Побужья Щепкин выступал дважды. Первый раз в 1837 году в Вознесенске с одесской труппой драматических актеров Ерохина. В это время здесь проходили военные маневры, на которых присутствовали Николай I и целый ряд высокопоставленных лиц. Играли «Ревизора». Это была одна из первых постановок гоголевской комедии в провинции. Роль Городничего исполнял Щепкин. Ему, знавшему русскую жизнь от лакейской и до дворца, игру которого высоко ценил сам Гоголь, эта роль удавалась как нельзя лучше. Городничий Щепкина – это сочетание трусости и наглости, высокомерия и жестокости.

Роль Хлестакова в пьесе исполнял один из талантливейших украинских актеров К.Т.Соленик. Щепкин был знаком с ним еще со времени своих выступлений в Харькове.

Во второй раз Щепкин побывал в Херсонской губернии во время гастрольной поездки по югу России в мае-октябре 1846 года вместе со своим другом В.Г.Белинским. Актер подписал контракт на выступления совместно с труппой Д.Д.Журавского в пяти городах: Одессе, Николаеве, Херсоне, Симферополе и Севастополе. Скоро выяснилось, что труппа была составлена неудачно, но связанный договором на участие в 41 спектакле, Щепкин уже не мог ничего изменить.

В Николаеве он играл с середины июля до конца месяца. Спектакли шли в театре Миллера. В репертуаре труппы были «Ревизор» Н.В.Гоголя, «Мирандолина» («Хозяйка гостиницы») К.Гольдони и еще несколько драматических сочинений большей частью невысокого качества. Белинский, непосредственный свидетель происходивших событий, так прокомментировал ситуацию: «В Николаеве такая труппа, какой подобной нет нигде под луной, а если есть, так, может быть, на луне, где, как известно, нет людей, и стало быть, никто не знает грамоту. Эти чучела никогда не знают ролей и этим сбивают М.С. с толку, путают, перевирая свои фразы и говоря его фразы. Это его бесит, мучит, терзает…»

 

 

На Николаевщине выступал и другой выдающийся актер, младший современник М.С.Щепкина

 


 

 

СОЛЕНИК (СОЛЯНИК) КАРП ТРОФИМОВИЧ

(1811-1851)

Выдающийся украинский актер, заложивший основы реализма на украинской сцене.

Родился в городе Лепель ныне Витебской области в семье уездного землемера. Учился в Вильно в университете, но по причине закрытия последнего курса обучения не окончил. В 1831 году перебирается в Харьков, где в 1832 году поступает суфлером в театральную труппу известного антрепренера, деятеля украинского и русского театров Ивана Федоровича Штейна. Но в суфлерах не задержался – вскоре стал актером.

В 1835 году переходит во вновь созданную в Курске труппу Л.Ю.Млотковского. С этого времени началась его блестящая театральная деятельность. А разное время выступает в Курске, Киеве, Воронеже, Полтаве, Одессе, Вознесенске, Кишиневе и других городах. Но основным местом его служения театру был Харьков, где его очень любили.

В 1837 году по случаю Всероссийского смотра войск К.Т.Соленик был приглашен в Вознесенск, где играл вместе с М.С.Щепкиным в составе труппы Ерохина.

Публика была в восторге от его игры. К.Т.Соленик был приглашен на столичную сцену. “Нет, - ответил на это Карп Трофимович, - я украинец: люблю Украину и мне было бы жаль расстаться с ней”  .

К.Т.Соленик изумлял зрителей своей удивительной, чуждой малейшей фальши игрой. Его актерскому методу была свойственна детальная работа над каждой сценой, пластическим движением, словом, неисчерпаемая сила проникновения в образ, соединение комедийных элементов с глубоко потрясающим драматизмом. Слава его как актера была настолько велика, что Н.В.Гоголь, заботясь о первой постановке в Петербурге «Ревизора», хлопотал, чтобы вызвали для участия Соленика, хотя не знал его в то время лично.

В каких только ролях не приходилось выступать Соленику! И в каждой из них он был не ниже своей роли, а во многих оказывался выше отпущенного ему сценического материала. Он блестяще играл Фамусова и Репетилова в «Горе от ума» А.С.Грибоедова, Хлестакова, Бобчинского и Осипа в «Ревизоре», Кочкарева – в «Женитьбе» Н.В.Гоголя. Но по-настоящему несравненным, незабываемым был Соленик как актер украинский, в украинском репертуаре.

Среди лучших его ролей – Выборный, Макогоненко, Возный, Тетерваковский в «Наталке Полтавке» И.П.Котляревского; Шельменко, Стецько в  пьесах «Шельменко-денщик», «Шельменко – волосний писар» и  “Сватання на Гончарівці” Г.Ф.Квитки-Основьяненко. Вершиной же его сценического мастерства стал образ Чупруна в пьесе “Москаль-чарівник” И.П.Котляревского.

Выходивший в Петербурге украинский общественно-политический и литературный журнал «Основа» писал, что в украинских пьесах выступали многие актеры и каждый из них исполнял их по-своему, в игре каждого из них выявлялись отдельные черты национального характера. Соленик же все эти черты объединял и создавал полный, законченный тип украинца. «В тех ролях, которые играл Соленик, личность украинца выходила не вялой, простодушной, словно дурачка, а полной жизни внутренней и здравого смысла»  .

Т.Г.Шевченко впервые познакомился с игрой великого актера в июле 1845 года на ярмарке  в  Ромнах на Сумщине, куда он приехал, чтобы специально посмотреть «карнавал». “Мені, - вспоминает Тарас Григорьевич, - здавалося, що Соленик вдавав Чупруна більш за Щепкіна природно і хупаво” .

Умер Карп Трофимович Соленик в расцвете своего таланта от злой чахотки. Похоронен в Харькове.

 

 

Щепкин и Соленик – два великих сына Украины – во многом способствовали поднятию сценического искусства на новую, несравненно высокую ступень. Но здесь было бы несправедливо обобщать, распространять сказанное выше на интересующий нас регион. Сама по себе театральная жизнь на Николаевщине в первую половину XIX века всего лишь находилась в стадии становления. Не велико было и число гастролей сугубо выдающихся актеров. Другое дело – вторая половина этого же столетия. Именно в этот период николаевцы (естественно, прежде всего они) имели возможность познакомиться с целым рядом талантливейших мастеров сцены. В их числе

 

 


 

САВИНА МАРИЯ ГАВРИЛОВНА

(1854-1915)

Известная актриса, общественная деятельница. Основательница и бессменный председатель «Всероссийского театрального общества», созданного в 1894 году на основе «Общества для пособия нуждающимся сценическим деятелям» (1883).

Родилась на Украине в Каменец-Подольске в актерской семье. На сцене стала выступать с восьми лет. Но это не помешало ей закончить гимназию в Одессе. В 1870 году поступает в Харьковскую труппу М.В.Леонтовского. Здесь же становится женой актера Н.Н.Савина.

С 1874 года и до конца своей жизни – актриса Александринского театра, где сыграла около 150 ролей. Блестяще владея искусством перевоплощения, создала выразительные, глубоко убедительные образы таких различных по своему характеру персонажей, как Нора («Кукольный дом» Г.Ибсена),  Марья  Антоновна («Ревизор» Н.В.Гоголя), Катерина («Гроза» А.Н.Островского), Верочка, Наталья Петровна («Месяц в деревне» И.С.Тургенева), Акулина («Власть тьмы» Л.Н.Толстого). Выступала она и в украинских пьесах. С успехом играла Татьяну в «Москале-чаривнике» И.П.Котляревского. Уровень ее сценического мастерства был таков, что некоторые драматурги писали свои пьесы специально для этой актрисы.

С 1882 года Савина начинает получать жалование в Александринском театре в размере 12 тысяч в год. Ей предоставляется четырехмесячный отпуск, который она использует для гастрольных поездок. И уже в том же 1882 году в июне месяце актриса в первый раз посещает Николаев и принимает участие в двух  спектаклях.

Во второй раз Савина приезжает в Николаев в июне 1888 года в составе «Общества драматических артистов» и выступает на сцене театра Монте в течение двух вечеров.

В 1893 году, прибыв в Николаев в третий раз, играет тоже в двух спектаклях: 20 мая шла «Ранняя осень» Е.П.Карпова, 21 мая – «Татьяна Репина» А.С.Суворина. Фабула последней пьесы была заимствована из реальной жизни. Это история талантливой актрисы Е.П.Кадминой (1857-1881), которая покончила с собой в Харькове, на сцене, во время представления пьесы А.Н.Островского «Василиса Мелентьева». История эта вдохновила тогда многих. П.И.Чайковский пишет один из лучших своих романсов «Страшная минута». И.С.Тургенев воплотил образ Кадминой в героине своей повести «Клара Милич».

В  четвертый   раз   Савина   посетила   Николаев   вместе   с “Обществом русских С.-Петербургских театров” под управлением А.И.Долинова в 1902 году. Гастроли проходили в театре Шеффера с 16 по 21 мая. Ставились пьесы: “Симфония” М.И.Чайковского, “Идеальная жена” Марка Прега, “Бурелом” А.М.Федрова, “Мисс Гоббс” Джерома К. Джерома и “История одного увлечения” И.В.Радзилловича.

По поводу выступления М.Г.Савиной в пьесе Радзилловича «Южная Россия» от 21 мая 1902 года поместила «Письмо в редакцию», автор которого А.Ш., в частности, отмечает, что «когда играет М.Г., нельзя оставаться простым зрителем, следящим за игрой. Она заставит вас вместе с нею переживать ее радости, ее горе, ее страдания, любовь и ненависть, надежды и сомнения, печаль и грусть, веру и отчаяние!… Это не игра, а самая жизнь на сцене. Вы видите перед собою не просто умную артистку, великолепно знающую сцену и глубоко проникающую в замысел автора, но волшебницу, которая незаметно для вас заберется в тайники души и затронет такие тончайшие струны вашего сердца, о существовании которых вы и не думали».

В мае 1908 года Савина вместе с труппой, составленной из столичных актеров императорских театров и артистов Одесского городского театра, вновь посещает Николаев. Но сценическая фортуна бывает переменчива и по отношению к большим талантам.

На этот раз публику не устраивал подбор пьес, предложенных ей. 5 мая игралась комедия Роберто Бракко «Неверная» и одноактные юморески «Один из честных» и «Пациентка». 6 мая шли пьеса Бернарда Шоу «Доходы миссис Уоррен» и одноактная комедия «Благотворительница». «Мария Гавриловна Савина – и такой репертуар! – выражал недоумение рецензент «Николаевских новостей», скрывший свое имя под псевдонимом М.В-в. - Она понимает и психологию толпы – ту силу гипноза, которая заранее обеспечивает успех прославленному таланту… Но для чего, - хочется спросить г-жу Савину, - такое турне? Кому нужны такие водевильные гастроли?»  («Николаевская газета» от 7 мая 1908 года).

Местная публика по долгу вежливости аплодировала в первый день и не очень спешила во второй видеть артистку в комедии английского драматурга. Хотя в этот раз, по отзывам того же рецензента, «г-жа Савина играла неподражаемо… Не доставало только темперамента в тех местах, где его надобно, не было в игре той силы, которая захватывает зрителя». Правда, как следует из рецензии, зрителей в зале было немного: «целый ряд пустующих кресел, пустые ложи, пустой бель-этаж»  («Николаевская газета» от 8 мая 1908 года).

Последний, шестой по счету, приезд Савиной в Николаев состоялся в 1911 году. Заслуженная артистка императорских театров выступала в театре Шеффера 20-22 мая. Кроме нее, в труппу входили артисты Александринского и Малого театров Н.Н.Холодов, И.И.Судьбин, К.Н.Яковлев, А.И.Долинов, Д.М.Владинова, В.В.Сладкопевцев и другие. Снова, как и в предыдущий приезд, игрались пьесы в основном развлекательного характера. Отсюда – «прохладное» отношение публики к гастролям. Не помогло и сомнительное новшество: выступления всякий раз заканчивались чтением актером Малого театра Сладкопевцевым одного из рассказов собственного сочинения.

 

 


 

ЕРМОЛОВА МАРИЯ НИКОЛАЕВНА

(1853-1928)

Великая драматическая актриса. Родилась в семье суфлера Московского Малого театра.

После окончания в 1871 году Театрального училища была зачислена в труппу Малого театра. Особенно прославилась в ролях героического и романтического характера: Лауренсии («Овечий источник» Лопе де Вега), Жанны д’Арк («Орлеанская дева» Ф.Шиллера), Марии Стюарт («Мария Стюарт» Ф.Шиллера), Юдифи («Уриэль Акоста» К.Гуцкова), леди Макбет («Макбет» В.Шекспира). Заслуженную славу принесли актрисе также пьесы из репертуара А.Н.Островского.

Ермолову отличали прекрасные сценические данные.  Была она хорошо сложена, пластична. Имела глубокий грудной  теплый голос, обладала удивительным взрывным темпераментом, неисчерпаемым пламенем души.

29 января 1884 года на своем бенефисе М.Н.Ермолова сыграла на сцене Малого театра Жанну д'Арк – одну из труднейших трагических ролей в мировой драматургии. Успех был ошеломляющий, настоящий триумф. Затем 5 февраля актриса выступила в роли Зинаиды Львовны в пьесе П.Павлова «Мечтатели». И на этом театральный сезон 1883-1884 годов в Малом театре для М.Н.Ермоловой был закончен. Однако известно, что весной 1884 года состоялись ее гастроли в Харькове, а летом – в Астрахани. Но оказывается, что гастрольных спектаклей в этом году было больше.

Как пишет газета «Николаевский листок», а июле 1884 года Общество русских драматических актеров при участии актрисы Императорских московских театров М.Н.Ермоловой дало в Николаеве в театре Карла Монте три спектакля.

8 июля был сыгран «Поздний расцвет» – драма в 5-ти действиях Ипполита Васильевича Шпажинского (1848-1917), ныне забытого, но в те времена довольно популярного драматурга. Корреспондент «Николаевского листка» в номере от 10 июля отрицательно характеризует пьесу и считает, что выбор ее для гастролей является неудачным. Что же касается выступления премьерши, то рецензент занимает здесь выжидательную позицию. По его мнению, «в игре г-жи Ермоловой заметно много обдуманности и самобытности, дикция ее правильна, натуральна тогда, когда она не ищет усиленных эффектов». Что именно имеется в виду под последними словами, рецензент не поясняет.

Но зато читатели газеты были оповещены о весьма существенной, на взгляд рецензента, детали: спектакль, назначенный на 8-30 вечера, начался чуть ли не в 10 часов и закончился далеко за полночь – около 2-х часов ночи.

Вторая пьеса была того же автора и игралась 10 июля. Это драма в 5-ти действиях «Майорша». «Николаевский листок» в номере от 12 июля в разделе «Искусство и литература» ограничивается скупой информацией: «Второй спектакль с участием г-жи Ермоловой в артистическом отношении удался вполне. Ее «Майорша» была идеально хороша». А дальше – о другом: «Публика отнеслась к этому спектаклю, к сожалению, еще равнодушнее, чем в первый раз. Сбор немного превысил сотню».

И это произошло со спектаклем, который, собственно, представлял «визитную карточку» плодовитого драматурга. Именно «Майорша» (1878) принесла ему известность и пользовалась в 80-х - 90-х  годах большим успехом.

Третьим спектаклем Общества русских драматических актеров, сыгранным в Николаеве 13 июля 1884 года, была «Бесприданница» А.Н.Островского. Постановка вызвала у рецензента газеты «Николаевский листок» от 14 июля, подписавшегося «А.Р.», следующие сугубо пристрастные и мало вразумительные соображения: «Я в недоумении, - рассуждает А.Р. – Чему больше удивляться: автору ли «Бесприданницы» – маститому нашему драматургу Островскому, написавшему это, поистине бесприданницу таланта из своего богатого литературного семейства; режиссеру ли, поставившему это quasi драматическое сочинение на здешней сцене, разве только ради, чтобы показать как хорошо умирает г-жа Ермолова, в чем я не сомневался; артистам ли (исключаю г-жу Е.), рискующим играть не зная ролей, или, наконец, выдающемуся таланту г. суфлера в искусстве громкого подсказывания?…

А кто здесь судья?…

Тяпкин-Ляпкин.

Подать сюда Тяпкина-Ляпкина!…»

Поистине, смотреть и видеть – это далеко не одно и то же. Не всем удавалось рассмотреть в образах, создаваемых М.Н.Ермоловой, высокий творческий порыв, содержание и глубину той правды, которую она воплощала на сцене.

 


 

 

ДАВЫДОВ ВЛАДИМИР НИКОЛАЕВИЧ

(1849-1925)

Выдающийся русский актер. Автор воспоминаний «Рассказы о прошлом» (изд. 1931 и 1962). Настоящие имя и фамилия – Горелов Иван Николаевич.

Родился в Новомиргороде в семье поручика уланского полка. Учился в Тамбовской гимназии, после окончания которой (1866) едет в Москву с намерением поступить на сцену.

В 1867-1880 годах Давыдов играет в провинции, в основном в антрепризе П.М.Медведева. В 1880 году он был принят в Александринский театр, в котором выступал до 1924 года. Здесь же преподавал на драматических курсах. В 1924 году перешел в Малый театр.

В.Н.Давыдов – актер в основном классического репертуара. Только в пьесах А.Н.Островского переиграл свыше 80 ролей. В совершенстве владел техникой перевоплощения. В «Ревизоре» Н.В.Гоголя в течение своей творческой жизни сыграл Хлестакова, Осипа, Городничего, Землянику, Бобчинского, Шпекина, Пошлепкину. В пьесах А.П.Чехова сыграл Иванова, Фирса, Чубутыкина. Среди других его ролей наиболее примечательными являются Фамусов в «Горе от ума» А.С.Грибоедова, Подколесин в «Женитьбе» Н.В.Гоголя, Кузовкин в «Нахлебнике» И.С.Тургенева, Муромский в пьесе «Дело» и Расплюев в пьесе «Свадьба Кречинского» А.В.Сухово-Кобылина.

Давыдов обладал редкими голосовыми данными, позволяющими ему интонированно подчеркивать характерные особенности роли.

В Николаев В.Н.Давыдов приезжал семь раз: в июне 1893 и 1894 годов, в мае 1899, 1901, 1908, 1909 годов и в апреле 1912 года.

В первый приезд, в ансамбле  вместе с В.А.Мичуриной-Самойловой, П.Д.Ленским, Р.Б.Аполлонским, Давыдов предстал перед зрителями, в частности, в пьесе «Горе от ума» А.С.Грибоедова, которая шла на сцене театра Монте 24 июня 1893 года. Цены местам были бенефисные.

Через год в том же театре «Товарищество С.-Петербургских театров» с его участием дало три представления – 17-20 июня 1894 года. На этот раз более интересной вещью предложенного репертуара явилась инсценировка гоголевских «Мертвых душ». В спектакле была занята и В.А.Мичурина-Самойлова.

Третья гастроль в составе труппы Е.Ф.Польского-Шипило запомнилась николаевцам совместным выступлением В.Н.Давыдова с В.П.Далматовым. 23 мая 1899 года шла «Свадьба Кречинского» Сухово-Кобылина, где в роли Кречинского выступил Далматов. Расплюева играл Давыдов.

Но подлинной кульминацией этих гастролей явился спектакль 27 мая 1899 года, посвященный 100-летнему Пушкинскому юбилею. Спектакль состоял из четырех отделений. В первом был сыгран «Каменный гость» Пушкина, где в роли Дон Жуана выступил В.П.Далматов, Лепорелло – В.Н.Давыдов. Во втором отделении были представлены две сцены из «Бориса Годунова»: «Келья в Чудовом монастыре» и «Корчма на  Литовской границе». Варлама сыграл В.Н.Давыдов. В третьем отделении «Пушкин в Михайловском» В.П.Далматов в гриме прочел стихотворение «Вновь я посетил». Четвертое отделение называлось «Апофеоз. Живая картина».

Следующая гастроль – 23, 24 и 25 мая 1901 года особых сборов не дала. За три спектакля было получено 937 рублей 53 копейки, то есть немного более 300 рублей на круг. Мало того, рецензент газеты «Южанин» А.Нулин позволил себе устроить в связи с этим нечто вроде дружеской «проработки». В газете от 27 мая 1901 года в разделе «Осколки» он сетует: «Приехал и уехал В.Н.Давыдов. Бледен и незначителен след, оставленный в нашей душе игрой этого удивительного артиста… Прощайте, Владимир Николаевич!… но помните, что в этот приезд вы нас разочаровали».

Зато в следующие приезды игра заслуженного артиста Императорских театров В.Н.Давыдова неизменно вызывала у николаевцев самые восторженные отклики. В канун последнего его приезда в Николаев «Николаевская газета» в своем номере от 20 апреля 1912 года писала: «К нам едет первый русский актер Владимир Николаевич Давыдов.

Один из славных.

Гордость и украшение русского театра.

Представитель блестящего прошлого русской сцены, свято сохранивший ее заветы, к которому одному, в полной и заслуженной мере, принадлежит эпитет «классического актера».

Со времени Щепкина русская сцена не знает такого Городничего, такого Фамусова.

А Расплюев, Бальзаминов и еще – целая галерея высокохудожественных   образов!… Приезд В.Н.Давыдова в наш город – праздник для всех любителей театра».

На этот раз актер выбрал для показа николаевцам (режиссер В.Н.Давыдов, отв. администратор И.М.Арнольдов) пьесы, не раз уже им исполняемые, выверенные, срежиссированные.

27 апреля шла «Свадьба Кречинского».

28 апреля – «Ревизор».

30 апреля – «Горе от ума».

По поводу первой пьесы рецензент «Николаевской газеты» М.Верин в номере от 29 апреля 1912 года пишет:

«В.Н.Давыдов в роли Ивана Антоновича Расплюева – гениален… Сколько бы вы не смотрели артиста, вы всегда найдете что-нибудь новое, оригинальное.

Это жизнь на сцене.

Это яркое и глубокое переживание…

Его Расплюев – высокохудожественный образ, колоритный и стильный портрет большого мастера в духе Репина…».

Об остальных двух спектаклях на страницах газеты рецензий не последовало. Отвлекли другие темы, другие гастроли. Да и сам рецензент, очевидно, понимал, что одними эмоциональными оценками ограничиться здесь нельзя было. К тому же далеко не каждый газетный рецензент обязан быть театральным критиком и литературоведом. Его задача поскромнее.

 


 

 

СТРЕПЕТОВА ПОЛИНА (ПЕЛАГЕЯ) АНАТОЛЬЕВНА

(1850-1903)

Выдающаяся актриса, одна из ярких выразительниц народнических настроений на  сцене. В замужестве Погодина.

Как уже не раз было отмечено, старый Николаев не имел своей постоянной труппы. Но гастролеры, и притом именитые, его охотно посещали. Как правило, после спектаклей в Одессе, а далее следовали в Херсон или Елисаветград.

Обычно именитым артистам удавалось завладеть зрительным залом, и благодарная публика устраивала в их честь шумные и продолжительные овации. Но все-таки бывали и исключения. К числу последних относится история единственных в Николаеве гастролей П.А.Стрепетовой.

Вначале все обстояло так, как, казалось, и должно быть. Местная газета «Южанин» в номере от 14 сентября 1894 года сообщала, что в бывшем театре Монте (то есть недавно приобретенном Я.Я.Шеффером) пройдут гастроли «знаменитой артистки Императорских театров П.А.Стрепетовой», прибывшей с труппой из Одессы. Объявлены: на 15 сентября пьеса М.Чайковского «Лизавета Николаевна», 18 сентября – «Гроза» Островского, 20 сентября – «Горькая судьбина» Писемского. Две последние пьесы – лучшие в репертуаре актрисы.

17 сентября та же газета в отзыве на первый спектакль была весьма доброжелательна. «Знаменитая гастролерша, посетившая Николаев впервые, - писал «Южанин», - была встречена публикой чрезвычайно тепло и задушевно, т.к. ее имя известно каждому, кто хотя немного знаком с историей русской сцены». Отмечалось, что актрисе был преподнесен «изящный венок из живых цветов», что сбор был полный. «Завтра «Гроза». Роль Катерины – коронная роль г-жи Стрепетовой», - заключал рецензент газеты.

Однако сказанного до сих пор газете показалось мало. В следующем номере от 18 сентября, заявив, что «для читателей небезынтересно знать прошлое артистки г-жи Стрепетовой», газета решает, так сказать, их просветить. Сообщается, что Полина – маленькая, хилая девочка, была подброшена 4 октября 1850 года к дверям квартиры театрального парикмахера Антона Стрепетова. Что дебютировала она на 15-м году жизни в Рыбинске в пьесе «Зачем люди женятся»… и так далее, в том же духе, тоне и стиле. В этот же день, 18 сентября, состоялся спектакль «Гроза». Рецензии на эту постановку в следующем номере газеты от 20 сентября напечатано не было. Только сообщение: «Назначенный на сегодня в театре Монте спектакль («Горькая судьбина») с участием артистки г-жи Стрепетовой не состоится, т.к. труппа вместе с г-жой Стрепетовой выехала вчера из Николаева».

Причины столь поспешно прерванных гастролей газета попыталась определить уже позднее, в напечатанном 16 октября 1894 года фельетоне «Отголоски». Задав вопрос: «Чем объяснить, что николаевская публика мало посещает театр?», сотрудник газеты, скрывший свое имя под псевдонимом «Зн.», сетует: «Труппа с г-жой Стрепетовой во главе имела только один сбор хороший, дальше труппа не решилась оставаться, боясь провала».

Газета, несомненно, не договаривает. Но что? Об этом мы, скорее всего, никогда не узнаем.

 

 


 

КОМИССАРЖЕВСКАЯ ВЕРА ФЕДОРОВНА

(1864-1910)

Выдающаяся актриса. Создательница собственного «Драматического театра» (1904).

Родилась в Петербурге в семье известного оперного певца-тенора Ф.П.Комиссаржевского. Первоначально выступала на любительской сцене. С большим успехом участвовала в спектаклях  «Общества искусства и литературы» под руководством К.С.Станиславского. С 1894 года – актриса труппы Н.Н.Синельникова (Новочеркасск), затем выступает в антрепризе К.Незлобина (Вильно). С 1896 по 1902 год – актриса Александринского театра в Петербурге.

Игру В.Ф.Комиссаржевской отличало высокое напряжение чувств. Ее героини – это прежде всего бескомпромиссные лирические характеры, которых можно сломить, но нельзя подчинить (Лариса в «Бесприданнице» А.Н.Островского, Нора в драме Г.Ибсена «Кукольный дом», Рози в пьесе Г.Зудермана «Бой бабочек»). Особенно выделяли современники Ларису Комиссаржевской. Кульминационным моментом этой роли являлось исполнение актрисой под собственный аккомпанемент на гитаре романса А.Гверга «Он говорил мне…».  В этой хрупкой, с тонкими чертами лица и большими глазами женщине таилась глубокая трагедийная сила.

В.Ф.Комиссаржевская много разъезжает. Сначала будучи актрисой провинциальных театров, затем в составе труппы Александринского театра и, наконец, вместе с созданным ею в 1904 году «Драматическим театром».

Николаев актриса посетила пять раз. В первый раз 11-15 июня 1900 года с труппой, составленной в основном из артистов Александринского театра: К.А.Варламова, Н.Н.Ходотова, П.Л.Вульф, Г.А.Яковлева-Востокова и других. Тогда николаевцы впервые увидели Комиссаржевскую в «Бесприданнице» (Карандышева играл Ходотов), в «Бое бабочек». Игрались также «Борцы» М.И.Чайковского, где Вера Федоровна исполняла роль Сони Галтиной, и пьеса И.Н.Потапенко «Волшебная сказка», где она играла Наташу.

Спустя год, Комиссаржевская снова посещает Николаев, причем в афишах рядом с ее именем стояло имя В.П.Далматова. Режиссер П.С.Панчин. Труппа играла в театре Шеффера два вечера. 9 июня шла пьеса Иеронима Радзивилловича «Пережитое». Комиссаржевская играла Наталью Петровну, Далматов – Станина. 10 июня шла драма Германа Зудермана «Огни Ивановой ночи», в роли Марикки в ней выступала  Комиссаржевская и, по словам рецензента газеты «Южанин»,  «пользовалась большим успехом».

Но  подлинным триумфом великой актрисы явились ее выступления в Николаеве в ноябре 1902 года. Комиссаржевская, только что оставившая Александринский театр, на этот раз гастролировала по городам России в течение полугода. В Николаеве ее гастроли продолжались полмесяца. Причем, первоначально они, начатые 1 ноября, должны были закончиться 6 ноября, но были продолжены до 11, а затем и до 14. Режиссер А.М.Звездич. Дирекция Н.К.Кручинин и С.Ф.Сабуров.

От этого времени сохранились два письма, отправленные Комиссаржеской из Николаева, одно – А.М.Федрову, другое – Н.Е.Эфросу. На последнем письме имеется пометка: Николаев. Гостиница «Лондон».

В первый день гастролей газета «Южная Россия» поместила портрет Комиссаржевской и познакомила своих читателей с некоторыми фактами ее биографии. А далее – последовали восторженные отклики. Актриса была занята во всех сыгранных труппой десяти спектаклях и играла так, что публика была буквально заворожена ее дарованием. Впечатления от ее игры лучше всего, пожалуй, выразил театральный рецензент «Южной России» Веди-Добро в номере от 16 ноября 1902 года:

«Уехала В.Ф.Комиссаржевская. Грустно, тоскливо становится на душе после ее отъезда.

Как хороша становится жизнь, когда знаешь, что вечером в театре тебя ждет радость и счастье!…

Кто видел В.Ф.Комиссаржевскую, тот знает, что сцена одухотворяется ею. Небольшая изящная фигура чародейки приковывает к себе внимание зрителя, который на все то время, пока В.Ф.Комиссаржевская остается на сцене, раздваивается, перенося свою мыслящую половину на сцену…

Нет на свете красоты более высокой, как на сцене. И  В.Ф.Комиссаржевская  лучшее ее дитя».

В четвертый раз Комиссажевская приезжает в Николаев уже вместе со своим «Драматическим театром». Спектакли шли в театре Шеффера 17-20 апреля 1906 года.

Наконец, в последний раз Комиссаржевская тоже вместе со своим театром гастролирует в Николаеве в 1907 году. Шеффер предоставил труппе театр на три вечера. 31 мая шла пьеса «Огни Ивановой ночи» Г.Зудермана, 1 июня – «Бесприданница» А.Н.Островского, а 2 июня – «Бой бабочек» Зудермана. Все это были  «старые» пьесы, близкие актрисе по характеру ее дарования и по сугубо личным переживаниям. Успех Комиссаржевской по праву делили артисты ее труппы: Е.М.Мунт, В.В.Александровский, А.Н.Феона, А.А.Пивоварова, Д.Я.Грузинский, Е.П.Корчагина-Александровская и другие. В.Э.Мейерхольд, который в это время был режиссером театра Комиссаржевской, участия в поездке не принимал.

Талант и упорство вознесли Комиссаржевскую на вершину театрального Олимпа. И все-таки будет преувеличением утверждать, что великой актрисе удавались все ее роли. Приходилось играть и те, которые вовсе не отвечали ее сценическому амплуа. Ей вдоволь пришлось испить чашу сомнений и страданий, которые никогда не оставляли ее.

Скончалась В.Ф.Комиссаржевская во время гастролей в Ташкенте, заразившись черной оспой.

 


 

 

МЕЙЕРХОЛЬД ВСЕВОЛОД ЭМИЛЬЕВИЧ

(1874-1940)

Крупнейший русский режиссер и актер, реформатор сценического искусства. Собственно бытовому, психологическому театру Мейерхольд противопоставил свой театр, основанный на принципе так называемой чистой театральности.

Родился в Пензе в семье предпринимателя, выходца из Германии. Летом 1896 года становится артистом Пензенского народного театра и в этом же году был принят на второй курс драматического класса Московского музыкально-драматического училища. После окончания училища в 1898 году становится актером основанного в этом же году К.С.Станиславским и В.И.Немировичем-Данченко Московского художественного театра.

В дальнейшем Мейерхольд, ученик Немировича-Данченко, разошелся со своим учителем и вместе с группой актеров переезжает в Херсон. Свой первый сезон в Херсоне «Труппа русских драматических актеров» под руководством А.С.Кашеварова и В.Э.Мейерхольда открывает 22 сентября 1902 года пьесой «Три сестры» А.П.Чехова. К символизму, сценической условности, направленной на подчинение театрального действия живописно-пластическому и музыкально-ритмическому началу, Мейерхольд придет не сразу. За два херсонских сезона труппа, которая с сентября 1903 года стала называться «Товариществом Новой драмы», переиграла по мизансценам Художественного театра чуть ли не весь его основной репертуар.

Николаев труппа Мейерхольда посетила в первый раз в апреле 1903 года. Гастроли открывались весьма популярными в то время «Мещанами» М.Горького. Широко был представлен А.П.Чехов: «Чайка», «Три сестры», «Дядя Ваня».

Во второй раз Театр Мейерхольда прибыл в Николаев после завершения в Херсоне своего последнего зимнего сезона.  8 февраля 1904 года Мейерхольд в последний раз поставил на Херсонской сцене «Вишневый сад» А.П.Чехова, а уже 16 февраля в Николаеве в театре Я.Я.Шеффера шла драма Станислава Пшибышевского «Снег», в переводе А.М.Ремизова, имя которого значилось в афишах также и как литературного консультанта. Играли семь вечеров – по 22 февраля. 17 февраля в концертном исполнении была сыграна пьеса «Праздник примирения» Герхарта Гауптмана. В последующие дни шла пьеса того же автора «Коллега Крамптон», а также дважды «Нора» Генрика Ибсена, его же «Привидения» и, наконец, пьеса Фагбера «Вечная любовь». На этот раз гастроли пользовались меньшим успехом. Кроме того, в театре было просто холодно. Более-менее хорошие сборы дала только «Нора» в переводе П.И.Вейнберга, уроженца Николаева, сыгранная вместе с одноактной комедией-шуткой «Юбилей» А.П.Чехова.

Наконец, в третий раз труппа посетила Николаев весной 1905 года во время гастрольной поездки по двенадцати городам России: Витебск – Минск – Полтава – Харьков – Херсон – Николаев – Кременчуг – Екатеринослав – Павлодар – Мариуполь. Это были самые продолжительные и горячо принимаемые гастроли труппы Мейерхольда в Николаеве – с 27 марта по 30 апреля.  25 вечеров «Товарищество Новой драмы» знакомило николаевцев со своими  работами, в числе которых были: «Смерть Иоанна Грозного» А.К.Толстого, «Чайка» А.П.Чехова, «Дачники» М.Горького, «Блудный сын» С.А.Найденова, «Иван Мироныч» Е.Н.Чирикова, «Долли» Г.Христнерсона, «Одинокие» Герхарта Гауптмана, «Враг народа» и «Дикая утка» Генрика Ибсена, «Золотое руно» Станислава Пшибышевского, «Последняя маска» и «Забава» Артура Шницлера, «Гибель Содома» Германа Зудермана и другие.

Как отмечала «Южная Россия» от 3 мая 1905 года, на этот раз николаевцам был представлен «тот ансамбль… подобный которому мы не скоро увидим  на нашей сцене». Особо интересно то, что публика высоко оценила игру актеров не только в пьесах «привычного» репертуара, но и современные. «Удивительно оригинальное, красивое впечатление, - писал в номере от 9 апреля 1905 года рецензент Я.К-н, - производило чтение артистами стихов К.Бальмонта из его новой книги «Литургия красоты». В чтении участвовали г-жи Мунт, Волохова, Кремнецкая, гг. Мейерхольд, Певцов и Неверин. Стихи К.Бальмонта в оригинальном исполнении, обстановке (темнота зрительного зала, небольшое место сцены освещено одной электрической  лампочкой, стол, усыпанный цветами, за которым сидят чтецы) звучали красотой мелодии и образов, так свойственных характеру творчества талантливого поэта».

Пьесы, разыгранные театром, как никогда соответствовали характеру данного момента. «Труппа В.Э.Мейерхольда, - отмечал в газете от 26 мая 1905 года рецензент под псевдонимом Феникс, - единственная в своем роде. Это – сочетание лиц, преданных идее, понимающих задачи искусства, объединенных одним общим пониманием смысла исполняемых пьес и даже современных течений, поскольку они выражаются в литературе. Словом, «Товарищество» с этой стороны – идеальная труппа не для одной провинции».

Сохранились фотографии, сделанные во время этих гастролей: «В.Э.Мейерхольд  и  художник  Костин»,  «Е.М.Мунт» (Николаев, 1905 г.).

 

 


 

БРАТЬЯ АДЕЛЬГЕЙМ

Актеры-трагики.

Роберт (1860-1934) и Рафаил (1861-1938) Львовичи. Родились в Москве, в семье врача. В 1888 году окончили драматическое отделение при Венской консерватории. Выступали в театрах Австрии, Германии, Швейцарии.

В середине 90-х годов возвратились в Россию (Рафаил – в 1894 году, Роберт – в 1895). Вскоре, объединившись, начали совместную гастрольно-театральную деятельность. Играли в основном классику: Шекспира, Шиллера, Островского. Но весьма успешно выступали братья и в мелодраматическом репертуаре. В частности, зрители восторженно принимали их в пьесах Г.Г.Ге (сына Г.Н.Ге – секретаря Николаевской городской думы) «Казнь» и «Трильби». Особенно аплодировали в первой пьесе Роберту, выступавшему в роли Годды, во второй – Рафаилу в роли Сенчали.

В Николаеве братья гастролировали три раза: в 1900 году, в 1904 и в 1908. Рецензент «Южной России», смотревший Адельгеймов в 1904 году, отмечал, что «братья Адельгейм… играют теперь более  уверенно, чем четыре года назад». На этот раз трагики выступали в театре Шеффера с 15 апреля по 1 мая 1904 года. Режиссер В.М.Янов, антрепренер Е.А.Беляев.

Гастроли начались трагедией Карла Гуцкова «Уриэль Акоста». В заглавной роли – Роберт Адельгейм. Театр был почти полон. В числе других пьес шли «Гамлет» и «Отелло» Шекспира. В первой трагедии в роли Гамлета, своей коронной роли, выступил Роберт Адельгейм, во второй – Рафаил. В «Разбойниках Шиллера Франца Моора играл Рафаил. Эта роль особенно удавалась ему. Карла играл Роберт. Дважды, 16 апреля и 1 мая, шла «Казнь» Г.Г.Ге. Кроме того, 19 апреля был сыгран 4-й акт этой же пьесы вместе с драмой «Кручина» И.В.Шпажинского.

Наконец, в третий раз гастроли состоялись с 13 по 19 мая того же года в театре Шеффера. На этот раз братья прибыли с дирекцией З.И.Черновской и М.И.Чернова. В первый день шла пьеса «Казнь» Г.Г.Ге. Затем – «Кин, или Гений и беспутство» Александра Дюма-отца. 1 мая в бенефис Рафаила Адельгейм играли «Кручину». «Николаевские новости» по этому поводу отметили: «Говорить об игре даровитого артиста, выступающего сегодня в своей лучшей роли, не приходится, так как она достаточно знакома нашей публике по предыдущим гастролям.. Первые две гастроли бр. Раф. и Роб. Адельгеймов прошли с громадным художественным успехом».

В последний день гастролей игрались пьеса в 3-х действиях Осипа Дымова (О.И.Перельмана) «Слушай, Израйль!» и одноактная пьеса – психологический этюд Рафаила Адельгейма «Пассажир». Главную роль исполнял автор.

 

 


 

ДАЛМАТОВ ВАСИЛИЙ ПАНТЕЛЕЙМОНОВИЧ

(1852-1912)

Актер, театральный деятель. Учредитель и член совета Всероссийского театрального общества. Драматург, писатель. Настоящая фамилия Лучич.

Родился в Одессе, в семье выходцев из Далмации. По национальности серб. Обучался в Ришельевском лицее и Одесском реформаторском училище. Завершил образование в Триесте.

С 1868 года начинает выступать в любительских спектаклях в Одессе, затем играет на профессиональной сцене в провинции, а с 1881 года – в театрах Москвы. С 1884 года по 1894 год и с 1901 -  до конца жизни – актер Александринского театра.

Занимался литературой. Автор пьес: «На обрыве» (1875), «Бес корысти попутал»  (1882),  «Труд и капитал»  (1883),  «Облава»   (1891),  а также  посвященных театральной теме повестей, рассказов, очерков, статей.

Будучи ведущим актером Александринского театра, В.П.Далматов много выступает. Его поистине огромный сценический репертуар включал произведения В.Шекспира, Ф.Шиллера, А.С.Грибоедова, Н.В.Гоголя, И.С.Тургенева, А.К.Толстого, Г.Ибсена, Г.Гауптмана, А.П.Чехова, А.А.Потехина, И.Н.Потапенко и многих других. Причем, лучше всего ему удавались роли социально-обличительного характера, которые в его исполнении отличал внутренний юмор и отточенное мастерство.

Николаев В.П.Далматов посетил три раза: в 1899 году, в 1901 году – вместе с В.Ф.Комиссаржевской и в 1905 году. В последний приезд он выступал в составе театральной труппы Е.А.Беляева, составленной из артистов Императорских театров, в числе которых находилась А.А.Яблочкина. По словам корреспондента «Южной России», гастроли такого уровня «составляют эру в театральной жизни провинциальных городов, подобных Николаеву» (26 мая 1905 года). Другой рецензент отмечал в игре Далматова «поразительную технику», «тонкое знание условий сцены и колоссальный опыт» (28 мая 1905 года).

 


 

 

ВАРЛАМОВ КОНСТАНТИН АЛЕКСАНДРОВИЧ

(1848-1915)

Комический актер, талантливый импровизатор. Сын композитора А.Е.Варламова.

После выступлений в провинции, прежде всего в Нижнем Новгороде, К.А.Варламов в 1875 году был принят в Александринский театр, в котором играл до конца жизни, оставаясь любимцем публики, несмотря на то, что, начиная с 1880-х годов, тяжелая слоновая болезнь мешала ему свободно передвигаться по сцене. Выступая в пьесах различных жанров, от оперетки и водевиля до классики Шекспира и Островского, Варламов заслужил титул «царя русского смеха».

Приемы внешнего комизма положений К.А.Варламов соединял с глубоким психологизмом, умением проникнуть во внутренний мир персонажа.

В Николаеве актер был один раз – в марте 1907 года - с труппой, составленной из артистов Императорских театров: А.Э.Эльмина, А.П.Есипович, М.Я.Козельской и артистов А.П.Двинской и Е.Н.Бельской. Из трех шедших в театре Шеффера пьес две принадлежат А.Н.Островскому: это – «Не все коту масленица» и «Правда хорошо, а счастье лучше». В последней пьесе Варламов блестяще сыграл Силу Ерофеевича Грознова.

 


 

 

ЮЖИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

(1857-1927)

Актер, драматург, театральный деятель. Настоящая фамилия Сумбатов.

Родился в селе Кукуевка Тульской губернии, в прогрессивно настроенной грузинской княжеской семье. На профессиональную сцену впервые вступил в 1876 году в Тифлисе. В 1877-1881 годах студент юридического факультета Петербургского университета. С 1882 года и до конца жизни работал в Малом театре, в котором сыграл 250 ролей. С 1909 года являлся управляющим труппой этого театра. Южин известен и как драматург, автор 14 пьес, среди которых «Соколы и Вороны» (1885), «Цепи» (1888), «Джентльмен» (1897), «Измена» (1900), «Вожди» (1906), «Рафаэль» (1927).

В Николаеве выступал 1 и 2 мая 1908 года во время гастролей по южным провинциальным городам с труппой, составленной из актеров Малого театра. Режиссер И.С.Платон, дирекция В.И.Никулина.

В первый день шла пьеса Эмиля Ожье «Сын Жибуайе» (перевод Б.Корсова), где заслуженный артист Императорских театров Южин-Сумбатов выступил в заглавной роли. 2 мая исполнялась пьеса И.Колышко «Дельцы», где актер выступил в роли инженера Бельского.

В «Кратком перечне главнейших событий моей жизни» А.И.Южин записал: «1881 г. Большая поездка в Одессу, 5 июня Николаев». Однако каких-либо других сведений, подробностей относительно этой поездки нам обнаружить не удалось.

 


 

 

ЯБЛОЧКИНА АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВНА

(1866-1964)

Актриса, театральный деятель. С 1816 года – председатель совета Всероссийского театрального общества. Автор воспоминаний «50 лет в театре» (М., 1960).

Родилась в семье актеров. Отец, актер и режиссер, был в то время и ее первым театральным наставником. В 1886-1888 годах играла на сцене Театра Ф.А.Корша, а с 1888 года и до конца своей весьма продолжительной жизни – актриса Малого театра.

Выступала в Николаеве в театре Шеффера с 22 мая по 2 июня 1905 года в составе труппы Е.А.Беляева. Главный режиссер Е.А.Яковлев. В труппу входили такие известные мастера сцены, как В.П.Далматов, С.И.Яковлев, Д.З.Орлов-Семашко, П.Г.Баратов и другие.

Вместо объявленных трех вечеров, играли пять, оправдав надежды самых искушенных зрителей. Газета «Южная Россия» от 31 мая 1905 года писала: «Редко приходится видеть такую «кружевную» игру. Концертный ансамбль на этот раз чудеса творит: нельзя ни на секунду потерять нить интереса происходящего. Интереса не действия, а игры. Такой результат доступен только талантам». Яблочкина была занята чуть ли не во всех сыгранных спектаклях («Крылья связаны» И.Н.Потапенко – в роли Ксении Радич; «Тяжелый крест» Роберто Бракко – Эмма; «Бешеные деньги» А.Н.Островского – Лидия; «Идеальная жена» Марко Прага – Юлия), которые отнюдь не являлись украшением ее репертуара. Мало того, они даже не числятся в составленном позднее перечне пьес и ролей, сыгранных актрисой. Тем не менее ее игра заслужила самую высокую оценку: «За эти несколько гастролей, - писала «Южная Россия» 4 июня 1905 года, - артистка успела развернуть на нашей сцене во всей красе и силе свой недюжинный талант и всецело подчинить публику его обаянию».

 


 

 

ОРЛЕНЕВ ПАВЕЛ НИКОЛАЕВИЧ

(1869-1032)

Актер.  Настоящая фамилия Орлов. Автор воспоминаний «Жизнь и творчество русского актера П.Н.Орленева, написанная им самим» (Изд. 2-е, М.-Л., 1961).

Родился в семье мелкого купца,  в прошлом крестьянина. Учился на драматических курсах при Малом театре. С 1886 года играет в провинции, а в 1893-1901 годах – сначала в Москве в Театре Ф.А.Корша, а затем в Петербурге в Театре Н.С.Суворина (Петербургском Малом театре). После этого много гастролирует по различным городам России, а также и за границей.

Будучи невысокого роста, хрупкого телосложения и не обладая громким голосом, актер создал в театре тип ущербленного героя, терзаемого непреодолимыми нравственными противоречиями.

Еще будучи актером Театра Суворина, Орленев с труппой актеров (главный администратор Б.Н.Кисилевич) побывал в Николаеве. Играли с 11 по 14 июня 1901 года «Царя Федора Иоанновича» А.К.Толстого, «Братьев Карамазовых» в сценической редакции К.Дмитриева, драму «Горе-злосчастье» В.А.Крылова (Александрова), пьесу «Орленок»,  драму в 4-х действиях.

Рецензент газеты «Южанин» в номере от 16 июня 1901 года писал об игре премьера, подводя итоги гастролей: «Артист недостаточно разнообразен; у него удаются только роли, изображающие бесхарактерность, нерешительность и болезненную нервозность. Все же те роли, для которых требуется большой трагизм или глубокий юмор, выходят у г. Орленева слабовато».

Но талант способен на многое. И уже в ноябре того же 1901 года П.Н.Орленев снова играет в Николаеве, будучи специально приглашен в труппу П.П.Ивановского на характерные роли: Самозванца в пьесе «Царь Дмитрий Иоаннович», царя Федора в пьесе А.К.Толстого «Царь Федор Иоаннович», Дмитрия Карамазова в драматических сценах «Братья Карамазовы». О последней роли рецензент «Южанина» Вл. в газете от 27 ноября 1901 года писал: «Орленев прекрасно сыграл роль Дмитрия Карамазова… Обнаружил… глубокое понимание тонкой психологии своего героя, дал ей… сильное, яркое толкование». Эта же газета публикует 1 декабря 1901 года следующее объявление: «Единственное право продажи карточек г. П.Н.Орленева предоставлено Русской фотографии «А.Б.Шифрин».

Позднее Орленев приезжал в Николаев еще четыре раза. Гастроли проходили в театре Шеффера с 17 по 24 января 1902 года, 20-26 мая 1907 года, 2-4 августа 1912 года и 16-18 апреля 1915 года. Игрались в первую очередь пьесы, близкие актеру по его амплуа, характеру его дарования. И почти каждый раз его игра, его роли глубоко потрясали зрителей. На страницах «Николаевской газеты» от 20 мая 1907 года в разделе «Дневник театрала» рецензент М.Д. (М.М.Дмитриев) признавался: «Я смотрел Орленева в «Царе Федоре» раз десять в Петербурге… и лучшего исполнителя не встречал».

 

 


 

ХАРЛАМОВ АЛЕКСЕЙ ПЕТРОВИЧ

(1876-1934)

Актер социально-героического и психологического характера.

Учился в Театральном училище Московского филармонического общества, после окончания которого в 1898 году был принят в Московский Художественный театр, где работал до 1903 года.  В дальнейшем играл на сценах театров Риги, Киева, Новочеркасска, Ростова. С 1914 года обосновался в Одессе, где выступал до начала 1930-х годов.

Яркий темперамент, выразительный голос позволили ему исполнять разнохарактерные роли, но все-таки он более тяготел к воплощению характеров с глубоким психологическим содержанием. Это – Гамлет Шекспира, Незнамов в «Без вины виноватых» А.Н.Островского, Раскольников по Ф.М.Достоевскому, Петр в «Мещанах» М.Горького, Глуховцев в «Днях нашей жизни» Л.Н.Андреева, Освальд в «Привидениях» Генрика Ибсена.

В Николаеве А.П.Харламов выступал в составе труппы под дирекцией Н.Н.Михайловского – сына известного литературного критика, публициста, народника Н.К.Михайловского, с ноября 1908 года по январь 1909 года. Режиссер Н.А.Шухмин. Оркестр под управлением М.И.Соколова.

Сезон  был открыт без всякой предварительной рекламы в театре Шеффера «Царем Федором Иоанновичем» А.К.Толстого. 5 декабря 1908 года состоялся бенефис А.П.Харламова в пьесе Кнута Гамсуна «У царских ворот». 28 января 1909 года – повторный прощальный бенефис. Шла пьеса А.Н.Островского «Таланты и поклонники».

Николаевским зрителям эти и другие исполняемые пьесы были хорошо знакомы по игре других трупп.   Было что и кого сравнивать. И, как правило, Харламов был в центре внимания зрительного зала – большой мастер, любимец публики.

 


 

 

ДАЛЬСКИЙ МАМОНТ ВИКТОРОВИЧ

(1865-1918)

Актер-трагик. Настоящая фамилия Неелов.

Родился в семье помещика в селе Кантемировка Харьковской губернии. На профессиональной сцене с 1885 года. Играл в театрах Вильно, Ростова, Новочеркасска, Москвы. В 1890 году был принят в Александринский театр.

В раскрытии характеров сценических персонажей Мамонт Дальский шел не от настроения, а от действия, на чем, по его мнению, и основано перевоплощение. По этой причине, не найдя общего языка с труппой  Александринского театра, в 1900 году был уволен дирекцией.

Став гастролером, Мамонт Дальский много разъезжает. Он по-прежнему не признает диктата и, отвергая роль режиссера, сознательно противопоставляет собственное искусство ансамблю актеров.

В Николаеве Мамонт Дальский выступает в 1900, 1902, 1904, 1905 и 1914 годах. В последнем также и в Вознесенске.

Здесь, в провинции, его по-прежнему предпочитают именовать артистом Императорских театров. Его коронная роль –  Гамлет Шекспира, которую он впервые представил на суд николаевских зрителей 8 июня 1900 года.

Предпочитая не рисковать, Мамонт Дальский непременно включал «Гамлета» в программы других гастролей. Так, в 1905 году в Николаеве актер выступал только три дня: в первый день 25 июля в театре Шеффера шла пьеса Александра Дюма-отца «Кин, или Гений и беспутство», 26 – «Гамлет», а завершались гастроли спектаклем Макса Нордау «Два мира».

О самой театральной труппе рецензент «Южной России» Я.К-н пишет, что она «плоха, безнадежно провинциальна… Лица двигались по сцене, что-то говорили, но все бесцветно, все по-любительски. Другое дело сам Дальский, которого николаевская публика смогла оценить прежде всего в роли Гамлета». По словам рецензента, артист нигде не нарушал чувства меры, «его Гамлет – душевно здоровый человек, богато одаренный пылкой, страстной натурой, благородный идеалист, брошенный в самую глубину безотрадного гнетущего разочарования…Напрасно ждать трагического пафоса, - его нет в игре  г. Дальского. Зато есть трагическая сила, естественно вытекающая из душевного состояния без громовых напряжений голоса, без заведомо придуманных «живых» поз и жестикуляций».

Самые продолжительные гастроли Мамонта Дальского в Николаеве, правда, с перерывами (артист отлучался, болел), состоялись в январе-феврале 1914 года. Они начались 11 января в театре Шеффера. Играли еще два дня – 12 и 13 января. Сборы были полные. После перерыва выступления были продолжены 17 января и со 2 по 6 февраля. Затем 7 и 8 февраля в самом большом помещении города – кинотеатре М.П.Иловайского (угол Соборной и Спасской) Мамонт Дальский играет сцену «Золотая палата» из «Дмитрия Самозванца» А.Н.Островского. И, наконец, 14 февраля принимает участие в проводимом литературным критиком Петром Пильским «Вечере трагической красоты» (тоже в кинотеатре Иловайского). В майские дни 1914 года Дальский играл в Вознесенске в спектаклях «Отец», «Семья преступника», «Дон Карлос».

 


 

 

МАРДЖАНОВ (МАРДЖАНИШВИЛИ)

КОНСТАНТИН (КОТЕ) АЛЕКСАНДРОВИЧ

(1872-1933)

Грузинский и русский актер, выдающийся режиссер-новатор.

Впервые на подмостках сцены появился в 1893 году как актер Кутаисского грузинского театра. С 1897 года работает, не задерживаясь,  как правило, более чем на один сезон, в русских театрах – в Керчи, Вятке, Тамбове, Баку, Ташкенте, Риге, Харькове  (1906-1907), Киеве (1907-1908),  Одессе (1908-1909). С 1909 года – в Москве.

Как режиссер Марджанов впервые выступил в 1901 году в Вятке, поставив пьесу А.П.Чехова «Дядя Ваня». В 1910-1913 годах он занимается режиссурой в Московском Художественном театре. Здесь он поставил спектакли «У жизни в лапах» Кнута Гамсуна (1911) и «Пер Гюнт» Генрика Ибсена (1912).

В 1913 году Марджанов организует в Москве «Свободный театр», имея цель соединить в одном актере певца, мима и актера драмы. Но эксперимент не удался. Режиссер уезжает в Ростов-на-Дону (1914-1915), затем в Петроград (1916-1917).

В 1919 году в Киеве во Втором театре Украинской Советской республики ставит драму Лопе де Вега «Овечий источник», в котором с большим подъемом сыграла Лауренсию В.Л.Юренева.

В 1922 году Марджанов возвратился в Грузию.

В Николаеве К.А.Марджанов вместе с труппой драматических актеров гастролировал в конце апреля – начале мая 1912 года. На сцене театра Шеффера в его постановке шли «Нора» Генрика Ибсена и драма  без слов «Слезы» А.С.Вознесенского. Музыка И.А.Сац, дирижер – он же, художник В.А.Симонов. В обеих пьесах главную роль исполняла В.Л.Юренева (1876-1962),  жена  А.С.Вознесенского.

Особенно заинтересовала николаевских зрителей драма без слов, этот, по словам «Николаевской газеты»,  «новейший вид театрального искусства». На сцене разыгрывалась «обыкновенная» история падшей женщины – «как она дошла до жизни такой». Актрисе, пишет газета, «удается без слов передать зрителю настроение, внутреннее переживание и фабулу действия, хотя невольные выражения сердечных рефлектов, как вздох, плач, слезы и др. все же передаются зрителю голосом».

 

 

Николаев посетил, скорее – проезжал, такой известный русский драматург, каким является

 


 

 

ОСТРОВСКИЙ АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ

(1823-1886)

Создатель «пьес жизни», составивших целую эпоху в истории отечественного театра.

В 1860 году вместе со своим другом актером Мартыновым Александром Евстафиевичем  (1816-1860)  Островский совершил четырехмесячную поездку по городам России. Мартынов играл в Воронеже, Харькове, Одессе и Севастополе. Актер Александринского театра, он прославился в комических ролях. Но, как отмечал Островский, актер нигде не прибегал к фарсу. Игру Мартынова отличала «школа естественной и выразительной игры на сцене». И подчас его персонажи оказывались не столько смешными, сколько несчастными, вызывали не только смех, но и горечь. Именно таким был его Тихон в «Грозе». «Великий Мартынов, - по словам драматурга, -  исполнял эту роль с таким блеском и с такой правдой».

Из десяти пьес Островского, шедших при жизни А.К.Мартынова в Александринском театре, он принимал участие в восьми. Но тяжелая болезнь – скоротечная чахотка – вконец подточила его здоровье.

В Николаеве А.Н.Островский побывал дважды. Первый  раз по пути в Крым, где он и Мартынов пробыли целый месяц, а затем по дороге обратно, когда  Островскому пришлось ухаживать за вконец измученным болезнью Мартыновым. В Москву драматург возвратился один: Мартынов скончался в Харькове.

В пути Островский вел дорожный дневник, который, к сожалению, не сохранился. Но имеется сокращенная копия, снятая литературоведом П.О.Морозовым. Конкретных николаевских реалий здесь немного. Сам драматург намеревался, по-видимому, еще вернуться к своим наблюдениям. В письме от 27 июня 1860 года к своим московским друзьям он указывал: «О Малороссии и Новороссии я расскажу вам по приезде, для этого нужно написать целую книгу». В Дневнике же мы находим как бы конспективные заметки, которые свидетельствуют, что сделаны они человеком, который видит мир образно и ищет выразительные детали:

30 мая. Николаев. Море (…)

Среда. 3 августа. Выехали в 6 ½ утра. Зной. Аисты. Хлеб убран и молотят. Ровность и гладкость дороги. Вид Николаева из-за Буга.

Четверг 4, утро. Мартынов плох.

   Курганы – лес – балки – грязь до Вейланда  от Кандыбина и далее – ночевать в Бобринец, у жида. В Бобринце утро холоднее, чем в Николаеве.

На обратном пути, из Крыма,  дорожная обстановка мало располагала к подробным описаниям виденного. Но творческая память художника запечатлела эпизоды, которые, без сомнения, расширили палитру его писательских наблюдений.

Так, в отмеченном выше письме Островский сообщает: «Я с каждым ямщиком пускался в разговоры, и им, видимо, нравилось, что я говорю по-ихнему . Вот несколько фраз, которые я запомнил. На мой вопрос, каков у него пан? Ямщик отвечал: «Такий шарлатан, що бида!»  Другой кричал встречному чумаку: «Зачепы, сукыну сыну, так я тебе вбью».  Одному плохо возжали лошадей: «Нехай вас лихорадка або короста возьме, прохвистив!»

Островский не был бы великим драматургом, если бы не наблюдал жизнь, которая затем воплотилась в его бессмертных произведениях.

 


 

Глава четвертая

ТЕАТР КОРИФЕЕВ НА НИКОЛАЕВЩИНЕ

Особым, весьма существенным разделом данной главы является тема: Театр украинских корифеев на Николаевщине. Хронологически она датируется последней четвертью XIX    началом XX столетия, но для целостности изложения помещается в середине главы.

История этого театра, сама по себе далеко не простая, в силу определенных разногласий между его членами, организационных, творческих, а подчас и личных, разногласий, ведущих к распаду одних коллективов и созданию других, осложняется факторами и иного, внешнего характера. Так, негативную роль в его развитии сыграл известный Валуевский циркуляр 1863 года, автор которого министр внутренних дел (1861-1868), а затем председатель комитета министров (1877-1881) граф П.А.Валуев заявлял, что «никакого отдельного малороссийского языка не было, нет и быть не может».  Циркуляром запрещалось печатать на украинском языке любую литературу, кроме художественной .

Позднее, 18 мая 1876 года, в Эмсе (Германия) Александр II подписал так называемый Эмский акт, которым вообще запрещалось печатать книги и давать спектакли на украинском языке, равно как и ввозить в Россию из-за границы без особого разрешения Главного управления по делам печати украинские книги, печатать на украинском языке переводы русских и иностранных авторов .

Этот «темный» период в истории украинской культуры продолжался до 1880-х годов. В 1881 году были опубликованы «Дополнения к указу 1876 года», подписанные 16 сентября, уже при Александре III, тогдашним министром внутренних дел Н.П.Игнатьевым (1881-1882). В них, помимо прочего, отмечалось, что украинские спектакли ставить можно, но с обязательным разрешением генерал-губернаторов отдельно на каждый спектакль. Кроме того было определено еще одно условие: постановка украинских пьес допускалась, если в тот же вечер будет сыграна русская пьеса с тем же количеством действий, что и в украинской , - условие трудновыполнимое (две многоактные пьесы за один вечер!) и поэтому практически часто не исполнявшееся.

Имена многих театральных корифеев тесно связаны с Николаевщиной. В нынешнем Братском районе родились Н.К.Садовский и М.К.Садовская-Барилотти. Здесь, на Николааевщине, прошли детские годы М.Л.Кропивницкого. В самом  Николаеве начал свою театральную деятельность Панас (Афанасий) Карпович Саксаганский.

Хотя география корифеев отличается своей масштабностью (помимо Украины, они выступали во многих городах России и, как правило, по нескольку раз, в Белоруссии, Закавказье, Молдавии, Польше), но неизменно актеры оставались верными той земле, которая их взрастила.

В Петербурге 4 января 1887 года в театре «Фантазия» в присутствии царской семьи труппой М.Л.Кропивницкого были показаны «Назар Стодоля» Т.Г.Шевченко и «Як ковбаса та чарка, то минеться й сварка» М.П.Старицкого. После спектаклей М.К.Заньковецкая, Н.К.Садовский, А.П.Затыркевич, Д.Н.Мова и М.Л.Кропивницкий «удостоились высокой чести лично быть представленными… Государю Императору». Беседуя с ними, Александр III сказал:

- Большое удовольствие доставила мне игра вашей труппы.

И спросил:

- Где  вам удалось подобрать такой удивительно талантливый состав?

На что М.Л.Кропивницкий ответил:

- На юге .

 Это был театр, уходящий корнями в украинский фольклор, народные игрища, интермедии, соединявший в единое целое слово, музыку и пластические движения. Немалую роль сыграли здесь и реалистические традиции М.С.Щепкина и К.Т.Соленика.

 Что же касается репертуара, то до появления пьес М.Л.Кропивницкого, М.П.Старицкого и И.К.Карпенко-Карого, он состоял из пьес этнографического, бытового характера и был весьма ограничен. Выделялись лишь немногие сочинения: «Назар Стодоля» Т.Г.Шевченко, «Наталка Полтавка» И.П.Котляревского, «Сватання на Гончарівці», «Шельменко-денщик» Г.Ф.Квитки-Основьяненко, «Запорожець за Дунаєм» С.С.Гулака-Артемовского.

 Ощущая острую потребность в новом репертуаре, который отвечал бы духу и задачам времени, утверждал реализм и народность, корифеи становились драматургами-профессионалами. Они обновили репертуар оригинальными пьесами с новыми сюжетами, конфликтами, персонажами, которые находили отклик и сочувствие у народа.

 Обо всем этом, но уже применительно к отдельным крупным украинским театральным деятелям, и пойдет разговор в дальнейшем.

 

 

 У самых истоков украинского  профессионального театра стоит

 


 

 

КРОПИВНИЦКИЙ  МАРК  ЛУКИЧ

(1840-1910)

Выдающийся актер, режиссер, драматург, композитор, театральный художник.

  Он родился в селе Бежбайраки Херсонской губернии (ныне село Кропивницкое Новоукраинского района Кировоградской области) в семье мелкого шляхтича, управляющего имениями князей Кантакузеных. Рано остался без матери, и ему пришлось часто менять местожительство – жил в селах: Катериновке и Новокрасном (сейчас объединенные в одно село – Новокрасное Арбузинского района Николаевской области), в Молдавке (теперь Козубовка Доманевского района). Жил в селе Дмитровке (ныне Вознесенского района) и в самом Вознесенске – в «двухэтажном доме купца Сибирцева над Мертвоводом».

  В 1848-1850 годах учился в частной школе шляхтича Рудковского в слободе Майтово, что «над Чичиклеей» (ныне Александровка Доманевского района), а в 1856 году окончил Бобринецкое уездное училище, в которое поступил в 1850 году. Два года был вольнослушателем юридического  факультета Киевского университета Святого Владимира. Но курса не закончил, так как не мог документально доказать свое дворянское происхождение.

 Работая канцеляристом в Бобринецком уездном суде, вместе с И.К.Карпенко-Карым (Тобилевичем) и Голубовским, бывшим актером странствующей труппы, создал в 1865 году любительский драматический кружок – играл роли, был режиссером и хормейстером, писал музыку и сам оркестровал ее, рисовал декорации и даже делал парики.

Как профессиональный актер дебютировал 12 ноября 1871 года в Одесском «Народном театре  графов И. и Д. Морковых и М.Чернышева»    в роли Стецька в пьесе Г.Ф.Квитки-Основьяненко «Сватання на Гончарівці». Затем играл в провинциальных театрах: Выходцева, Яковлева, Медведева (Свирщевского), Колюпанова-Александрова, Лавровской, Ашкаренко. Выступал в пьесах А.С.Грибоедова, А.Н.Островского, во множестве развлекательных одноактных пьес и водевилей – рядом с мастерами провинциальной сцены: Н.Милославским, Н.Новиковым, Н.Рыбаковым,  Л. и В. Самойловыми, М.Козельским и другими.

В 1875 году гастролировал в Галиции – в составе украинской труппы Т.Ф.Романович.

Существенным рубежом в театральной деятельности М.Л.Кропивницкого является октябрь 1882 года, когда он создает в Елисаветграде первую украинскую профессиональную труппу, в которую, в частности, входили Н.К.Садовский, М.К.Заньковецкая. В 1883 году к ним присоединились М.П.Старицкий, П.К.Саксаганский, И.К.Карпенко-Карый, М.К.Садовская-Барилотти и другие.

Несмотря на большой успех у зрителей, не все в труппе ладилось. Начались трения, в том числе и по вопросу о лидерстве – между М.Л.Кропивницким и М.П.Старицким. В результате в конце 1883 года выросшая за счет молодых актеров труппа разделилась на два коллектива, один из которых возглавил М.Л.Кропивницкий, а другой, в основном составленный из молодежи, - М.П.Старицкий.

Театр М.Л.Кропивницкого выступал не только  в Украине, но и в России (Петербург – 1886, 1897; Москва – 1887, 1899),  в Закавказье (1890), Белоруссии (1892).

М.Л.Кропивницкий был дружен с Н.Н.Аркасом, который, кстати, был крестным отцом дочери Кропивницкого.

Именно труппа Кропивницкого впервые в Москве 12 февраля 1899 года  исполнила оперу Аркаса «Катерина». Газета «Русские ведомости» тогда писала: «У малоруссов в театре «Аквариум» сейчас идет новая опера «Катерина», написанная Аркасом на сюжет известной поэмы Шевченко. У публики новая опера пользуется большим успехом».

Как драматург М.Л.Кропивницкий является автором свыше 40 оригинальных пьес, среди которых «Дай серцю волю, заведе в неволю» (1863), «Доки сонце зійде, роса очі виїсть” (1882), «Глитай, або ж Павук»  (1882), «Чмир» (1890), «Олеся» (1891), «Скрутна доба» (1906), комедии «Помирились» (1869), «Пошились у дурні» (1875) и других, а также инсценировок произведений Т.Г.Шевченко («Невільник», «Титарівна»), Н.В.Гоголя («Вій», «Пропавшая грамота»), И.П.Котляревского («Вергілійова Енеїда»).

Материал, темы и героев для своих пьес драматург берет преимущественно из жизни украинского села. Показывает социальное расслоение на селе, власть денег, произвол сильных. Его положительные герои принадлежат к социальным низам. Они трудолюбивы, честны, искренни в своих чувствах, верны слову. Утверждается здоровая народная мораль.

Как актер Кропивницкий обладал большим сценическим темпераментом, непревзойденным мастерством перевоплощения и передачи тонких психологических нюансов. Легко и гармонично переходил от словесного текста к пению. Обладал богатыми вокальными данными - баритоном широкого диапазона. Влияние его на зрителя было колоссальным.

Как режиссер М.Л.Кропивницкий придавал большое значение созданию единого ансамбля, не только актерского, но всех элементов, составляющих спектакль, единому художественному руководству, где краеугольным камнем построения спектакля является режиссура. Сам оформлял свои спектакли и писал к ним музыку.

М.Л.Кропивницкий неоднократно бывал в Николаеве. В первый раз в 1874 году в составе труппы графов И. и Д. Морковых и М. Чернышева. Во второй раз в 1879 году в составе одной из опереточных трупп.

Через три года Марк Лукич снова посетил Николаев, но на этот раз без театра, один. Он прибыл сюда в 1882 году специально для встречи с Тобилевичем, молодым офицером, служившим в 58-м  пехотном Прагском полку, – будущим актером Саксаганским. Известно, что в этот приезд он останавливался в Петербургской гостинице (улица Соборная, 16, угол Потемкинской).

В дальнейшем Кропивницкий приезжает в Николаев в начале сентября 1883 года уже как руководитель первой профессиональной украинской актерской труппы. Гастроли в театре Карла Монте начались постановкой пьесы  «Невільник», созданной им самим по мотивам одноименной исторической поэмы Т.Г.Шевченко. Всего же  репертуар труппы состоял из 10 пьес и четырех водевилей, и среди них «Назар Стодоля» Т.Г.Шевченко, «Сватання на Гончарівці» Г.Ф.Квитки-Основьяненко, «Наталка Полтавка» И.П.Котляревского, «Дай серцю волю, заведе в неволю», «Доки сонце зійде, роса очі виїсть», «Глитай, або ж Павук», «Помирились» М.Л.Кропивницкого, «Чорноморці», «Як ковбаса та чарка, минеться й сварка» М.П.Старицкого, «За Німан іду» В.А.Александрова.

По поводу «Наталки Полтавки»  «Николаевский листок объявлений», издаваемый В.А.Даценко, писал: «Спектакль увенчался полнейшим успехом. Господа Кропивницкий, Барилотти, Садовский исполнили свои роли блестяще».

Труппа была в Николаеве больше месяца.

В 1885 году украинская труппа Кропивницкого гастролировала в Николаеве дважды: с 19 апреля по 17 мая и с 9 по 16 июня. Выступала она также и в следующем 1886 году (сентябрь – середина октября). Но в 1888 году творческие разногласия заставили Кропивницкого покинуть им же созданную труппу и создать новую. Эта новая труппа Кропивницкого выступала в Николаеве в 1891 году.

 Однако изменения в составах самих театральных трупп корифеев на этом не закончились. В 1900 году труппа М.Л.Кропивницкого объединилась с труппой (товариществом) Н.К.Садовского и П.К.Саксаганского. Новый коллектив стал называться Малороссийской труппой М.Л.Кропивницкого под управлением П.К.Саксаганского при участии М.К.Заньковецкой. В том же 1900 году труппа гастролирует в Николаеве.

Гастроли начались пьесой И.К.Карпенко-Карого «Безталанна». Во время шевченковских праздников 14 марта 1900 года впервые в Николаеве в театре Шеффера Кропивницкий поставил оперу Н.Н.Аркаса «Катерина». В заглавной роли выступила О.П.Ратмирова – певица (меццо-сопрано) и драматическая актриса.

Гастроли в том же составе повторялись в 1901 и в 1902 годах. Привлекает внимание объявление в газете «Южная Россия» от 29 октября 1902 года о том, что в этот день в театре Шеффера Малороссийской труппой будет представлена «комедия «Хозяин» в четырех действиях И.К.Карпенко-Карого и 2 акт оперы «Катерина», муз. Н.Н.Аркаса, либретто написано им же по поэме Т.Г.Шевченко».

В том же 1902 году в октябре месяце труппа выступала в Вознесенске.

1902 год – последний год активной деятельности М.Л.Кропивницкого. Позднее он стал чаще болеть. Поселился на одном из хуторов, недалеко от Харькова. Изредка выступал в спектаклях, гастролировал. Не оставлял и драматургии. В феврале 1906 года вместе с гастрольной труппой во второй раз посетил Вознесенск.

Скончался М.Л.Кропивницкий 8 апреля 1910 года в поезде, возвращаясь в Харьков из Одессы. Похоронен в Харькове на городском кладбище. Имя Кропивницкого в Николаеве носит городская библиотека № 1.

 


 

 

СТАРИЦКИЙ  МИХАИЛ  ПЕТРОВИЧ

(1840-1904)

Украинский драматург, режиссер, актер, поэт, прозаик и переводчик. Псевдонимы: М.Гетьманцев, М.Петрович, М.Старченко и другие.

Родился в селе Клишенцах на Полтавщине в помещичьей семье. Отец Петр Иванович – отставной уланский ротмистр. Мать Настасья Захаровна происходила из рода Лысенко. Рано потеряв родителей, Михаил воспитывался в семье В.Р.Лысенко – двоюродного брата матери, отца композитора Н.В.Лысенко.

После окончания Полтавской гимназии учится сначала в Харьковском, а затем на юридическом факультете Киевского университета, который закончил в 1864 году.

Первоначально, с 1864 года, Старицкий выступает на любительской сцене. В 1871 году вместе с Н.В.Лысенко возглавляет в Киеве музыкально-драматический кружок.

В 1883-1885 годах он директор созданной М.Л.Кропивницким первой украинской профессиональной актерской труппы. В 1885-1891 годах возглавляет отделившееся от этой труппы “Товарищество малороссийских актеров”. В 1892-1896 годах – директор и режиссер труппы Н.К.Садовского. Наконец, в 1898 году некоторое время был режиссером труппы Н.М.Найды (Руденко).

Особенно значимый вклад Старицкого в создание вместе с Н.В.Лысенко музыкального театра, украинской оперы, в совершенствовании актерского и режиссерского мастерства.

Амплуа актера Старицкого -  драматические и характерные старики.

М.П.Старицкий является автором более тридцати драматических произведений, лучшие из которых стали украинской классикой. Среди них музыкальная драма “Ой не ходи, Грицю, та й на вечорниці” (1892), пьесы “Не судилось” (1881), “Розбите серце” (1891), “У темряві” (1893), “Талан” (1893), водевиль “Як ковбаса та чарка, то минеться й сварка” (1873), исторические драмы “Богдан Хмельницький” (1887), “Маруся Богуславка” (1897),  “Циганка Аза” по повести Ю.И.Крашевского “Хата за селом”, “За двома зайцями” – по пьесе  И.С.Нечуя-Левицкого “На Кожум’яках”.

М.П.Старицкому принадлежат инсценировки гоголевских повестей  “Сорочинський ярмарок”, “Різдвяна ніч”, “Тарас Бульба” и новая сценическая редакция пьесы Я.Г.Кухаренко “Чорноморський побит” (у Старицкого – “Чорноморці”).

Кроме этого, он писал также лирические стихи, романы, повести, занимался издательской деятельностью.

В своих произведениях Старицкий широко использует украинский фольклор, обращается к народным обычаям, сочетая реализм с романтизмом, утверждает справедливость. В драмах тяготеет к трагедийному усложнению конфликтов и изображению противоборствующих чувств.

В Николаеве М.П.Старицкий гастролирует четыре раза. Первый раз в сентябре 1883 года в составе труппы М.Л.Кропивницкого, как директор этой труппы. В нее также входили Н.К.Садовский, П.К.Саксаганский, М.К.Заньковецкая, М.К.Садовская-Барилотти и другие.

В составе этой же труппы Старицкий посещает Николаев в 1883 году. В третий приезд, в сентябре 1894 года, он прибывает в Николаев, будучи режиссером в труппе Н.К.Садовского. И, наконец, в 1895 году посещает город уже как руководитель труппы “Товарищества малороссийских актеров”.

Скончался М.П.Старицкий в 1904 году в Киеве.  Похоронен на Байковом кладбище.

 

 

 


 

КАРПЕНКО-КАРЫЙ  ИВАН  КАРПОВИЧ

(1845-1907)

Украинский драматург, актер, театральный деятель. Настоящая фамилия Тобилевич. Родной брат выдающихся украинских актеров и режиссеров Н.К.Садовского, П.К.Саксаганского и актрисы и певицы М.К.Садовской-Барилотти.

Родился в селе Арсеньевке Херсонской губернии (ныне Кировоградская область) в семье управляющего помещичьего имения Карпа Адамовича Тобилевича. Мать Евдокия Зиновьевна Садовская из местечка Саксагани, бывшая крепостная помещика Золотницкого, выкупленная Карпом Адамовичем из крепостной зависимости.

Образование Иван Карпович получил в Бобринецком начальном училище (1851-1854). Дальше учиться не пришлось. С четырнадцатилетнего возраста начал трудиться: сначала в канцелярии частного пристава в местечке Малая Виска, затем в разных канцеляриях в Бобринце, Елисаветграде, Херсоне.

В 1864 году вместе с М.Л.Кропивницким принимает участие в любительских спектаклях в Бобринце, в 1865 году – в Елисаветграде.

Карпенко-Карый проявляет интерес к социальным проблемам, идеям либерального народничества, за что в 1883 году по причине политической неблагонадежности был уволен со службы.

Как профессиональный актер и вместе с тем драматург выступил в начале 80-х годов. Осенью 1883 года он поступает в труппу М.Л.Кропивницкого, но долго здесь не задерживается – и не по своей воле. В мае 1884 года за Карпенко-Карым установлен “гласный надзор”,  а  сам он выслан в Новочеркасск, где прожил три года.

В 1888 году становится актером труппы Н.К.Садовского, а в 1890 году вместе со своим братом П.К.Саксаганским создает новую труппу, позднее, в 1897 году, получившую название “Товарищество русско-малороссийских артистов”.

И.К.Карпенко-Карый является автором 13 социально-бытовых драм и комедий, среди которых “Бурлака” (1883),  “Наймичка” (1885),  “Безталанна” (1886), “Розумний і дурень” (1885), “Сто тисяч” (1890), “Хазяїн” (1900), пьесы исторического содержания, в том числе “Бондарівна” (1884), “Сава Чалий” (1899). Для его пьес характерно изображение правды народной жизни, острота конфликтов, динамичность диалогов, выпуклость и четкость в очертании характеров.

И это при том, что сам И.К.Карпенко-Карый, играя на сцене, избегал нарочитой аффектации, подчеркнутой подачи текста – ничего лишнего, того, что создавало бы только внешний эффект. Комизм персонажа актер утверждал без шаржа, драматизм – без патетических выкриков и интонаций. Каждое движение, каждый жест, изменение мимики были у него оправданы, на своем месте и направлены на раскрытие духовного мира его героев.

Таким представал актер Карпенко-Карый перед зрителями, играя Назара в пьесе Т.Г.Шевченко “Назар Стодоля”, Возного (“Наталка Полтавка” И.П.Котляревского),  Сторожа (“Ой не ходи, Грицю, та й на вечорниці” М.П.Старицкого), Барабаша (“Богдан Хмельницький” того же автора), Городничего (“Ревизор” Н.В.Гоголя),  Жадова (“Доходное место” А.Н.Островского). Этот перечень следует продолжить и за счет персонажей его собственных пьес: Старого мельника (“Наймичка”), Ивана (“Безталанна”), Потоцкого, Шмигельского (“Сава Чалий”), Терешки Сурми  (“Суєта”), Максима Калитки (“Сто тисяч”), Пузиря (“Хазяїн”).

В Николаеве Карпенко-Карый был восемь раз и прожил здесь в общей сложности 348 дней, то есть почти год. В первый раз он посещает Николаев с труппой Н.К.Садовского и находится здесь  с  22 декабоя 1889  года  по 11 февраля 1890 года. Время дальнейших гастролей: с 16 сентября по 16 октября 1891 года; с 29 ноября 1892 года по 15 февраля 1893 года; с 27 марта по 19 апреля 1896 года; с 4 мая по 18 июня 1898 года; с 15 сентября по 20 октября 1900 года; с 3 сентября по 31 октября 1902 года и с начала марта по 5 апреля 1906 года  .

Во время гастролей И.К.Карпенко-Карый обычно останавливался в гостиницах Театральной (угол Никольской и Соборной) и Барбе  (Соборная, 3, угол Спасской).

Местная газетная критика весьма положительно отзывается как о самих пьесах Карпенко-Карого, так и об его игре. Подчеркивается его выдающаяся роль в истории украинского театра – главного творца украинского репертуара (статья в “Южанине” от 6 октября 1900 года “К истории малороссийского театра”). Изредка, однако, попадаются рецензии, в которых содержатся и критические замечания, главным образом основанные на мнении, что сама роль не вполне подходит, соответствует характкру его артистического дарования. Разошлись критики и в оценке исполнения актером роли Хомы в новой пьесе М.П.Старицкого “Ой не ходи, Грицю, та й на вечорниці». В рецензии в «Южанине» от 3 декабря 1892 года отмечается, что Карпенко-Карый, играя Хому, «сделал более, нежели можно было ожидать. Он безыскусственно, гладко и умело распорядился лучшими своими ресурсами и воспроизвел настоящего, а не выдуманного  Хому».

Однако через несколько лет та же газета в номере от 20 мая 1898 года выражает несогласие со сценической трактовкой Карым роли сельского богатея и интригана Хомы. Актер играет этого персонажа с оттенком комизма, что, по мнению рецензента, является ошибкой.

Нам сейчас трудно судить, насколько справедливо это замечание. Но не исключено, что во втором случае И.К.Карпенко-Карый стремился психологически оттенить характер своего героя.

Привлекают внимание некоторыми содержащимися в них николаевскими реалиями письма Карпенко-Карого из Николаева. Так, в письме к своей жене С.В.Тобилевич, помеченном 15 января 1893 года, Карпенко-Карый делится своими впечатлениями о студенческом вечере в зале общественного собрания, на котором он присутствовал. Вечер начался концертом, в котором принял участие  хор украинской театральной труппы, а закончился танцами. Вечер Карпенко-Карому не понравился.

Скончался И.К.Карпенко-Карый 2 ноября 1907 года в Берлине, где он находился на лечении. Похоронен на своем хуторе Надежда, недалеко от Елисаветграда. В 1956 году хутор превращен в музей-заповедник.

 


 

 

ЗАНЬКОВЕЦКАЯ  МАРИЯ  КОНСТАНТИНОВНА

(1860-1934)

Выдающаяся украинская актриса, одна из основоположников украинского профессионального театра. Настоящая фамилия Адасовская.

Родилась в семье обедневшего помещика в селе Заньки Нежинского уезда Черниговской губернии. Образование получила в Чернигове в частном пансионе. Брала уроки пения. Имела звучный голос – меццо-сопрано, позволявший ей в дальнейшем с успехом исполнять роли, требующие вокальных способностей.

С юных лет с успехом выступала в любительских спектаклях и концертах – в Нежине и Чернигове, а позднее – в Бендерах и Свеаборге, где служил ее муж, полковник артиллерии Хлыстов.

Любовь к театру заставила ее оставить семью и поступить на сцену. Ее театральный дебют совпал со временем рождения украинского профессионального театра: 27 октября 1882 года в Елисаветграде она выступила в роли Наталки а пьесе И.П.Котляревского “Наталка Полтавка”. С этого времени она стала ведущей артисткой театральных трупп М.Л.Кропивницкого, М.П.Старицкого, И.К.Карпенко-Карого, Н.К.Садовского, П.К.Саксаганского, И.А.Марьяненко, Л.К.Квитки.

М.К.Заньковецкая обладала мощным дарованием. Сила ее таланта заключалась не во внешнем перевоплощении, а в перевоплощении внутреннем. Современники отмечают ее исключительное обаяние, покоряющую женственность, большой сценический темперамент. Она с одинаковым мастерством выступала как в драматических, так и в музыкальных спектаклях. При этом актриса часто домысливала, дополняла драматурга и по сути была соавтором образа, который создавала на основе драматического пласта.

Кроме умения в совершенстве постичь внутреннее содержание роли, она прекрасно владела внешними приемами: пластикой тела, рук. Воздействие взгляда, выражение лица Заньковецкой зависели от той силы и глубины чувств, которые она сама переживала.

Не менее важную роль играл ее голос: широкий диапазон, большое количество модуляций, тембр – такая игра не могла не увлекать, она не оставляла зрителей равнодушными.

В Николаеве М.К.Заньковецкая выступала неоднократно – прежде всего в составе тех трупп корифеев, которые посещали город. По приблизительным подсчетам это было не менее 13 раз: в 1883, 1885, 1886,  1889, 1892, 1893, 1894, 1898, 1900, 1901, 1902, 1905,  1917 годах. В 1902 году она гастролировала и в Вознесенске.

Местные зрители видели ее в ролях Наталки (“Наталка Полтавка” И.П.Котляревского), Харитины, Татьяны, Софьи (“Наймичка”, “Бондарівна”, “Безталанна” И.К.Карпенко-Карого), Азы, Катри (“Циганка Аза”, “Не судилось” М.П.Старицкого), Натальи (“Лимерівна” Панаса Мирного), Олены, Оксаны, Зиньки (“Глитай, або ж Павук”, “Доки сонце зійде, роса очі виїсть”, “Дві сім”ї”  М.Л.Кропивницкого), Натальи («Граф Кирило Разумовский» Г.Г.Ге)  и других.

После спектакля «Безталанна», который шел 17 сентября 1900 года и в котором Заньковецкая играла Софью, а Варьку – Линицкая, газета «Южанин» писала: «Артистки дают настолько законченные типы, что назвать их шедеврами малорусской сцены не будет преувеличением».

Выше уже говорилось о «прощальном вечере», устроенном в Николаеве П.К.Саксаганским в сентябре 1909 года. Нечто подобное произошло здесь и с М.К.Заньковецкой. Только на несколько лет раньше. Газета «Южная Россия» в своем номере от 8 сентября 1905 года сообщала, что артистка уезжает в Галицию, где будет выступать на сцене Львовского королевского театра. Для своего последнего выхода она выбрала роль Натальи в пьесе Г.Г.Ге «Граф Кирило Разумовский». Рецензент выражает сожаление, что все это (то есть отъезд в Галицию) должно произойти, а в номере от 10 сентября 1905 года сообщалось, что театр был переполнен.

Но во Львове М.К.Заньковецкая,  как известно, не задержалась. Прошло не так много времени, и 15 сентября 1906 года она вместе с Н.К.Садовским основывает в Полтаве профессиональный украинский театр.

 


 

 

САДОВСКИЙ  НИКОЛАЙ  КАРПОВИЧ

(1856-1933)

Выдающийся украинский актер, режиссер, театральный деятель. Настоящая фамилия Тобилевич. Родной брат И.К.Карпенко-Карого, П.К.Саксаганского и М.К.Садовской-Барилотти.

Родился в селе Каменно-Костоватом, теперь Братского района Николаевской области. Учился в уездной школе в Бобринце, в Херсонской гимназии, в Елисаветградском уездном училище. Но курса не окончил: в 1874 году ушел добровольцем на русско-турецкую войну. За храбрость в боях за Шипку награжден Георгиевским крестом и направлен в юнкерское училище, по окончании которого прапорщик Тобилевич служит в Бендерах. Здесь он знакомится с Марией Константиновной Хлыстовой, женой полковника, будущей Заньковецкой. В местном любительском кружке они вместе играли заглавные роли.

В 1881 году Николай Карпович оставляет военную службу и по совету М.Л.Кропивницкого становится актером профессиональной русско-малороссийской труппы Г.А.Ашкаренко, где выступает вместе с Кропивницким. В 1882 году труппа Ашкаренко распадается, и Кропивницкий создает труппу, с которой начинается театр корифеев. В нее переходит и Н.К.Садовский.

Но здесь актер не задерживается: в 1883 году он вступает в «Товарищество малороссийских актеров» М.П.Старицкого, а в 1885 году вместе с М.К.Заньковецкой создает новую труппу, которая в 1890 году распадается на «Товарищество во главе с Н.К.Садовским и  М.К.Заньковецкой» и «Товарищество русско-малороссийских актеров» во главе с П.К.Саксаганским.

Через восемь лет, в 1898 году, все эти труппы вновь объединились, а в 1900 году  к ним на три сезона присоединилась труппа М.Л.Кропивницкого.

В дальнейшем, в 1905-1906 годах, Н.К.Садовский возглавлял театральную труппу общества «Руська бесіда» в Галиции – во Львове.

Наконец, в 1906 году вместе с М.К.Заньковецкой Садовский открывает в Полтаве задуманный как стационарный украинский профессиональный театр, но вскоре этот театр отправился на гастроли, пока весной 1907 года не оказался в Киеве. Здесь театр получил помещение Троицкого народного дома и стал первым постоянным украинским стационарным театром в Киеве – Театром Н.К.Садовского.

В лице Н.К.Садовского украинская сцена получила выдающегося актера. Прекрасные внешние данные, соединенные с внутренним благородством, искренность, глубина чувств, задушевный музыкальный голос – позволяли ему создать запоминающиеся характеры. Лучшие его роли: Гнат в «Безталанній» И.К.Карпенко-Карого,  Савва Чалый – в одноименной пьесе того же автора, Командор – в «Камінному господарі» Леси Украинки, Назар Стодоля – в одноименной драме Т.Г.Шевченко, Тарас Бульба – в одноименной драме  М.П.Старицкого, Богдан Хмельницкий – того же автора, Мазепа – Ю.Словацкого.

Н.К.Садовский считал, что в соответствии со сложившимися национальными традициями украинский театр по своей форме должен быть музыкально-драматическим. Сам актер, в совершенстве владея своими голосовыми данными, отличался не только прекрасным исполнением украинских народных песен, но и пел оперные партии. Легко и грациозно танцевал, владел искусством пантомимы.

В Николаеве актер и режиссер Н.К.Садовский гастролировал десять раз. Это было в 1883, 1885, 1886, 1889, 1890, 1894, 1898, 1900, 1901 и 1902 годах. И каждый раз с неизменным успехом. С тем же успехом выступал Садовский дважды в Вознесенске. Отзывы об игре актера сохранились в местной прессе.

Н.К.Садовский, когда позволяло время, занимался литературным трудом. Наиболее популярным произведением артиста являются “Мої театральні згадки».

Скончался Н.К.Садовский в Киеве в 1933 году. Похоронен на Байковом кладбище.

 


 

САКСАГАНСКИЙ  ПАНАС  (АФАНАСИЙ)  КАРПОВИЧ

(1859-1940)

Выдающийся украинский актер и режиссер. Настоящая фамилия Тобилевич. Автор ряда воспоминаний,  среди них “По шляху життя”, “Думки про театр”.

Творческий путь Панаса Саксаганского, младшего брата Тобилевичей, - наглядное и красноречивое свидетельство сложного пути украинского профессионального театра, его становления и утверждения на вершинах художественности и народности.

Родился в селе Каменно-Костоватом Херсонской губернии, находящемся  в настоящее время в Братском районе Николаевской области. Детские годы провел в родном селе, где его отец управлял имением помещика Сагайдака. В 1877 году окончил в Елисаветграде местное земское высшее реальное училище. Будучи учеником, принимал участие в постановках любительского драматического кружка с украинским репертуаром.

В 1878 году поступает добровольцем на военную службу и в этом же году направлен в Одесскую юнкерскую школу. После окончания школы в 1880 году направлен на службу в Николаев, в 58-й пехотный Прагский полк. Проживал по адресу Инженерная, №2 (№8). На доме установлена памятная доска.

Находясь на службе, П.К.Тобилевич (будущий актер Саксаганский) принимает участие в представлениях гастролировавшей в Николаеве труппы М.Чернышева.

В 1883 году он оставляет военную службу и поступает актером в профессиональную украинскую труппу М.Л.Кропивницкого и М.П.Старицкого.

В 1885-1888 годах Саксаганский в труппе М.Л.Кропивницкого, а в 1888-1890 годах – Н.К.Садовского. Родственные связи сами по себе не гарантировали общности творческих устремлений, не удерживали от конфликтов. В 1890 году труппа Н.К.Садовского распадается на “Товарищество актеров во главе с Н.К.Садовским и М.К.Заньковецкой” и “Товарищество русско-малороссийских актеров”, которое возглавил П.К.Саксаганский. В труппу последнего также входили И.К.Карпенко-Карый и несравненная М.К.Садовская-Барилотти.

Через восемь лет, в 1898 году, после того как к труппе присоединился Н.К.Садовский, последняя стала называться “Объединенное товарищество П.К.Саксаганского и Н.К.Садовского”, а еще через два года, в 1900 году, с вхождением в товарищество М.Л.Кропивницкого и М.К.Заньковецкой, - “Малороссийской труппой М.Л.Кропивницкого под руководством А.К.Саксаганского и Н.К.Садовского с участием М.К.Заньковецкой”.

В 1903 году Кропивницкий и Заньковецкая оставили труппу и она становится “Малороссийской труппой под руководством А.К.Саксаганского и Н.К.Садовского”. В 1905 году труппу оставляет и Садовский, и она, естественно, меняет название – именуется “Товариществом малороссийских актеров во главе с  П.К.Саксаганским при участии И.К.Карпенко-Карого”.

Осенью 1909 года, после почти двадцатилетнего участия в руководстве “Товариществом”, А.К.Саксаганский оставляет его. Но не выступать он, естественно, не мог. В содружестве с различными украинскими театральными товариществами, а то и создав собственную труппу, он продолжает играть на сценах разных городов. В частности, в 1915-1916 годах – в “Товариществе малороссийских артистов под руководством И.А.Марьяненко, в 1916-1917 годах – в “Товариществе малороссийских артистов с участием М.К.Заньковецкой и А.К.Саксаганского”.

Как режиссер П.К.Саксаганский подготовил и поставил более 200 спектаклей.

Актера Саксаганского отличала яркая оригинальность, неповторимая индивидуальность и гениальная простота. Он показал себя большим мастером в раскрытии внутреннего содержания образа с помощью детальной разработки его внешнего рисунка, филигранной шлифовки малейших деталей на уровне мимики, жеста, речевых интонационных нюансов и так далее.

П.К.Саксаганский – актер комического плана, тем не менее широта его творческого диапазона была неограниченной. Среди его лучших ролей: Возный и Выборный (“Наталка Полтавка” И.П.Котляревского), Карась (“Запорожець за Дунаєм” С.С.Гулака-Артемовского), Солопий Чаривник («Сорочинський ярмарок» М.П.Старицкого),  Гнат («Назар Стодоля» Т.Г.Шевченко), Стецько, Шельменко («Сватання на Гончарівці”, “Шельменко-денщик” Г.Ф.Квитки-Основьяненко), Иван Непокрытый (“Дай серцю волю, заведе в неволю” М.Л.Кропивницкого), Иван Барильченко (“Суєта” И.К.Карпенко-Карого), Феноген («Хазяїн» того же автора), Кабыця (“Чорноморці” М.П.Старицкого), Франц Моор («Разбойники» Ф.Шиллера) и другие.

Уже отмечалось, что именно в Николаеве в 1882 году Саксаганский впервые ступил на профессиональную сцену труппы Чернышева, а в 1883 году окончательно сменил военный мундир на постоянно сменяемый и столь различный актерский гардероб.

Правда, поначалу все было довольно скромно. Он выступает исключительно в народных сценах, если не считать маленькой роли в пьесе В.Александрова  “За Німан іду”. Настоящий актерский дебют состоялся позже, в Елисаветграде, в пьесе  М.Л.Кропивницкого “Доки сонце зійде…”, где он успешно сыграл роль Бориса. Пока же, в 1883 году,  труппа М.П.Старицкого и М.Л.Кропивницкого посещает Николаев. В составе труппы Саксаганский, но выступает еще только в массовых сценах.

В 1885 году и в следующем, 1886-м, Саксаганский в составе труппы М.Л.Кропивницкого впервые выступает в Николаеве в ролях: Данилы в пьесе «Розумний і дурень» и Бондаря в пьесе «Бондарівна» – обе пьесы И.К.Карпенко-Карого,  писаря Вышкварка в пьесе «Чортова скеля» и в других.

В конце 1889 года он снова в Николаеве, но уже в труппе Н.К.Садовского. Спектакли этой труппы шли с 21 декабря 1889 года по 12 января 1890 года. Вместе с созданной в 1890 году под его руководством труппой, названной «Товариществом русско-малороссийских актеров», Саксаганский выступает в Николаеве также в 1891, 1892, 1893 и 1896 годах.

Газета «Южанин» от 17 января 1893 года отмечает: «Необходимо заметить, что такую игру нам приходилось встречать только в труппе Кропивницкого. Молодые лицедеи из труппы Саксаганского с каждым днем прогрессируют».

В 1898 году к труппе присоединился Н.К.Садовский  и в этом же году в мае месяце труппа Саксаганского опять выступает в Николаеве. Выступает она и в 1900 году, когда в труппу вошли М.Л.Кропивницкий и М.К.Заньковецкая. В этом же наиболее, пожалуй, сильном составе труппа гастролирует в Николаеве в 1901 и 1902 годах. «Южная Россия» от 2 октября 1902 года дает высокую оценку спектаклям труппы и, в частности, отмечает: «Саксаганский – комик чистой воды. Свои роли он проводит с удивительной последовательностью».

Выступает труппа А.К.Саксаганского и в 1906 году, но уже после значительных потерь. К этому времени труппу покинули М.Л.Кропивницкий, М.К.Заньковецкая и Н.К.Садовский. Причем, на этот раз играли, разделившись на две группы. Вторая выступала в Вознесенске.

В сентябре 1909 года А.К.Саксаганский прибывает вместе с театром в Николаев, чтобы провести здесь прощальный вечер, посвященный его уходу из созданного им «Товарищества малороссийских актеров». Здесь, в Николаеве, начиналась его актерская жизнь, здесь он хотел подвести ее главный итог.

На этот раз игралось второе действие из оперетты Н.В.Лысенко «Чорноморці», третье действие из комедии И.К.Карпенко-Карого «Суєта» и водевиль М.П.Старицкого «Як ковбаса та чарка, то минеться й сварка». «Николаевская газета» в номере от 2 октября 1909 года вспоминает прошлое и отдает должное одному из ярчайших представителей украинской сцены. «А.Саксаганский, как помнят, вероятно, старые  театралы, - пишет газета, - начал свою артистическую деятельность в Николаеве еще будучи офицером. А.Саксаганский в течение 26 лет высоко держал знамя малороссийской сцены».

Но жизнь, в том числе и театральная, самого А.К.Саксаганского продолжалась. В конце июля – в августе 1912 года он снова в Николаеве вместе с труппой Н.К.Садовского. Спектакли шли в Цирке Шеффера (Малая Морская, угол Таврической). Там же он выступал и в конце марта 1914 года с труппой русско-малороссийских актеров под управлением Н.А.Кучеренко и Г.Д.Зорина. В этом же месяце 1914 года он выступал и в Вознесенске, но уже с труппой Светлова. Отныне николаевская пресса называет его не иначе как  «корифей украинской сцены».

Наконец, снова в Николаеве Саксаганский оказывается в 1917 году. На этот раз он режиссер большой труппы украинских артистов (всего 34 человека), которая выступает в театре-цирке Шеффера с 20 февраля по 23 марта. В спектаклях принимала участие М.К.Заньковецкая. Дирижер Е.В.Москвичев, антрепренер Б.В.Романицкий. Сначала спектакли труппы имели шумный успех. Но в марте сборы падают. Николаевская публика стала предпочитать постановки одесской драматической труппы А.И.Сибирякова, гастроли которой проходили в самом театре Шеффера, одновременно с труппой, возглавляемой П.К.Саксаганским.

Больше Николаев Саксаганский, вероятно, не посещал. Всего же, не считая трехлетнего проживания в Николаеве, он приезжал сюда с различными труппами 15 раз – больше других корифеев украинского театра. В некоторой мере он даже был николаевцем: все-таки три года николаевской жизни – его служба в 58-м пехотном Прагском полку – дают на это известные основания.

 

 


 

САДОВСКАЯ-БАРИЛОТТИ   МАРИЯ  КАРПОВНА

(1855-1891)

Украинская драматическая актриса и певица (сопрано). Урожденная Тобилевич, сестра И.Карпенко-Карого, Н.Садовского, П.Саксаганского. По мужу итальянскому певцу – Барилотти.

Родилась в селе Костоватом Херсонской губернии, ныне Каменно-Костоватое Николаевской области. Там и прошла часть ее детства. После окончания в Елисаветграде гимназии Хрущовой работала учительницей. Принимала участие в местном любительском артистическом кружке. В 1876 году поступила в оперетту. Одно время выступала вместе с Кропивницким.

В 1882 году становится артисткой созданной М.Л.Кропивницким первой профессиональной украинской драматической труппы. С 1886 года – в труппе М.П.Старицкого. В последний год своей жизни выступала в драматической труппе П.К.Саксаганского.

В Николаеве М.К.Садовская-Барилотти гастролировала неоднократно. Первый раз в 1879 году в составе опереточной труппы М.Л.Кропивницкого, затем в 1883, 1884, 1885, 1889 и в 1890 годах.

Успешно пела Одарку («Запорожець за Дунаєм» С.С.Гулака-Артемовского), Панночку («Утоплена» Н.В.Лысенко), Наталку Полтавку в одноименной опере того же композитора. В пьесе М.П.Старицкого «За двома зайцями» прекрасно сыграла торговку-черевичницу. Играла в оперетте-шутке «Пошились у дурні» М.Л.Кропивницкого, в его драмах «Дай серцю волю, заведе в неволю» и «Доки сонце зійде, роса очі виїсть», а также в произведениях других авторов.

За прекрасный голос ее называли «украинским соловьем». Украинский композитор П.И.Нищинский вспоминал:  «Такої співачки українських пісень я більш не чув ніколи».

Скончалась Мария Карповна Садовская-Барилотти 27 марта 1891 года в Одессе, на 36-м году жизни. Похоронена в Елисаветграде. После ее смерти осталось двое детей, которых воспитывал ее второй муж Д.Н.Мова, известный в свое время украинский актер, певец, выступавший вместе с актрисой.

 

 


 

 

Глава пятая

ГАСТРОЛИ  ДРУГИХ  УКРАИНСКИХ  И  РУССКИХ  ДРАМАТИЧЕСКИХ ТРУПП.

АКТЕРЫ  И  ДРАМАТУРГИ  ЮЖНОГО  ПРИБУЖЬЯ

 

Труппы театра корифеев – не единственные украинские труппы, которые гастролировали в Николаеве. В разное время здесь выступали украинские и русско-украинские драматические объединения под управлением: Тимофея Чернышева (май 1882), И.П.Прохоровича (март 1887), А.Суходольского (март 1887), Андрея Соколова (октябрь 1888), А.М.Василенко (1888, эта же труппа выступала в Вознесенске), В.Е.Грицая (1892), Г.И.Деркача (1894), П.Д.Квитки (1899), В.П.Полинмясковского (август 1899), Кремаренко (июль 1905), С.Н.Максимовича (май 1906), Федорова-Ярмака и Николая Аркаса (июль-октябрь 1912), Н.А.Кучеренко и Г.Д.Зорина (январь 1914), Н.А.Кучеренко (сентябрь 1916 – февраль 1917) и других. Последняя в этом списке труппа Н.А.Кучеренко насчитывала в своем составе 75 человек, в том числе хор из 40 человек и 5 пар танцоров.

Украинские драматические труппы существовали и в самом Николаеве: Т.А.Иванова (1904-1908,  хором здесь руководил Г.Ф.Манилов), Н.И.Киреевского (1906-1907), Т.Колесниченко (1908), Н.Корниевского (1909),  Я.А.Славского (1914-1916),  Г.Д.Зорина (1916).  Причем, некоторые из них имели в своем составе и профессиональных актеров. Ставили они и русские пьесы.

Спектакли шли, как правило, на открытых сценах – в так называемых Садах трезвости № 1 и № 2, в чайной-столовой № 1 Комитета попечительства о народной трезвости, в помещении столовой при Судостроительных заводах. Ставили украинские пьесы и в Летнем театре на Бульваре. Летняя сценическая площадка, рассчитанная на массовую аудиторию, находилась также на путях в Лески. Называлась она по имени ее владельца – дача Барбе, австрийского подданного, в собственности которого находилась одна из лучших в городе гостиниц – Лондонская (угол Спасской и Соборной).

Украинский самодеятельный театр был при николаевской «Просвите», основанной 25 февраля 1907 года. В нанятом помещении Технического общества (Таврическая, 46, ныне Шевченко, 64, здание сохранилось) был создан любительский музыкально-драматический кружок и хор. Ставились спектакли, проводились музыкальные вечера. Разыгрывались на украинском языке оригинальные и переводные драматические произведения, украинская классика. Среди них «Запорожець за Дунаєм» С.С.Гулака-Артемовского, «Наталка Полтавка» И.П.Котляревского, «Шельменко-денщик» Г.Ф.Квитки-Основьяненко, «Сто тисяч» И.К.Карпенко-Карого и другие. Только за один 1908 год было поставлено 28 пьес, из них 4 драмы, 3 оперы, 8 комедий и 13 шуток. Позднее, правда, деятельность музыкально-артистического отделения «Просвиты» не была столь активной, но начало было поистине блестящим.

Большую часть репертуара всех украинских трупп и кружков составляли пьесы, написанные корифеями.

Помимо «Просвиты», большую художественно-просветительскую работу проводил в Николаеве Артистический кружок. Идея создания такого кружка, по примеру уже существовавшего в Севастополе, возникла еще в начале 1870-х годов. В фонд кружка тогда было собрано 300 рублей, но дальше дело не пошло.

И все-таки кружок был создан. Он был основан 26 апреля 1890 года, и здесь немаловажное значение имела подготовка к 100-летию основания города Николаева. В юбилейные дни, в конце августа 1890 года, кружок дважды сыграл пьесу А.Н.Островского «Доходное место». 26 февраля 1891 года тот же кружок ставит в театре, бывшем Монте, другую пьесу Островского – «На бойком месте». Режиссер И.Камлюхин.

Первым председателем правления Артистического кружка была Екатерина Петровна Матвеева. Но скоро, в конце 1891 года, ее сменил Григорий Николаевич Ге – видный николаевский общественный деятель, натура, безусловно, не ординарная, художественная. О нем разговор будет позднее, отдельно.

Кружок устраивал «общедоступные спектакли», маскарады, музыкальные вечера. В первые годы его существования членами его были будущий градоначальник вице-адмирал А.И.Мязговский, жена историка и композитора Н.Н.Аркаса Ольга Ивановна Аркас. Всего же в его составе насчитывалось свыше 40 человек.

Отдельные спектакли, подготовленные кружком, шли в Русском театре Ковалева.

Однако в середине 1900-х годов этот Артистический кружок распался. Пришлось возрождать его заново. Для этого в октябре 1907 года была создана специальная Театральная комиссия. Учредительное собрание нового Артистического кружка состоялось 16 февраля 1908 года в здании биржи. Члены кружка делились на творческих, то есть принимавших участие в постановках, и просто любителей. Последние платили членский взнос – 3 рубля в год.

Товарищем (заместителем председателя) первого кружка был Георгий Антонович Властелица. Он же вошел и во второй состав. Коммерции советник, председатель Биржевого комитета, Г.А.Властелица, с именем которого связан один из самых шумных в истории Николаева уголовный процесс «О растрате 5 миллионов», имел несомненный актерский и режиссерский талант. Известно, например, что 20 марта 1909 года в зале Городского собрания состоялся «Юбилейный спектакль в память Н.В.Гоголя». Любители драматического искусства поставили комедию Н.В.Гоголя «Женитьба». Подколесина играл Г.А.Властелица. А 28 декабря того же года в том же зале под режиссурой Властелицы разыграна постановка «Русская свадьба».

По примеру николаевского Артистического кружка в январе 1910 года такой же был создан в Богоявленске.

Однако существование Артистического кружка в Николаеве подходило к концу. По сообщению выходящей в Николаеве «Трудовой газеты» от 13 декабря 1913 года, кружок прекратил свою работу по причине переезда большинства его членов в Севастополь.

Артистический кружок был далеко не единственной самодеятельной организацией любителей сценического искусства. В разное время в Николаеве существовали труппы Н.Н.Кремнева (1904), Н.А.Васильева (1904), Н.В.Самойлова (1903-1905), Н.И.Киреева (1907), И.М.Правдина (1908) и других. Спектакли шли в доме Стоянова, на открытой сцене клуба гражданских чинов (угол Никольской и Фалеевской, бывший дом Аркаса) и в других местах, в том числе и на уже названных сценических площадках.

Любительские драматические кружки были в учебных заведениях (Первой и Второй женских гимназиях, Реальном училище), в воинских частях (Резервном батальоне, 58-м пехотном Прагском полку), при Попечительстве о народной трезвости под управлением А.Н.Никитаса, при обществе «Красного креста» и другие. Спектакли этих коллективов ставились как украинские, так и русские. И не было случая, чтобы залы не были переполнены.

Ставились спектакли, проводились всевозможные вечера, естественно, также и с благотворительными целями – в помощь различным категориям нуждающихся. Масштабы благотворительности были весьма широки. 22 февраля 1907 года кружком местных дам был дан спектакль, половина сбора от которого – 1017 рублей была передана «члену уфимского отделения крестьянского банка П.Я.Никольскому для устройства столовых имени николаевских граждан в наиболее нуждающихся селах Мензелинского уезда» («Николаевская газета» от 5 апреля 1907 года). Спектакли шли в пользу нуждающихся учащихся, в пользу голодающих.

Продолжают выступать в Николаеве и провинциальные профессиональные труппы актеров с репертуаром русских авторов. Это прежде всего труппа Вениамина Ивановича Никулина, неоднократно гастролировавшая в городе и считавшаяся чуть ли не своей. Далее следуют труппы П.П.Ивановского (1901), Н.Ф.Барцева (1904), А.М.Коралли-Торцова  (1908), М.М.Петипа (1910), В.П.Крамаренко (1912), В.Н.Голицына-Викторова (1914), М.Карцева (1914) и целый ряд других.

О «Товариществе русских драматических артистов под управлением В.П.Крамаренко» следует сказать отдельно, хотя бы потому, что 2 сентября 1912 года эта труппа в Цирке-театре Шеффера (Таврическая, угол Малой Морской) сыграла пьесу «Танькина карьера» - по одноименной повести николаевского журналиста и писателя А.Л.Гранкина.

Николаевцем был также Н.В.Самойлов. 19 июня 1905 года на летней сцене Народного театра Сада трезвости № 1 самодеятельная труппа под его управлением сыграла пьесу С.А.Найденова «Дети Ванюшина». Н.В.Самойлов и сам сочинял пьесы. Еще в 1899 году Управлением по делам печати был одобрен и разрешен к представлению его фарс в 3-х действиях под названием «Жрецы Венеры».

В 1912-1914 годах в этом же летнем театре Народного сада трезвости № 1 выступала труппа профессиональных артистов под руководством уроженца Николаева Ивана Андреевича Гранкина (1889-1971),  позднее актера Херсонского драматического театра и кино, сына А.Л.Гранкина.

Наконец, в 1914-1916 годах на подмостках этого же театра Народного сада трезвости выступило «Товарищество драматических артистов» под управлением А.И.Зайцева и режиссурой Я.А.Славского. Последний – уроженец Николаева. Занимался он и репетиторством – давал уроки сценического искусства, о чем свидетельствуют его объявления в «Николаевской газете».

Давал уроки драматического искусства и режиссировал любительские спектакли и П.П.Ивановский. Был в Николаеве и театральный частный реквизитор и бутафор Штаньковский (Спасская, 11, корпус 1, квартира 2), поставлявший реквизит и бутафорию для любительских и благотворительных спектаклей. Известным парикмахером-гримером, обслуживающим николаевские театры, начиная с 1897 года, был А.У.Кемельмахер – один из организаторов в 1917 году в Николаеве Союза театральных тружеников.

В ноябре 1913 года в Николаеве было открыто отделение Всероссийского театрального общества, у истоков которого, как уже было сказано, стояла М.Г.Савина. Его председателем стал Сафонов, секретарем – Смоленский. Отделение, целью которого было помогать нуждающимся сценическим деятелям, довольно активно стало рекламировать себя в местной прессе. Однако дальше объявлений и заявлений дело не пошло.

Были в Николаеве и свои драматурги, но за давностью лет сведений о них сохранилось мало. Об одном из них И.Н.Третьякове сообщает газета «Южанин» в номере от 16 января 1899 года. По словам газеты, этот местный автор является сочинителем нескольких преимущественно украинских пьес, одна из которых «Безвинна грішниця, або кара власному батькові», драма в 5 действиях,  «идет в первый раз в г. Харькове  с  участием известной артистки М.К.Заньковецкой».

Эта же газета пишет, что сочиненный Третьяковым фарс из военной лагерной жизни «Без пушек и штыков» принят к постановке в Гродно и Оренбурге. Он же «в непродолжительном времени ставится в театре Шеффера труппою гг. Аярова и Ивановского».

И еще два имени. В приложении к «Николаевской газете» от 15 августа 1912 года сообщается, что «Г. Костин предлагает городской управе к  предстоящим торжествам Отечественной войны приобрести для постановки его патриотическую пьесу «Наполеон и Кутузов». Эта же газета в номере от 20 января 1913 года сообщает, что «Дирекция театра Шеффера ведет переговоры с местным драматургом М.М.Кисиным о постановке его пьесы «Редактор Хлябин».

В последнем случае газета, похоже, была на данный момент не совсем верно информирована, ибо уже в номере от 29 января 1913 года в разделе «Театральные заметки» за подписью Фланер газета печатает отрицательный отзыв о постановке самой пьесы в театре Шеффера под его же антрепризой. Назвав постановку пьесы ни больше ни меньше как «свинством», газета продолжает: «Как иначе прикажете назвать появление на сцене бездарнейшей, пошлейшей, с позволения сказать, пьесы местного драматурга М.Кисина «Редактор Хлябин»?» И дальше: «Не имея никакой завязки, она дает ряд ничем не связанных пошлейших, лишенных сценичности картинок, почему-то пристегнутых к редакционной жизни».

Сведений о Г. Кисине, к сожалению, нам отыскать не удалось. Зато в историю художественной культуры, театра, драматургии Николаевщины так или иначе вошли:

 


 

 

ГЕ  ГРИГОРИЙ  НИКОЛАЕВИЧ

(1830-1911)

Писатель, драматург, художник, культурный и общественный деятель. Брат известного художника Н.Н.Ге и писателя и драматурга И.Н.Ге. Псевдонимы: Лядава, Григор и другие.

Родился в Воронеже в семье офицера Николая Осиповича Ге, потомка французского эмигранта, Мать – дочь сосланного в Воронеж поляка Якова Садовского. В 1840-1846 годах обучался во 2-й Киевской гимназии, после окончания которой поступает в высокопрестижную Петербургскую школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров. В 1849 году был выпущен корнетом и направлен в Гродненский лейб-гвардии гусарский полк. Как знаток лошадей, их выездки, в 1856 году становится эскадронным офицером в Петербургской военной школе. Автор опубликованной в 1866 году книги «Выездка верховой лошади».

Природа наградила Г.Н.Ге способностями и к рисованию. Он даже собирался поступать в Академию художеств. Но скоропостижная смерть отца нарушила все планы. Она заставила Г.Н.Ге выйти в отставку (1856), а затем переехать на юг, где находилось сложное, запутанное хозяйство отца.

В 1865-1879 годах он живет в Херсоне, служит в акцизном управлении. В 1879 году переезжает с семьей в Николаев, где проживал по улице Инженерной, 1 (здание сохранилось). В 1880 году надворный советник Г.Н.Ге был избран в гласные Городской думы. Занимал должность члена управы, а с 1888 года по 1906 год (с небольшими перерывами) – думский секретарь.

В 1881 году по улице Наваринской, 19 открывает собственную баню с различными отделениями, с оплатой за пользование от 25 копеек до 1 рубля 50 копеек.

Сотрудничает в «Николаевском вестнике», а затем в «Южанине». Выступает с публицистическими статьями на актуальные городские темы, с театральными рецензиями, обзорами художественных выставок, в которых выставляет и свои работы.

Как общественный деятель Г.Н.Ге с самого начала занял открытую, нелицеприятную позицию. «Николаевская газета» в своем номере от 14 августа 1880 года, рассказывая о городских новостях, сообщает: «Мы слышали, что В.А.Даценко (тогда член городской управы – авт.) возбуждает против Г.Ге судебное преследование за клевету». Эта же газета 30 декабря 1880 года публикует направленные против Ге «Заметки праздношатающегося», представив последнего чуть ли не как скандалиста, клеветника, болтуна. Обвинения повторились в номере от 5 февраля 1881 года – раздел «Городская хроника» и в номере от 7 мая 1881 года – в материале Федоровича «Открытое письмо Г.Ге». Но Г.Н.Ге удалось все-таки переубедить своих оппонентов. Выборщики в думу по-прежнему доверяют ему защищать в думе их интересы.

Занимается Г.Н.Ге и литературно-художественной деятельностью. Проблемам эмансипации женщины, столкновения поколений посвящены его не лишенные мелодраматизма и назидательности пьесы: «Жена» – комедия, переделка с французского (1868), «Ганнуся» (1870), «Каникулы» (1871), «Шквал» (1892). Последняя пьеса с успехом шла не только в провинции (Николаев, Харьков), но и в Петербурге.

Одна из четырех дочерей Ге – Зоя становится участницей народнического движения. Этот факт и другие жизненные наблюдения, а первую очередь над судьбой передовой еврейской молодежи, были положены им в основу романа в двух частях «Софья Малич (Между старым и новым)», вышедшего в 1888 году в Петербурге. В центре романа находится история жизни молодой еврейской девушки. Но его содержание значительно шире. Много внимания уделяется жизни еврейских эмигрантов за границей. Затронуты темы выбора пути, сословных различий и другие. Однако рыхлость композиции, неестественность положений, погрешности в языке не позволили автору в полной мере реализовать свой замысел.

В 1890 году Г.Н.Ге принимает активное участие в создании, а затем и в руководстве Артистического кружка, целью которого было «развитие чувства изящного посредством драматических и музыкальных собраний». Для членов этого кружка, а также для всех тех, кто интересуется драматическим искусством, в марте этого года Г.Н.Ге выступает с лекциями, которые вошли в его теоретическую работу «О драматическом искусстве», напечатанную в Николаеве в 1890 году в Русской типо-литографии.

На театр, его назначение Ге смотрит прежде всего с просветительских позиций. Он пишет: «Надо твердо стоять за предъявление к театру самых настойчивых, напряженных требований, а именно: служения только высшим умственным и нравственным нашим интересам путем все более и более искусного воспроизведения нашей жизни, наших нравов, наших страстей, наших пороков… Нам следует всевозможными путями протестовать против принижения этой народной школы» (с.23).

Работа основывается на нормативной, исключительно рациональной основе. Автор лекций (а их всего четыре) считает, что непосредственной целью драматического искусства является выражение психического состояния человека. От актера он требует так называемой физиологической правды, ибо «каждое психическое состояние имеет свои особые проявления» (с.37). Подробно рассматриваются такие приемы создания на сцене человеческого характера, как жестикуляция, мимика, речь (прозаическая и стихотворная), дикция (эпическая и лирическая), ритм, рифмы.

Что же касается самого процесса вхождения в роль, то Г.Н.Ге придерживается здесь известной концепции французского просветителя Дени Дидро, автора «Парадокса об актере». «Актеру, - считает он, - надо уметь не чувствовать, а изображать всякое чувство» (с.59).

Сейчас трудно установить, какую конкретную роль сыграли рассуждения Г.Н.Ге о драматической игре. Но несомненно, что они будоражили сценические поиски актера, заставляли его, пусть даже по принципу отталкивания от положений автора «Лекций», искать путей воссоздания на сцене человеческих характеров, овладевать искусством перевоплощения.

В том же 1890 году выходит в свет книга Г.Н.Ге «Исторический очерк столетнего существования города Николаева при устье Ингула (1790-1890)». При некоторых неточностях и пробелах, без которых не обходятся подобного рода сочинения, труд Г.Н.Ге – это первое серьезное, основанное большей частью на многочисленных архивных материалах, монографическое обозрение, которое и до настоящего времени является существенным источником сведений по истории Николаева. Особый интерес представляют приведенные в книге статистические данные.

Скончался Григорий Николаевич Ге 1 ноября 1911 года. Похоронен на средства города на местном кладбище. Могила сохранилась. В некрологе, напечатанном в «Николаевской газете», говорилось: «В книге жизни Григория Николаевича можно найти много светлых страниц, характеризующих его как идеально честного человека».

 


 

 

ГЕ  ГРИГОРИЙ  ГРИГОРЬЕВИЧ

(1868-1942)

Актер, драматург, писатель. Псевдоним: Бертольди. Сын Г.Н.Ге.

Родился в Херсоне. В 1870-1877 годах жил с матерью за границей (Франция, Швейцария). В 1886 году окончил реальное училище в Николаеве.

Культурная атмосфера, с детства окружавшая Григория Ге, влюбленность в театр, собственные сценические данные – все это привело к тому, что юноша избирает профессию актера. Он едет в Петербург и поступает в Театральную школу Л.Д.Коровьякова, где его учителем был М.И.Писарев, муж актрисы П.А.Стрепетовой.

Сценическую деятельность начал в 1887 году. Играл в театрах провинциальных городов: Саратова, Астрахани, Вильно, Воронежа, Харькова и других. В 1896 году Г.Г.Ге был приглашен в Петербург в театр Литературно-артистического кружка. Здесь идет его пьеса «Трильби» на сюжет одноименного романа Де Морье. В 1897 году он становится артистом Александринского театра. Тут он выдвинулся в таких сложных ролях, как Гамлет, Шейлок, Яго, Мефистофель, Иванов, Иоанн («Смерть Иоанна Грозного» А.К.Толстого) и других. На сцене этого театра  играл до 1929 года.

Г.Г.Ге – автор более 20 пьес, главным образом мелодрам. Среди них: «Набат», «Казнь», «Кухня ведьм», «Босяк и регент», «Жан Ермолаев», «Свобода искусства», «Новый Гамлет», «Стоит ли жить», «Дневник сатаны», «Виновные, но не судимые». Им же впервые был переделан в пьесу роман Л.Н.Толстого «Воскресение». Пьесы его шли на сценах Харькова, Одессы, Николаева и других городов. Причем, в ряде случаев с участием самого автора.

Не отличаясь новизной конфликтов и ситуаций, пьесы Г.Г.Ге наделены к тому же не всегда оправданным пафосом и мелодраматическими эффектами. Но яркая сценичность, благородство чувств увлекали зрителей.

В Николаеве в январе-феврале 1899 года в театре Шеффера шла его «Казнь», а 27 и 28 июля 1906 года с участием самого автора шли его пьесы «Больные итоги» и «Вопросы чести». 8 декабря 1907 года на этой же сцене – «Трильби», а 10 июля 1916 года в Саду № 1 Комитета попечительства о народной трезвости «Товариществом драматических артистов» была поставлена пьеса Г.Г.Ге «Кухня ведьм».

Писал Г.Г.Ге и прозу. Причем, в отличие от его драматических произведений он избегает нарочитой приподнятости и романтического пафоса. Его рассказы «Майорка» и «Черная девушка» примечательны спокойной манерой повествования, наблюдательностью и психологизмом.

Г.Г.Ге  принадлежат также рассказ «Гастролер», очерк «Гнилые корни», повесть «Якорь смерти». Он автор произведений мемуарного жанра: «Приключения и встречи», «Из провинциальных впечатлений», «Воспоминания о Н.Н.Ге», «Воспоминания».

 


 

 

ЗАРНИЦКАЯ  ЕФРОСИНИЯ  (ЗИНАИДА)  ФИЛИППОВНА

(1867-1936)

Украинская драматическая актриса и певица. Настоящая фамилия Азгуриди.

Родилась в Одессе. Здесь же закончила в 1886 году музыкальную школу. На профессиональную сцену  впервые вступила в 1889 году как артистка труппы М.Л.Кропивницкого, сыграв в оперетте Н.В.Лысенко «Чорноморці» роль Кулины.

В 1893 году в составе труппы Г.О.Деркача гастролировала во Франции: Париж, Бордо, Марсель.

Начиная с 1894 года,  Зарницкая выступает в различных украинских и русских труппах, в том числе у антрепренера Щукина, а также в театре А.З.Суслова, женой которого она была. В 1919-1924 годах играет в Петроградском украинском театре имени Т.Г.Шевченко, а в 1927-1930 годах – в Харьковском Краснозаводском украинском драматическом театре.

Это была актриса широкого диапазона. Играла роли самые разнообразные: и драматические,  и комедийные. Обладала красивым голосом – сопрано. Прекрасно танцевала.

С успехом выступала в роли Христины в «Наймичці» И.К.Карпенко-Карого, Азы в пьесе «Циганка Аза», Марии Лучицкой в «Талані» М.П.Старицкого, Натальи в «Лимерівні» Панаса Мирного.

К числу ее любимых ролей принадлежала также роль Олеси в пьесе М.Л.Кропивницкого с таким же названием. Роль эта была разработана ею по-новому: просто, искренне, без особой интонационной выразительности, применяемой ею в раскрытии других драматических героинь.

К большой творческой удаче Ефросинии Зарницкой относится исполнение ею роли Ганны в пьесе «Мати-наймичка» И.А.Тогобочного. В этой пьесе, не совсем удачно написанной драматургом на основе поэмы Т.Г.Шевченко «Наймичка», своей вдохновенной игрой Е.Ф.Зарницкая поднимается до высоких творческих образцов самой М.К.Заньковецкой. Это было лучшее, что обе они взяли от своего первого учителя – М.Л.Кропивницкого.

Певческий голос позволял Зарницкой принимать участие и в музыкальных спектаклях. Она выступала в роли Оксаны в «Запорожце за Дунаем» С.С.Гулака-Артемовского, Наталки в «Наталке Полтавке» Н.В.Лысенко, Панночки в «Майской ночи» Н.А.Римского-Корсакова. Она пела партию Катерины в одноименной опере Н.Н.Аркаса и партию Гальки в опере Станислава Монюшко.

С большим успехом выступала Зарницкая и в опереттах: в «Корневильских колоколах» Роберта Планкета, где она блестяще играла Серполетту, в «Продавце птиц» Карла Целлера – в роли Христины, в «Гейше» Джона Сидни исполняла заглавную партию и других.

В 1931 году актриса оставляет сцену и поселяется у родственников в городе Первомайске по улице Мичурина, 17. Здесь 30 июня 1936 года она скончалась, здесь и похоронена.

 


 

Глава шестая

ИСКУССТВО  КИНО

Рядом с драматическим театром в конце  XIX - начале ХХ  столетия  утверждается новый вид искусства – кинематограф.  28 декабря 1895 года в Париже, на Бульваре Капуцинов, в подвале «Гран кафе» демонстрировались эпизоды из жизни семейства Люмьер. Сеансы стоимостью за вход один франк продолжались целый день по 20 минут. Длина одной ленты колебалась от 8 до 17 метров. Интерес к «Великому немому» был огромен.

Не так уж много времени понадобилось, чтобы изобретение братьев Луи и Огюста Люмьер дошло до Николаева. Менее чем через год, 4 августа 1896 года, в театре Я.Я.Шеффера николаевские зрители могли познакомиться с широко афишируемой новинкой. Правда, первый сеанс кинематографа, как сообщала об этом городская газета «Южанин», «во всех отношениях не удался и вызвал протесты публики в форме свиста и шиканья». Однако другие заезжие гастролеры были более удачливыми. Прибыв в город с передвижным кинопроекционным аппаратом немецкого производства, так называемым биоскопом, либо с аппаратами братьев Люмьер, Пате, Гамона, они арендовали более или менее подходящее помещение, а дальше – все дело в рекламе и в характере предлагаемых публике сюжетов.

Отснятые ленты первоначально были небольшими, до 20-30 метров. Это прежде всего поражавший всех своей динамикой эпизод «Прибытие поезда», ленты «Венера в раковине», «Политый поливальщик». Затем протяженность фильмов увеличивается, а упор ставится на занимательности и развлекательности: «Купание придворных дам», «Выбор живого товара для гарема», «Неверная жена, застигнутая при преступлении», «Охота на блох».

При этом внимание обращалось не только на качество, но и количество лент. Так, во время гастролей в Цирке-театре Шеффера (Никольская, 32) «знаменитого и единственного в мире аппарата Синематограф Люмери» в октябре 1901 года за один сеанс показывалось «50 лучших картин». Но это еще не предел. В том же Цирке-театре в мае 1903 года во время представления, даваемого представителем берлинской компании биоскопов И.Готлиба, за один сеанс шло 100 картин.

Иногда приезжие демонстранты после последнего сеанса устраивали для посетителей танцевальные вечера.

Первым собственно николаевским биоскопом стал «Электро-биограф», открытый на Бульваре 1 августа 1906 года А.Э.Боярским. Он же 30 сентября того же года основывает и первый стационарный кинематограф, располагавшийся на втором этаже здания Технического общества на улице Таврической. Дом этот сохранился. Теперь это улица Шевченко, 64. Цены по тем временам были отнюдь не низкими. Ложа на четыре персоны стоила 2 рубля 50 копеек, 1-й ряд – 50 копеек, 2-й – 35 копеек, 3-й – 20 копеек. Для детей и учащихся: 1-й ряд – 35 копеек, 2-й – 25 копеек, 3-й – 20 копеек. Тем не менее, публика оценила эту заграничную новинку – и число биоскопов в Николаеве неуклонно растет.

В этом же 1906 году на углу Московской и Никольской в зале Каневского (дом Когана) начинает действовать «Электро-биоскоп» Г.К.Зайлера, а напротив, в собственном доме, открывает свой «Электрион» Б.Каменка. Через год Зайлер сменит зал Каневского на зал Лира (улица Московская, угол Спасской). В освобожденном же зале Каневского 17 февраля 1907 года был открыт «Парижский иллюзион» (поющая живая фотография), якобы представляющий, как сказано в рекламе, «картины с пением и разговором». Но в действительности, как писала «Николаевская газета» от 20 февраля 1907 года, новый театр-иллюзион «оказался обыкновенным биоскопом, при котором где-то хрипит не первого сорта граммофон… Между тем цены на места значительно повышены». В дальнейшем здесь расположился «Электро-биоскоп» И.И.Кари, затем кинематографы «Экспресс», «Полярная звезда» и, наконец, снова «Экспресс».

Каменка же переносит свой театр «Электрион» в другое место – на Военный рынок (угол Одесской, ныне Потемкинской, и 5-й Слободской). Правда, скоро Каменка уступает свой театр Неелову, который меняет название иллюзиона на «Мираж».

В том же 1907 году, 22 апреля, Зайлер открывает на Бульваре в специально построенном здании «Оперный театр-иллюзион», по словам рекламных объявлений, «оборудованный самыми дорогими усовершенствованными поющими аппаратами и машинами». Сеансы здесь шли беспрерывно – с 6 часов вечера и до 11 часов ночи, а в отдельные дни и с 2 часов дня.

14 октября 1907 года Чавка и Майхем открывают по улице Спасской, 38, недалеко от Соборной, в доме Селюка «электро-театр «Эрмитаж». Они же стали практиковать выступление в театре актеров развлекательных жанров. Позднее «Эрмитаж» переходит в руки В.В.Зильбертовича, который стал проводить специальные детские сеансы по ценам от 12 до 25 копеек. По вечерам в 1916-1917 годах здесь играл оркестр под управлением Ф.Крейна. В августе 1916 года в этом театре выступал сверх кинопрограммы приехавший из Одессы Леонид Утесов. «Николаевская газета» писала о нем как о «любимце публики, популярном юмористе-рассказчике». Сообщалось, что Леонид Утесов «исполнял последние новинки своего обширного репертуара».

На углу Соборной и Никольской, в доме  Е.К.Гончарова 23 марта 1907 года был открыт «электро-театр» «Иллюзия» А.Зеленского. Летом здесь для охлаждения воздуха в зале действовали «электрические веера». В театре была открытая сцена. На той же Соборной, но уже угол Спасской, в доме Рюминых, расположился открытый 14 октября 1907 года театр «Иллюзион» Л.Коносевича. По утверждению «Николаевской газеты», главный зал театра был «устроен с большим вкусом и удобствами для публики».

Неподалеку от «Иллюзиона» 3 января 1911 года был открыт «Первоклассный электро-театр «Олимп» (Соборная, 3, угол Никольской).

Для публики попроще и по более дешевым ценам шли ленты в иллюзионе «Просвещение», расположенном в «Доме общества трудолюбия» (Малая Морская, 43).

Заметным событием в жизни города явилось открытие 26 декабря 1913 года Большого, как он официально назывался, кинотеатра, рассчитанного на 1500 мест. Театр в стиле модерн построен на средства М.П.Иловайского по проекту архитектора М.Н.Честнокова на углу Соборной и Спасской и обошелся в 120 тысяч рублей.

Сам кинематограф совершенствуется в сторону создания сугубо игровых, в идеале – полнометражных лент. Он становится основным средством развлечения николаевцев, особенно среднего достатка. Наряду с мелодрамами, большие сборы давали комические ленты. Из иностранных актеров наибольшим успехом пользовался Макс Линдер, создатель кинематографического персонажа легкомысленного, всегда одетого в элегантный костюм, с усиками и тросточкой молодого человека, попадающего в самые нелепые ситуации.

М.М.Чухнин, один из фельетонистов «Николаевской газеты», в номере от 26 февраля 1914 года, скрыв свое имя под псевдонимом Ратмир, откровенно сетует, что у его сограждан:

 Нет ни возвышенных идей,

 Ни  эстетических желаний,

 Ни платонических страстей,

 Ни направлений, ни исканий…

Публика равнодушна ко всему, что относится к науке, высокой культуре, современной поэзии. Другое дело кинематограф:

 Вам подавай «живых» людей,

 Но без намека на «ученье»,

 Вам надо только развлеченье,

 Да попикантней, посмешней,

 Какой-нибудь «гвоздистый» трюк,

 Танго  и свору петиметров ,

 Макс Линдера, притом без брюк…

 И драму в тысячу сто метров…

Появляются фильмы, поставленные по произведениям Пушкина, Гоголя, Лермонтова, Чехова, Льва Толстого, Островского. На экранах Николаева демонстрируются ленты, созданные на основе спектаклей Московского художественного и других театров.

На кинорекламу не скупились и «подавали» фильмы подчас в самом фантастическом ракурсе. Вот, к примеру, реклама в «Николаевской газете» от 26 мая 1916 года:

                              КИНО-БОМОНД

    Исключительный боевик!  То, что ждет Николаев!

         По бессмертному произведению маститого

                        писателя А.Островского

     БЕЗ  ВИНЫ  ВИНОВАТЫЕ  (ПОДЗАБОРНИК)

                            Драма в 5 ч.  2000 м.

               Смотрите эту картину и вы получите

                 Полное эстетическое удовольствие

Этот кинотеатр, располагавшийся по Соборной (Александровской) улице, даже заручился согласием одной из самых популярных в это время артисток Веры Холодной выступить в нем с гастрольным спектаклем. Был объявлен день – 20 марта 1917 года и открыта предварительная продажа билетов. Но что-то помешало этому приезду.

 

 

В Николаеве родилась одна из первых популярных артисток немого кино

 


 

 

ЛЫСЕНКО  НАТАЛЬЯ  АНДРЕЕВНА

(1880-1969)

Будущая кинозвезда родилась в Николаеве в семье судового врача Андрея Витальевича Лысенко (1851-1910), родного брата Н.В.Лысенко – композитора, пианиста и педагога, основоположника украинской классической музыки. Сам Андрей Витальевич прекрасно играл на скрипке, мать будущей актрисы знала и любила петь украинские народные песни.

В Николаеве А.В.Лысенко служил с 1878 по 1884 год. Добровольцем принимал участие в русско-турецкой войне, плавал на пароходе «Тамань», принимал участие в заседаниях местного общества морских врачей, где выступил с докладом по проблемам хирургии. Занимался делами устройства в городе амбулатории общества. После выхода в отставку Андрей Витальевич переезжает с семьей в Знаменку (ныне Кировоградской области). Здесь он стал заведовать местной железнодорожной больницей.

В Знаменке прошли детские и юношеские годы Натальи Лысенко, здесь в местном любительском музыкально-драматическом кружке, созданном в 1898 году ее отцом, она сыграла свою первую роль – Катрю в пьесе М.П.Старицкого «Не судилось». В этом же кружке принимал участие и ее родной брат Юрий – в дальнейшем актер, выступавший одно время вместе с А.К.Саксаганским и М.К.Заньковецкой.

После получения образования в Одесском Институте благородных девиц, где она обучалась на казенный счет, Н.А.Лысенко едет в Москву.  Ее принимают в театральную студию при Московском Художественном театре. Ее учителями были такие крупные мастера сцены, как В.И.Немирович-Данченко, И.М.Москвин, В.В.Лужский, А.Л.Вишневский и другие. Окончив в 1901 году студию, она играет сначала в провинции, затем в Московском театре Корша, в 1909-1912 годах она артистка Киевского стационарного русского театра «Соловцов».

В 1913 году возвращается в Москву, в 1914 году поступает в Театр Суходольских. Здесь знакомится с известным уже тогда актером немого кино Иваном Ильичом Мозжухиным (1889-1939), который пригласил ее выступать в кино. Шел 1915 год. С этого времени и началась ее кинематографическая карьера.

Вместе с Мозжухиным,  ставшим ее мужем  и постоянным партнером в художественных лентах, Наталья Лысенко снимается в Московском киноателье «Акционерное общество А.Ханжонков и К»,  а после в съемочном павильоне Иосифа Ермолаева.

Уже первый фильм «Леон Дрей» (1915) обратил на нее внимание зрителей, а последующие ленты приносят ей славу звезды экрана. Это фильмы: «Катюша Маслова», «Без вины виноватые», «Отец Сергий», «На околицах Москвы», «Гримасы большого города», «Прокурор», «Нищенка» (по Беранже),  «На бойком месте», «Грех», «Сатана торжествующий», «Сын гадалки» и многие другие. Вплоть до 1919 года она была занята более чем в сорока фильмах. Впечатляющая внешность, красота, помноженная на подчеркнутую мелодраматическую манеру игры, как нельзя лучше отвечали требованиям тогдашнего экрана. Кинематографическая слава поставила ее в один ряд с опытной профессиональной актрисой Верой Холодной, пропустив вперед разве только Веру Холодную.

Осенью 1919 года Н.А.Лысенко вместе с Мозжухиным получает приглашение выехать на съемки в Париж. Обратно они не вернулись.

Во  Франции Н.А.Лысенко снялась в фильмах: «Проходящие тени», «Кин, или гений и беспутство», «Тяжелое приключение», «На рейде» и других. Некоторые из этих фильмов шли потом и на ее родине.

Фортуна, утвердившая ее на вершинах кинематографического Олимпа, была безжалостна к ней в старости. Оставшаяся без средств, забытая, потерявшая зрение («Мои глаза сожжены в Москве во время съемок в кино»), актриса скончалась в Доме для престарелых актеров недалеко от Парижа на 89-м году жизни.

 


 

ГРАНКИН  ИВАН  АНДРЕЕВИЧ

(1889-1971)

Актер драматического театра и кино. Сын николаевского журналиста и писателя  А.Л.Гранкина.

Родился в Николаеве в образованной, интеллигентной семье. Увлекался театром. С 1908 года выступает в составе провинциальных театральных трупп в Николаеве, Херсоне, Харькове и других городах.

В 1911-1914 годах  - руководитель русской драматической труппы в Николаевском Летнем театре № 1 Попечительства о народной трезвости (район обсерватории). Кроме него, в состав труппы входили: А.С.Чарова, Е.М.Дюруа, А.Г.Мирская, П.И.Кремнева, Н.Г.Кремнев, Ф.Е.Богданов-Бельский, А.С.Светланов, А.Г.Шейн, А.З.Арканов, В.С.Кордэ и другие – всего до 20 человек.

После выступлений в Николаеве И.А.Гранкин снова возвращается к положению странствующего артиста, продолжает выступать в составе различных передвижных, главным образом украинских драматических трупп.

Во второй половине 1920-х годов снимается в ряде художественных лент Одесской кинофабрики: Химченко («Подозрительный багаж», 1926), Пауль («Непобедимые», 1927), Клейст («Цемент», 1927), Бутович («В заметах», 1929).

В 1934 году Гранкин вместе со своей женой Любовью Свободиной создает в Новом Буге украинский самодеятельный театр, которому вскоре было присвоено звание Народного. Специальная комиссия из Харькова, ознакомившись с работой театра, приняла решение подарить театру два вагона декораций и костюмов.

Однако через два года супруги покидают Новый Буг, чтобы обосноваться в Херсоне, в его украинском музыкально-драматическом театре.

Среди драматических персонажей, которые особенно удавались Гранкину, следует выделить Мартына Борулю в одноименной комедии И.К.Карпенко-Карого и Миколу Задорожнего в драме «Украдене щастя» И.Франко.

Очерки истории культуры Южного Прибужья (от истоков до начала ХХ века). Книга вторая «Литература и театр». Раздел 1.

Рейтинг користувача:  / 0

 

Министерство образования и науки Украины

Одесский национальный университет им. И. И. Мечникова

Николаевский учебно-научный центр

 

О.Ф. КОВАЛЕВА  В.П. ЧИСТОВ

 

 

 

 

 

ОЧЕРКИ

ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ

ЮЖНОГО ПРИБУЖЬЯ

(От истоков до начала ХХ века)

книга вторая

литература и театр

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Николаев

ИЗДАТЕЛЬСТВО “ТЕТРА”

2000


 

ББК  63. 3 (4 Укр.)

      К – 56

 

 

 

 

 

Редактор Черных Анна Григорьевна – доктор исторических наук, профессор Николаевского учебно-научного центра Одесского национального университета им. И.И. Мечникова.

 

 

 

Печатается по решению совета Николаевского учебно-научного центра Одесского национального университета им. И. И. Мечникова.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ISBN 966-7149-20х                          ãО.Ф.Ковалева, В.П.Чистов

 «Очерки истории культуры Южного Прибужья», книга II, 2000.

ã Издательство «Тетра»

 


 

Вступление

Важнейшей составной частью культурной жизни общества любой формации, исторического периода является художественная культура, а в ней чуть ли не основное, центральное место занимают литература и театр. Именно они, при всей своей образной специфике, вбирают в себя существенные моменты общественной и духовной жизни, являются важнейшим вкладом в культурное достояние.

Каждый регион имеет свой характер, свои особенности, в том числе и в литературной, художественной жизни. Они есть и на Николаевщине. Вместе с тем Николаев, город, в котором всегда был высокий процент миграции образованных слоев населения, никогда не замыкался в самом себе. С самого начала здесь устанавливаются не только экономические, но и культурные связи с другими городами. Созданный как военное губернаторство, Николаев, помимо собственных творческих потенциалов, широко использовал, реализовал то, что было задумано или уже создано вне его.

Вполне естественно, что центром духовной культуры южного края, уже в силу географического положения, становится Одесса с итальянской оперой, ресторациями, дачами на морском побережье и самим морем, связывающим Россию с Южной Европой.

Другим сосредоточием поэтического вдохновения является Крым, привлекающий своей романтической природой, буйством красок.

Николаев, хотя и расположенный между ними, был прежде всего военно-морским центром, городом мастеровых, служилых или отставных военных. Особый статус самого города: губернаторство в губернаторстве (март 1805 - март 1917 г.) - отнюдь не способствовал его культурному развитию. Чинопочитание, исполнительность, расторопность - далеко не самые главные черты, если иметь в виду духовную культуру, творчество как таковое.

Город так и не обзавелся ни своим собственным театром, ни своей собственной, городской, а не общественной библиотекой. По сравнению с Одессой и Херсоном, здесь многое в культурной жизни состоялось позднее и по примеру этих и других городов.

Однако все это является только одной, хотя и немаловажной, стороной интересующей нас проблемы. Наиболее же существенным является то, что культурная жизнь Николаевского региона, в том числе и в области литературы и театра, в целом была довольно насыщенной и плодотворной. Здесь было немало творческих личностей, деятелей культуры, создавших произведения, заслуживающие того, чтобы о них вспомнить, попытаться разобраться в их сути - своеобразном завещании нам из прошлого в настоящее.

Что же касается самих исторических источников, то сюда относятся, хотя и немногочисленные, находки местных краеведов, скупые мемуарные сообщения, разрозненные архивные материалы, региональная пресса. Остались рассеянные по самым различным печатным изданиям поминания о тех или иных, имеющих отношение к рассматриваемой теме, фактах и самые противоречивые к ним комментарии.

О прошедшем сейчас много говорят, пытаются примерами из прошлого объяснить настоящее. И все это зачастую без достаточного знания самого прошлого, конкретных фактов, лиц, событий, произведений. Особенно недостает знания того, что происходило непосредственно в данной местности, на земле, которая по наследству перешла к нам и которую мы передадим своим потомкам. Как здесь не вспомнить А.С. Пушкина:

 Два чувства дивно близки нам,

 В них обретает сердце пищу:

 Любовь к родному пепелищу,

 Любовь к отеческим гробам.

В данной книге мы не стремимся дать полный очерк творчества того или иного писателя, человека, проявившего себя в области искусства, равно как не ставим целью раскрыть все стороны литературной и театральной жизни Николаевщины. Нам было важно, не впадая в субъективизм, не только показать, но и по возможности объяснить, пускай отдельные, но существенные факты, имеющие непосредственное отношение к литературе и искусству театра Южного Прибужья.

Во всем этом кроется много примечательного, как с точки зрения самого материала, его новизны, так и стремления через частное установить нечто общее, существенное в культурной жизни данного региона.

Книга снабжена именным указателем. Заключает ее список “Основная библиография”.

 

 


 

Раздел 1

ПИСАТЕЛИ

НА

НИКОЛАЕВЩИНЕ

 

 

 


 


 

Введение

 

Тема, вынесенная в заголовок раздела, многозначна и включает в себя ряд аспектов. Это и писатели, жизнь и творчество которых непосредственно связаны с данным регионом, и те, которые здесь только родились, а вся остальная жизнь их прошла за его пределами; и, наконец, те, которые прожили здесь определенное время, а то и просто посетили, проследовали через данную местность. Разумеется, нельзя писателей, отнесенных нами ко второй и третьей группам, считать николаевцами. Но все-таки в данном случае не всё решается так просто. Здесь нельзя не учитывать масштаб дарования писателя, литературного критика, его место и значение. Вместе с тем не следует увлекаться и приписывать "мимолетному" пребыванию даже весьма значительного писателя чуть ли не кардинальные результаты, приведшие к весьма существенным литературным переменам. Во всех случаях необходимо опираться только на факты, а не на домыслы, какими бы заманчивыми они не были.

Если же говорить о позициях, творческих направлениях писателей, о которых пойдет речь, равно как и вкусах образованных николаевцев, то в целом они совпадали с самим литературным движением. Атмосфера, которая так или иначе давала о себе знать на Николаевщине, практически мало отличалась от той, что царила в других губерниях.

В той или иной мере с Северным Причерноморьем пересекались жизненные пути некоторых известных в свое время писателей. Это служивший с 1783 года ординарцем у Г.А.Потемкина, а позднее, с 1786 по 1788 год, - генерал-адъютант в штабе адмирала С.К.Грейга, ученик И.Ф.Богдановича, почетный член "Беседы любителей русского слова", поэт и переводчик П.И.Голенищев-Кутузов. Участником русско-турецкой войны 1787-1791 годов, штурма Очакова был будущий писатель-сентименталист князь П.И.Шаликов. На юге, в том числе и в Николаеве, провел в общей сложности около восьми лет (1792-1800) С.С.Бобров - поэт, переводчик, эклектик по характеру своего творчества и масон по убеждениям. Последние годы нахождения Боброва на юге совпадают со временем пребывания в Николаеве писателя и публициста-моралиста П.М.Захарьина (с 1797 г. по 1799 г.).

Среди менее известных или практически совсем не известных авторов-беллетристов Николаевщины: Луценко, напечатавший в 1800 г. в Николаеве брошюру объемом в 9 страниц, озаглавленную "Ода на всерадостное прибытие Его Императорского Величества Государя Цесаревича и Великого Князя Константина Павловича в Николаев". Профессор штурманского училища П.И.Суворов опубликовал в 1802 г. "Слово на празднество коронования Императора Александра I, бывшее в Черноморском штурманском училище". На Черном море в 1812 - 1816 годах, командуя мелкими судами, служил В.Б.Броневский, автор "Записок морского офицера" (СПб., 1818-1819). Н.П.Вернер в 1832 г. печатает в типографии Черноморского гидрографического депо карт небольшое, на 25 страницах, сочинение на украинском языке "Мыкола Коваль. Малороссийская повесть ныняшнего времени".

И все-таки отнюдь не случайно за Николаевом прочно закрепилось его второе название - город корабелов. Здесь с самого начала XIX столетия в первую очередь переводились, создавались, а также печатались книги сугубо технического и военно-практического морского содержания. Имена переводчиков в большинстве случаев не указывались. Известны лишь некоторые из них. Это преподаватель английского языка в Черноморском училище, а затем лейтенант флота Юферов (1798, 1801) , профессор Я.Рубан (1803), капитан Х.Б. де Граве (1807), подпоручик, а затем лейтенант П.Т.Сизов (1833, 1837), чиновник 5-го класса К.Д.Сиверс (1834), лейтенант В.И.Истомин (1836), мичман, а затем лейтенант И. Шестаков (1841, 1845, 1846) и другие.

Среди оригинальных исследований, изданных в Николаеве, - книги и брошюры, авторами которых являются: профессор земледелия, ученый агроном и животновод М.Г.Ливанов (1799), врач-эпидемиолог, доктор медицины Д.С.Самойлович (802, 1803), уже упоминавшийся профессор штурманского училища П.И.Суворов (1803), адмирал А.С. Грейг (1830, 1832), астроном 5-го класса, член-корреспондент Академии наук К.Х.Кнорре (1832, 1836, 1837, 1838, 1845), корпуса корабельных инженеров штабс-капитан Апостоли (1833), корпуса корабельных инженеров капитан Дмитриев (1841), преподаватель Черноморской штурманской роты Л.Латышев (1842), капитан 1-го ранга М.П.Манганари (1850), капитан-лейтенант Г.И.Бутаков (1851), капитан-лейтенант А.И.Шестаков (1851), поручик Федоров 3-й (1851) и другие. Список далеко не полный. Но общая картина тем не менее ясна: количество изданий технической литературы в Николаеве значительно превосходит число публикаций литературно-художественных произведений.

Это, разумеется, не значит, что литературное творчество здесь находилось чуть ли не в загоне, откровенно игнорировалось. Нет, конечно. Разве только за исключением отдельных времен. Причина кроется в специфике самого региона, его историческом своеобразии.

Список литературных имен, связанных с Николаевщиной, по нашим данным насчитывает до 200 человек. Но объем данного раздела ограничен, и, естественно, речь пойдет о наиболее примечательных именах. Существенное значение здесь имеет и сама новизна сведений, фактов, деталей.

Изложение материала композиционно делится на четыре далеко не равные по объему части. В первой из них говорится о древней Ольвии, фактах ее литературной жизни. Далее - эпоха нового времени (конец ХVI и начало XIХ века), отдельные и зачастую случайные и вместе с тем вписывающиеся в литературный процесс эпизоды творчества ряда писателей. Третья часть посвящена литературной жизни Южного Прибужья 1810-х - 1860-х годов. Четвертая - периода, начиная с 70-х годов XIX столетия и кончая 10-ми годами XX века.

 

 


 

Глава первая.

ВО ВРЕМЕНА АНТИЧНОСТИ

История культуры Северного Причерноморья имеет и свою, так сказать, предысторию. Речь идет об Ольвии, о литературных памятниках, бытовавших или созданных на этой земле. Это мифы, сказания, рассказы, дошедшие до нас в записях отдельных лиц, среди которых первое место принадлежит Геродоту (480-425 г. до н.э.), который посетил Ольвию не позднее 445 г. Сюда же относятся и сохранившиеся до нашего времени отдельные произведения других греческих авторов, так или иначе связанных с этим, основанным в VI в. до н. э. выходцами из Милета, греческим поселением-полисом.

Мифология рассматривалась в Древней Греции как начало истории. Однако ко времени существования Ольвии мифологическое сознание греков не только сложилось окончательно, но и происходит процесс его разложения. В "Истории" Геродота мифы, легенды, факты истории, предания, анекдоты рассматриваются в одном ряду. Историк неоднократно подчеркивает, что он только излагает услышанное и что это не обязывает все им зафиксированное принимать на веру.

К числу наиболее примечательных мифологических сказаний, записанных Геродотом у понтийских греков в самой крайней части Ойкумены, то есть известной грекам северной части земли, принадлежит один из вариантов мифа о десятом подвиге Геракла. Долгий путь пришлось проделать греческому герою, чтобы добыть и пригнать с западного края земли в Микены коров великана Гериона. Он обошел множество стран, среди которых была и Скифия. Здесь его настигли зима и мороз. Накинув на себя львиную шкуру, Геракл заснул, а когда проснулся, то обнаружил, что кони от его колесницы похищены. Разыскивая коней, Геракл обошел всю Скифию, пока не оказался в Гилее - лесной области в Нижнем Поднепровье, у границ Ольвийского государства. Здесь в пещере он встречает некое существо смешанной породы - полудеву, полузмею. Последняя согласилась вернуть коней при условии, что Геракл вступит с ней в любовную связь. От их любви родились три сына: Агафирс, Гелон и Скиф, давшие начало трем племенам. Скиф стал царствовать на этой земле (IV, 8-10).

Некоторые исследователи-скифологи утверждают, что данный рассказ о Геракле есть ни что иное, как подлинно скифский миф, одетый в греческие одежды. Но их доводы не убедительны. Это миф греческого происхождения. Геракл в нем - подлинно греческий герой. Его брак с местной богиней должен был обосновать право эллинов на владение землями в Северном Причерноморье, связать греческую историю с историей так называемых варваров.

К аттическому фольклору относится и записанный Геродотом в Северном Причерноморье один из вариантов многочисленных мифов об амазонках. В нем рассказывается о том, как греки, победив амазонок в битве при Фермодонте на их родине в Малой Азии, погрузили пленниц на три корабля и отправились на свою родину в Грецию. В пути пленницам удалось перебить своих победителей, но они не умели управлять парусами - и ветер пригнал корабли к Кремнам - гавани в земле царских скифов. Здесь амазонки, похитив табун лошадей, верхом на них стали грабить страну скифов. Первоначально скифы приняли амазонок за мужчин юного возраста. Затем, обнаружив правду, они решили амазонок не убивать, а при помощи самых красивых мужчин попытаться вступить с ними в связь. Так оно и произошло. Скифы и амазонки стали жить одним лагерем, причем, мужчины так и не смогли выучить язык амазонок, а женщины быстро усвоили язык мужчин. От брака скифов с амазонками, как утверждает миф, произошли савроматы .

Наконец, есть у Геродота и записи скифского фольклора, хотя и в передаче тех же эллинов. Это включенные в "Историю" две исторические новеллы - устные рассказы, сохранившиеся благодаря их бытованию в эллинской среде и подвергшиеся известной трансформации. Обе новеллы посвящены реальным лицам - знатным скифам, признавшим греческие обычаи и жестоко наказанные за это своими соотечественниками.

В первой новелле повествуется о смерти скифа Анахарсиса (VII-VI вв. до н.э.). Посетив множество стран и стяжав себе славу мудреца, по пути на родину в Гилею он останавливается в Кизике, где присутствует на ночном празднестве в честь Матери Богов. Здесь он дает обет, что если благополучно вернется домой, то тоже устроит празднество, подобное этому. Прибыв в Гилею, он сдержал слово. Но кто-то донес об этом царю Савлию, и тот выстрелом из лука убил Анахарсиса (IV, 76-77).

Вторая новелла тоже о гибели. На этот раз скифского царя Скила. О Скиле нет сведений ни в одном из других античных источников. Тем не менее это реальное историческое лицо, а события, о которых говорится в новелле, произошли незадолго до посещения Геродотом Ольвии.

Скил, будучи царем скифов, тайно от своих соотечественников был поклонником греческих обычаев и культуры, имел богатый дом в Ольвии, жену-гречанку. О том, что Скилу "суждено было испытать беду", ему следует предзнаменование: молния сжигает его дом в Ольвии. Но его это не останавливает. Он поклоняется богу Вакху:  впадая в вакхическое исступление, полагает, что в него вселяется сам бог. Все это вызывает негодование скифов. Они свергают Скила и провозглашают своим новым царем его брата Октамасада. Скил бежит во Фракию. Здесь он был выдан скифам и казнен (IV, 75-80).

Кроме Геродота, о Северном Причерноморье писал также Актиний Милетский (IV в. до н.э.). В созданной им поэме "Эфиопида" приводится миф о похищении богиней Фетидой из погребального костра ее сына Ахилла и перенесении его на остров Левку .

Культ Ахилла был широко распространен не только в Спарте, Элиде, Милете, но и в Ольвии, где он почитался как верховный бог Ольвийского государства. Отсюда то внимание, которое отличает ольвиополитов, к греческим мифам об Ахилле, особенно к тем вариантам, где повествуется о его воскресении на острове Левке и его женитьбе на Ифигении (варианты: Елене, Медее), мифам, где произошло слияние древнего бога Ахилла с гомеровским героем. На самом острове, возникшем, по преданию, по повелению матери Ахилла богини Фетиды, каменистом, высоко возвышающемся над морем, находился монументальный храм в честь Ахилла, построенный в V столетии до н.э.

К числу трансформированных ольвиополитами мифов об Ахилле путем переноса места действия на колонизируемые греками земли относится рассказ о преследовании Ахиллом на белой песчаной Тендровской косе (Ахилловом дроме) Ифигении, ранее похищенной богиней Артемидой во время жертвоприношения в Авлиде, ставшей жрицей в храме Артемиды, давшей обет безбрачия. В этой северной, наиболее широкой части косы, в сорока метрах от берега, находилось и святилище Ахилла, о чем свидетельствуют обнаруженные здесь посвятительные надписи.

Сами же эти мифы об Ахилле сохранились только в общих чертах и трудно поддаются анализу.

Что же касается греческих авторов, так или иначе связанных с Ольвией, то здесь ученые антиковеды и скифологи выделяют Биона Борисфенита (конец IV в. - сер. III в. до н.э.), Посидония (или Посейдония) Ольвиополита (III в. - I пол. II в. до н.э.), Дионисия Ольвийского (кон. III в. - I пол. II в. до н.э.), Диона Хрисостома (ок. 40 г. - ок. 112 г. н.э.), а также Сфера (II пол. III в. до н.э.). Но в последнем случае не выяснено его место рождения - Ольвия или Боспор.

Из названных лиц наибольший интерес, с точки зрения деятельности и с учетом имеющихся сведений, представляют двое из них.

 


 

БИОН БОРИСФЕНИТ

Уроженец Ольвии, писатель и философ-киник, он родился в конце IV в. и скончался в середине III в. до н.э. Его отцом был вольноотпущенник, торговец рыбой, родом борисфенит; мать - бывшая гетера. Попавшись на воровстве, отец Биона, вместе с семьей, был продан в рабство. Биона купил один ритор - профессиональный оратор, который не только обучил его своему мастерству, но и сделал своим наследником. После смерти хозяина бывший раб Бион прежде всего сжег все речи своего учителя и благодетеля, а затем перебрался в Афины и занялся философией. Став странствующим философом-киником, Бион прославился как создатель специфического кинического жанра - диатрибы, то есть небольшого по объему рассуждения, основанного на софистических передержках и парадоксах. Характерными чертами философии Биона, сложившейся в условиях кризиса античного полиса, являются релятивизм, цинизм и космополитизм. Истины не существует, ибо знания, как и суждения, относительны. Сам человек - и здесь Протагор прав - "есть мера всех вещей". Идеалы патриотизма, национальные интересы - не более как фикция. То, что традиционно считалось крайне позорным для человека, в высшей мере унизительным для него, - выдается киниками за наилучшее.

Сочинения самого Биона до нас не дошли, но сохранились свидетельства о нем в книге Диогена Лаэртского "О жизни, учении и изречениях знаменитых философов" (конец II - начало III в. н.э.). Известны в отрывках сочинения Телета, последователя Биона.

 


 

ДИОН ХРИСОСТОМ

Древнегреческий ритор и философ, родившийся в 40 г. и скончавшийся в 115 г. н.э. Его родина - Прус (Малая Азия). Происходил из знатной семьи, получил прекрасное образование и рано начал заниматься философией. Много путешествовал. Жил в Египте, затем в Риме, откуда во время царствования императора Домициана (81-96 гг.) был изгнан. Ссылка к северным берегам Черного моря затянулась до 100 года. Возвратившись, жил в Прусе и Риме.

До нас дошли 80 речей Диона - философского, политического, морально-этического и историко-литературного содержания. Их отличает изящная форма, выразительный язык. Один из лучших стилистов своего времени, Дион является талантливым продолжателем лучших традиций аттической прозы, прежде всего Платона и Демосфена. Современники высоко ценили ораторское мастерство Диона, а потомки прозвали его Хрисостомом (Златоустом).

В 95 г. н.э. Дион посетил Ольвию, а позднее, в 100 г., в Прусе рассказал об этом в своей 36-й, так называемой "Борисфенитской речи" - существенном, достоверном источнике сведений о тогдашней Ольвии.

Соблюдая традиции ораторской прозы, Дион начинает с автобиографического вступления. Оратор сообщает, что он прибыл в Ольвию на корабле, имея намерение "пробиться через Скифию к гетам, чтоб увидеть собственными глазами, что там делается". Ольвия же его интересовала прежде всего потому, что ее история связана была с гетским нашествием .

Говоря о местонахождении Ольвии, оратор объясняет своим слушателям, что, хотя город называют Борисфеном (ныне Днепр), он расположен на Гипанисе (ныне Буг), чуть ниже мыса Гиполая (ныне мыс Станиславского), на противоположном берегу и, перекликаясь с Геродотом, прибавляет: "Мыс этот, остроугольный и каменистый, вклинивается, будто нос корабля, между устьями обеих рек".

Дион посетил Ольвию спустя 150 лет после гетского нашествия, во время которого она была разгромлена и опустошена. И хотя город был снова отстроен и заселен, былого расцвета он не получил. "Город борисфенитов, - говорит Дион, - по своей величине уже не отвечает своей былой славе, виною тому постоянные войны и разрушения. Ведь город построенный очень давно, в самой гуще варварских племен и притом, наверное, наиболее воинствующих, постоянно терпит нападения и не раз был захвачен неприятелем".

Оратор отмечает плачевное состояние Ольвии. Маленькие скромные жилища лепятся друг к другу. В храмах разбитые и не восстановленные статуи богов, то же - с надгробьями в некрополе. Весь город помещается на небольшой территории, примыкая к части старой городской стены, на которой уцелело несколько башен. Еще немного башен стоят весьма далеко от нынешнего поселения, так что трудно даже себе представить, что и они когда-то принадлежали городу.

Все мужское население находится в постоянной боевой готовности, так как почти ежедневно варвары совершают свои нападения.

Дион с удовлетворением рассказывает о своей встрече с двумя ольвиополитами: прекрасным молодым воином Каллистратом и мудрым старцем Иеросонтом - с чертами лица ионийского типа, что сохранился у ольвиополитов от предков. Он любуется видом этих бородатых и длинноволосых людей, которые напоминают ему героев Гомера.

Рассказчик отмечает сугубо греческий характер культуры города, хотя последний и переживает начало проникновения со стороны Рима. Ольвия управляется советом, который собирается у храма Зевса. Жители говорят на греческом языке, однако с провинциальным акцентом, поскольку живут среди варварских племен.

Дион подчеркивает исключительную любовь ольвиополитов к Гомеру. Его "Иллиаду" почти все знают наизусть, особенно те места, где говорится об Ахилле, которого в Ольвии чтут чрезвычайно и поклонение ему распространено особо.

За Гомером на втором месте по популярности стоят сочинения Платона. Сообщает оратор и о существовании в Ольвии своих местных поэтов, сочиняющих стихи в стиле древней эллинской поэзии. Их имен Дион не называет по понятным причинам. Стихи, созданные ими, не отличались совершенством, да и по-гречески, по его же словам, они уже говорили не чисто.

 


 

Глава вторая

НОВОЕ ВРЕМЯ - НОВЫЕ ВЕЯНЬЯ

От эпохи античности перенесемся в новое время, когда на отвоеванных у Турции землях утверждается новая, уже иная культура и соответственно - литература. Обогащенная западным влиянием, она проходит процесс ускоренного развития, но пока это только начало. Литература, далекая даже в своих лучших образцах от художественных совершенств, еще только осваивает новые жанры, открывает доселе не известные темы, попутно обнаруживая характерные для данного времени иллюзии и противоречия.

Конец ХVIII - начало XIX веков - период сложного переплетения нескольких литературных направлений, когда распространенный ранее классицизм вырождается в эпигонство. Типичным представителем литературы этого времени и является

 

 


 

БОБРОВ СЕМЕН СЕРГЕЕВИЧ

(1763-1810)

Сын ярославского священника, Бобров учится в духовной семинарии, затем, с 1780 г., – в гимназии при Московском университете, а в 1782-1785 годах - и в самом университете. В студенческие годы он сближается с Н.И.Новиковым и принимает деятельное участие в его "Дружеском ученом обществе". Помимо просветителя Новикова, на Боброва большое влияние оказывают "староста российской литературы", как его тогда величали, куратор Московского университета, автор "Россияды" (1779) М.М.Херасков, а также профессор нравственно-философских наук, известный масон Н.Е.Шварц. Этим веяньям Бобров оставался верен в течение всей своей жизни.

После окончания университета в 1785 г. Бобров переезжает в Петербург, служит в одной из канцелярий Сената, входит в литературное "Общество друзей словесных наук", сотрудничает в журнале "Беседующий гражданин".

В 1792 г. писатель, не исключено, что в связи с репрессиями против масонов, покидает Петербург и переходит на службу в Морское ведомство. Служит на юге переводчиком при вице-адмирале, а затем адмирале Н.С.Мордвинове - председателе Черноморского адмиралтейского правления, а затем переходит в его контору командующего Черноморским флотом.

В 1799 г., после того как адмирала Мордвинова сменил фон Дезин, Бобров выходит в отставку, путешествует по югу страны, а в 1800 г. возвращается в Петербург и снова поступает на службу в Морское ведомство - переводчиком в Адмиралтейств-коллегию.

Бобров был одним из первых поэтов, обратившихся к теме южной крымской природы. Находясь в Николаеве, в 1790 г. он издает здесь, в Черноморской адмиралтейской типографии, свою лироэпическую поэму (большую, на 295 страниц) "Таврида, или Мой летний день в Таврическом Херсонесе. Лирико-эпическое песнотворение, сочиненное капитаном Семеном Бобровым".

Второе издание этой поэмы, "вновь испр. и умнож.", выходит уже в Петербурге в 1804 г. и под другим названием: "Херсонида, или Картина лучшаго летнего дня в Херсонисе Таврическом". В том же году выходит единственное собрание сочинений Боброва в четырех частях под названием "Рассвет полнощи, или Созерцание славы, торжества и мудрости порфироносных, браноносных и мирных гениев России с последованием дидактических, эротических и разного рода в стихах и прозе опытов Семена Боброва".

Поэма "Таврида", написанная белым стихом, навеяна не только личными впечатлениями ее автора от пребывания в Крыму, но и описательной поэмой английского поэта первой половины XVIII века Джеймса Томсона "Времена года" (1726-1730), где описание самой природы превращается чуть ли не в самоцель.

Поэма снабжена авторским предисловием, где говорится о преимуществах белого стиха, как сугубо русского стиха.

В отличие, скажем, от своего современника П.М.Захарьина, поэт Бобров попал в энциклопедии, а некоторые литературоведы поспешили представить его как предтечу философской русской поэзии вообще. Однако мысль о поэзии и поэзия мысли - вещи весьма различные. Рассудочные стихи сами по себе - это далеко не всегда художественные стихи, а сам по себе сложный стиль не гарантирует сложности и глубины содержания.

Неразработанность художественного языка в его время заставляла Боброва искать новые, подчас далекие от подлинной художественности, пути в области языковой практики. У поэтов пушкинского круга и самого Пушкина Бобров с его аллегориями и лексикой, изобиловавшей старославянизмами, пользовался репутацией "темного", "варварского" поэта, а его поэзия рассматривалась как образец безвкусицы и сумасбродства.

Бобров, владевший несколькими современными и древними языками и выделявшийся среди своих соотечественников образованностью, скончался в возрасте 47 лет от чахотки и запоев. Последняя его книга вышла в свет в 1812 г., уже после смерти ее автора, - "в уважение усердной службы и честного поведения сего чиновника, и бедности оставшегося по нем семейства". Называлась она "Древний Российский плаватель, или Опыт краткого дееписания о прежних походах России" и рассказывала об истории отечественного мореплавания вплоть до ХVII века включительно. Книга была издана за счет Морского ведомства в количестве 600 экземпляров по рекомендации непременного члена Адмиралтейского департамента вице-адмирала А.С.Шишкова. Издание обошлось ведомству в 275 рублей.

 

 

Стараниями того же адмирала Н.С.Мордвинова оказался в Николаеве и другой представитель литературы ХVIII столетия

 

 


 

ЗАХАРЬИН ПЕТР МИХАЙЛОВИЧ

(1744-1799)

Адмирал пригласил писателя прославить окраину Российской империи своими стихами. Но началось все-таки все с Г.Р.Державина - самого крупного русского поэта XVIII столетия. Именно он, будучи Тамбовским губернатором (1786-1788 гг.), обратил внимание на местного интеллигента Захарьина, жившего в крайней нужде, добывавшего пропитание тем, что учил дворянских детей русской грамоте и немецкому языку. Державин поручил Захарьину произнести речь, посвященную открытию в городе 22 сентября 1786 г. народного училища. Речь имела большой успех, о ней стало известно самой императрице. Вдохновленный успехом, Захарьин решает обратиться к созданию книги нравственно-дидактического характера. В результате в 1793 г. выходит его труд "Путь к благонравию, или сокращенное наставление юношеству, содержащее в себе полезные и нравоучительные правила для всякого звания и состояния людей". Книга имела успех и в 1796 г. была переиздана.

Не меньшим успехом пользовался у современников и написанный Захарьиным обширный сказочный роман в шести частях "Арфаксад. Халдейская повесть, содержащая в себе образ жизни и нравов древних восточных народов... с помещением в приличных местах нравственных рассуждений к различным предметам относящихся". Содержание романа основано на переработке и всяческих домыслах восточных легенд и верований. Роман публиковался в 1795-1796 гг. Но самому автору, перебравшемуся к этому времени в Москву, книги его материального достатка не принесли. Адмирал Мордвинов, восхищенный "Арфаксадом", оказавшись в Москве и узнав от известного в то время "карманного Ее Величества стихотворца" В.П.Петрова адрес писателя, сам отправился в убогое чердачное жилище Захарьина, где тот проживал с семьей, и уговорил его отправиться вместе с ним и известным московским типографщиком С.И.Селивановским в Николаев.

Здесь стараниями Мордвинова Захарьин получает офицерский чин и место преподавателя в кадетском корпусе, преобразованном в 1796 г. в штурманское училище. В исповедальной книге Адмиралтейского собора за 1797 г. среди исповедающихся "Черноморского кадетского корпуса штаб и обер офицеров и прочих чинов" значится: "Поручик Петр Захарьин - 53 года. Жена его Елена Петровна - 40 лет. Дети: Михайла - 15 лет, Александра - 6 лет".

В созданной Селивановским Черноморской адмиралтейской типографии в 1798 году были переизданы "Арфаксад" и "Путь к благонравию" и напечатаны новые сочинения Захарьина: роман в двух частях "Приключения Клеандра, храброго царевича Лакедемонского, и Ниотилды, королевы Фракийской. Российское сочинение", а также исторический труд "Новый Синопсис, или краткое описание о происхождении словено-российского народа... Из разных повестописателей собранные и дополненные поручиком Петром Захарьиным". Повествование в нем было доведено до времен Петра I.

В Николаеве Захарьиным была также написана поэма в 12-ти песнях "Пожарский" - на тему событий 1612 г. и рассуждение практического характера "Наставление от отца к сыну". Неосуществленным остался замысел - создать произведение в жанре "философского путешествия", сюжет которого должен был вращаться вокруг путешествия древнекитайского философа Конфуция (VI-V вв. до н.э.).

Скончался Захарьин в Николаеве. В метрической книге Николаевского адмиралтейского собора отмечено: "24 марта 1799 года. Погребал протоиерей Ефимий Савурский в Соборе отставного капитана Петра Захарьина, коему от роду 55 лет".

В наше время книги Захарьина сохранились только в библиотеках мирового значения.

 

 

 

Южное Прибужье — край, населенный разными народами, и вполне естественно, что и литература здесь существует на разных языках. Другое дело, что далеко не всё пока зафиксировано, разыскано, вошло в историю. Здесь остается еще широкое поле для деятельности историков, краеведов. Но кое-что сделано. И конечно, в этом плане примечательно творчество поэта-просветителя, переводчика, создававшего свои произведения на румынском языке. Это князь

 

 


 

КАНТАКУЗЕН ИВАН РОДИОНОВИЧ

(ИОАНН КАНТАКУЗИНО)

(1757-1828)

И.Р. Кантакузен - выходец из старинного греческого боярского рода, отец которого поступил на русскую службу вместе с сформированным им из валахов (область Румынии) полком. Служил в русской армии, князь, полковник. В 1774 г., после смерти отца Родиона (Радукана) Матвеевича, Иван получил в наследство село Кантакузовку (ныне село Прибужаны Вознесенского района). Начиная с 1784., служил в Румынии, в Валахии и Молдавском княжестве, а в 1792 г. окончательно переселился в Россию. Проживает в Петербурге, Одессе или в своем имении Кантакузовке.

В лирических произведениях Кантакузена в основном преобладают идиллические и гедонистические мотивы ("Пастушеская песня", "Садовая песня", "Много смеха", "Вакхическая песня" и другие). Но создавал он и сатирические произведения (сатира "Человек"), басни ("Сказка"). Отдельной книгой под названием "Новые стихотворения" стихи Кантакузена были напечатаны в 1796 году в типографии известного румынского издателя Михаила Стрильбицкого. Стихи Иоанна Кантакузино вошли в книгу "Поезия молдовеняскэ модернэ ла ынчепутуриле ей”, изданную в 1977 году в Кишиневе.

Занимался Кантакузен и переводами. На румынский язык им был переведен ряд произведений Ш.-Л. де Монтескье, Ж.-Ж. Руссо, Ж.П.Флориана, П.Метастазио, А.Попа.

Похоронен И.Р.Кантакузен в Кантакузовке (ныне село Прибужаны Вознесенского района).

 

 

Далее - еще одно писательское имя. Но случай, о котором пойдет речь, - особый. Литература всегда обрастала легендами, всякого рода домыслами. Среди них - история с захоронением Хемницера.

 


 

 

ХЕМНИЦЕР ИВАН ИВАНОВИЧ

(1745-1784)

Сын обрусевшего немца и штаб-лекаря. Образование получил дома, обучался у частных учителей. Тринадцати лет добровольно, скрыв возраст, поступил на русскую военную службу рядовым. В Семилетнюю войну (1756-1763 гг.) был уже офицером связи при генерал-аншефе князе А.М.Голицыне. Выйдя в отставку в 1769 году, служит в горном училище, занимался науками, переводами книг по минералогии. Попутно обращается к литературе. Пишет оду, сатиры, басни, эпиграммы. В 1779 году издает анонимно, но с посвящением предмету своей неудачной любви Марии Дьяковой небольшой сборник "Басни и сказки ... …". В 1782 году выходит второе, дополненное, в двух частях издание этой книжки, тоже анонимное.

В 1782 году, по протекции друзей, получает место российского консула в турецком городе Смирна. Но жить ему оставалось недолго. В марте 1884 года баснописец скончался, вероятно, в Бурнаве, недалеко от Смирны, а похоронен в самой Смирне.

Случай захоронения известного русского поэта-дипломата в соседней вражеской стране сам по себе достаточно одиозен. Может быть, поэтому, но, однако, не исключено, что и на основании каких-то не дошедших до нас материалов, на титульном листе посмертного издания “Басни и сказки И.И.Хемницера”, ч. 1-3, СПб., 1799, подготовленного друзьями Хемницера А.М.Львовым и В.В.Капнистом, художником М.Ивановым была изображена колонна-надгробие со следующей надписью: "И.И.Х. в Никол. Р.  ". Это же издание было повторено в 1820 году. Имеется также свидетельство археографа и архивиста Н.Н.Бантыш-Каменского (1737 1814) о том, что останки Хемницера были перевезены в Николаев и там погребены.

Возник так называемый Хемницеровский вопрос о месте захоронения, точнее, перезахоронения, поэта, бывшего к тому же лютеранином. Высказываются различные предположения, вплоть до того, что время основания самого Николаева следует перенести на несколько лет раньше, официально принятого.

Вопрос остается открытым, и в работах о Хемницере местом его погребения до сих пор называется либо Смирна, либо Николаев.

 

 

Собственно николаевские реалии, пожалуй, впервые появились в книге, автором которой был

 


 

СУМАРОКОВ ПАВЕЛ ИВАНОВИЧ

(1760-1846)

 Писатель-сентименталист, член Российской академии, автор драм, комедий и книг, среди которых "Досуги крымского судьи, или Второе путешествие в Тавриду", ч.1-2, СПб., 1803-1805 и "Черты Екатерины Великия", СПб., 1819.

Он же является автором путевых записок, опубликованных в 1800 году под названием "Путешествие по всему Крыму и Бессарабии в 1799 году... с историческим и топографическим описанием всех тех мест", М., 1800.

В этой книге Сумароков пишет и о Николаеве. В записи от 17 мая 1799 года он, в частности, отмечает:

"... Николаев привел меня в изумление. Да, поистине надобно быть на месте, чтобы иметь понятие о чудотворном преобразовании глухой и необитаемой степи в течение трех лет в хороший город.

Николаев довольно обширен, расположен в новом вкусе и имеет до 800 домов, построенных из камня, и большею частию с колоннами, из коих третья доля принадлежит казне. Но за неокончанием построений по плану находятся в нем многие пустыри. Улицы прямые, без переулков, одинаковой ширины - 15 сажен...

Местонахождение Николаева величественно и красиво. Он стоит на высокой утесистой горе, при подошве коей сходятся навстречу две большие реки Буг и Ингул, впадающий в первую. Ингул, извиваясь удивительными излучинами, обтекает переднюю часть города. Буг же, обошед его с правой стороны и сзади и составя из Николаева полуостров, влечет горделиво стремительные струи свои в лиман..."

Не следует, однако, забывать, что все это говорит писатель чувствительного направления, для которого путешествовать - значит, переживать, наслаждаться собственными душевными волнениями, не особенно задаваясь мыслью, беспокоясь о том, каково приходится тем, кто проживает на той самой земле, которая породила у него эти восторги и умиления.

В заключение одно существенное добавление. В Николаеве Сумароков провел 4 дня, с I7 по 20 мая 1799 года. У Собора он видит камень со "старинной елинской надписью", посвятительную надпись Аполлону Простату, надгробие Стратона, доставленные из урочища Ста могил, узнает, что "в оном месте попадались еще древнейшие монеты, обломки карнизов и колонн", и приходит к заключению о существовании когда-то на этом месте, ныне принадлежащем помещику И.А.Безбородко, “известного города Ольвии". В самой Ольвии путешественник никогда не был. Тем не менее его книга является одним из первых печатных свидетельств о местонахождении этого выдающегося археологического памятника.

 


 

Глава третья

ОТ ПИСАТЕЛЕЙ-РОМАНТИКОВ ДО РЕАЛИСТОВ

Девятнадцатое столетие принесло с собой новый взгляд на мир и литературу, ее предназначение. И хотя перемены на берегах Буга не были столь динамичными, как в столицах, и сюда проникают новые идеи: экономические, социальные, художественные. Строить корабли и нести нелегкую морскую службу могли только люди, обладавшие профессиональными знаниями и определенным культурным уровнем. Хотя и с опозданием, далеко не сразу и, может быть, не столь настойчиво, Николаев обретает черты европейского города. Первое одноклассное начальное учебное заведение появилось здесь в октябре 1827 года, одноклассное городское девичье училище - в октябре 1843 года, первая гимназия - в ноябре 1862 года, первая газета - в январе 1865 года.

В литературе с началом этого столетия начинает пробивать себе дорогу романтизм. И Николаев здесь не представляет исключения. Выдающихся творений в нем создано не было, но выдающиеся писатели здесь были. Они вглядывались в лица окружавших их людей, беседовали с ними, задавали вопросы и получали ответы. А это, наверное, тоже немало значит.

 

 

Одним из таких крупных поэтов, побывавших в Северном Причерноморье, является

 


 

БАТЮШКОВ КОНСТАНТИН НИКОЛАЕВИЧ

(1787-1855)

Автор “Опытов в стихах и прозе” (1817), а также изданного позднее сборника “Из греческой антологии” (1820), почетный библиотекарь Петербургской публичной библиотеки, Батюшков в мае 1818 года получает отпуск и отправляется ради отдыха и поправления здоровья в путешествие на берега Черного моря. От своего патрона – директора библиотеки и президента Академии художеств А.Н.Оленина он имел в то время особое поручение: отыскание “древностей или рукописей на берегах Черного моря, в местах, исполненных воспоминаний исторических”.

В начале июля 1818 года, после отдыха в Николаеве, Батюшков поворачивает на юг, в Ольвию, то есть в деревню Ильинское, поместье графа А.Г.Кушелева-Безбородко (с 1905 года – Парутино).

Рекомендательное письмо к эконому Ильинского от самого графа позволило Батюшкову весьма досконально ознакомиться с Ольвией, от которой поэт был в восторге. Одно сознание, что находится “на могиле Ольвии”, что означает, что он дышит воздухом, “которым дышали малозийцы, афинцы Азии”, заставляло работать воображение.

И хотя, по словам Батюшкова, “поляки ее беспрестанно посещают и обдирают. Лучшее все вывезено”, - самая Ольвия продолжает оставаться священным местом.

Намереваясь в дальнейшем рассказать об Ольвии, Батюшков составил план урочища, зарисовал его вид со стороны Буга, сделал предварительные записи. Специально для Оленина он раздобыл две античные медали, погребальную урну и колено трубы от римского водопровода.

Однако исполнить до конца свой замысел – написать об Ольвии, Батюшкову не удалось. В Одессе 29 июля 1818 года он получает известие, что исполнилась его давняя мечта: он назначен сверхштатным служащим при русской миссии в Неаполе, с жалованием 1000 рублей в год. Но именно в Италии его настигает наследственная душевная болезнь, которая в дальнейшем, в 1823 году, привела его к полной утрате рассудка.

 

 


 

ПУШКИНСКИЕ МАРШРУТЫ

Пушкин и Николаевщина – проблема сама по себе не такая уж сложная, если бы не разные домыслы, предположения некоторых краеведов, гипотезы, не подтвержденные документальным материалом. Поэт, будучи в ссылке на юге, приблизительно три года проводит в Кишиневе, год – в Одессе. Были, разумеется, поездки и в другие места, но только не в Николаев. Знакомство поэта с этим городом не выходит за рамки того, что принято характеризовать как “направился через…”, “проследовал”.

Пушкин практически не мог миновать ни Херсон, ни Николаев, когда направлялся к месту своей новой службы – из Симферополя в Кишинев. В середине сентября 1820 года он покидает Симферополь, а 21 сентября был уже в Кишиневе. Поэт очень спешил. Его поездка с семейством Раевских и так затянулась. К тому же, его голова, его сердце еще были полны впечатлениями о Кавказе, Крыме, о генерале Раевском, старшем сыне генерала и дочерях. “Друг мой, - пишет он своему брату Льву из Кишинева 24 сентября 1820 года, - счастливейшие минуты моей жизни провел я посреди семейства почтенного Раевского”.

В дальнейшем, обосновавшись в Кишиневе, Пушкин в ноябре 1820 года – марте 1821 года совершает продолжительную поездку – через Дубоссары в Каменку. Из самой Каменки направляется в Киев, Тульчин, а затем снова возвращается в Каменку. Обратно в Кишинев следует через Новомиргород, Елисаветград, Николаев и Одессу. Но у нас нет никаких оснований полагать, что поэт в пути задержался да еще именно в Николаеве. Из Каменки он выехал в конце февраля – начале марта, а 9 марта 1821 года, проехав 559 верст, Пушкин был уже в Кишиневе.

В России никогда не хватало денег на строительство дорог. Первое шоссе между Петербургом и Москвой было построено в 1816-1833 годах. А в конце 30-х годов в империи было всего 780 километров шоссейных дорог, да и то большей частью в Царстве Польском. Тем не менее Пушкин любил ездить, накапливать впечатления. В июле-августе 1821 года он, отлучившись на две недели из Кишинева, сначала гостит в селе Долны – имении бессарабского помещика Захара Ралли, а затем живет в цыганском таборе.

В декабре 1821 года Пушкин вместе с И.П.Липранди, выехав из Кишинева, посетил Аккерман, Измаил, Болград. Чуть ли не весь июль 1823 года Пушкин, прежде чем окончательно переехать в Одессу, живет в этом городе. Уже находясь в Одессе, Пушкин в январе 1824 года с тем же И.П.Липранди отправляется в Бендеры, где пытается разыскать могилу гетмана Мазепы. В марте того же года он посещает Кишинев.

Но была еще одна поездка, на сей раз вынужденная. Это его командировка на саранчу, во время которой ему предписывалось посетить Херсон, Елисаветград и Александрию. Пушкин, испытывавший органическое отвращение ко всякого рода служебным делам , выехав из Одессы 23 мая 1824 года, скорее всего направился по вознесенской дороге в Елисаветград, намереваясь заехать в Херсон на обратном пути. Не исключено, однако, что первоначально он даже следовал в сторону Херсона, но известие о неисправности парома у Николаева или что-то другое заставило его повернуть почти на север.

Дорога же на Елисаветград привела его в Сасовку (Компанеевку), имение Л.Л.Добровольского, находящееся в 20 верстах от Елисаветграда. Здесь, 25-26 мая, в окружении горячих поклонников его таланта поэт отпраздновал свое 25-летие, а затем повернул назад, в Одессу, намереваясь просить императора об отставке. Поездка заняла всего пять дней. 28 мая 1824 года Пушкин был уже в Одессе .

Так что не заезжал Пушкин на этот раз в Николаев, “чтобы отметить подорожную и заказать лошадей для продолжения пути”, и вообще – не посещал Николаев он и А.П.Зонтаг, не бывал во дворце адмирала Грейга и его супруги и, конечно, никак не связано письмо Татьяны к Онегину в пушкинском романе "Евгений Онегин" с так называемой “беседой” Пушкина с Грейгом. Оснований для этого нет никаких, если, конечно, не принимать во внимание фантазию, рассуждения, основанные на предположениях типа: “Не мог не…”, “обязательно должен был…”.

Наконец, о последней поездке Пушкина по югу России, следовании в его последнюю, теперь уже ничем не прикрываемую ссылку. Сохранилось донесение одесского градоначальника генерал-майора графа А.Д.Гурьева от 29 июля 1824 года Новороссийскому генерал-губернатору князю М.С.Воронцову в Симферополь о том, что Пушкин “отправляется отсюда в город Псков по данному маршруту через Николаев, Елисаветград, Кременчуг, Чернигов и Витебск”. Полагать, что опальный, уволенный вовсе от службы “за дурное поведение” поэт, давший подписку, что отправится прямо к своему назначению, не останавливаясь нигде на пути к Пскову (в противном случае надлежало отправить его с надежным чиновником), станет в пути следования, презрев запреты, наносить визиты официальным лицам, - значит, совсем не понимать того положения, в каком находился в это время Пушкин. Как известно, выехав 1 августа 1824 года из Одессы, поэт 9 августа был уже в Михайловском.

Таковы факты. И относятся они к человеку, чуть ли не каждый день которого, каждый шаг давно находятся под пристальным вниманием целой кагорты исследователей-пушкинистов. Велик соблазн – хоть как-то присоединить свое имя к имени великого поэта. Но увы, одного желания, помноженного на воображение, здесь далеко не достаточно. Так что не стоит обольщаться.

 

 

После разговора о Пушкине логичнее, наверно, перейти к его лицейскому товарищу. Это

 

 


 

МАТЮШКИН ФЕДОР ФЕДОРОВИЧ

(1799-1872)

Окончив Царскосельский лицей, он выбрал карьеру моряка и впоследствии дослужился до полного адмирала (1867 год). Сам Матюшкин стихов не писал, но поэзию любил. В мае-июне 1817 года он составляет рукописный сборник ненапечатанных лицейских стихотворений. Сюда вошли 23 стихотворения Пушкина, 7 – А.А.Дельвига и 2 – А.Д.Илличевского.

В июле-августе 1817 года Пушкин, начинающий чиновник Министерства иностранных дел, учил исправляющего должность мичмана Матюшкина, отправляющегося в кругосветное путешествие с капитаном В.М.Головниным, “как вести журнал путешествия” и “долго изъяснял ему настоящую манеру записок”. В рукописном отделе Пушкинского дома хранится “Журнал кругосветного плавания на шлюпе “Камчатка” под командою капитана Головнина” – тот самый, который Матюшкин вел, пользуясь планами и советами Пушкина. Журнал-дневник написан выразительным слогом и содержит множество подлинно художественных деталей. Их автор был неплохим рисовальщиком – иллюстрации дополняют рассказ.

Пушкин вспоминает о Матюшкине в стихах, посвященных лицейским годовщинам, а в письме к брату Льву из Михайловского в Петербург от 20-23 декабря 1824 года каламбурит: “Поцелуй Матюшкина, люби и почитай Александра Пушкина”.

На Черноморском флоте Матюшкин прослужил 15 лет, начиная с 1835 года. Причем, с апреля 1835 года и по май 1836 года капитан-лейтенант Матюшкин безвыездно жил в Николаеве, был вхож в окружение военного губернатора, Главного командира Черноморского флота и портов, вице-адмирала М.П.Лазарева, дружил с капитан-лейтенантом В.А.Корниловым, командиром брига “Фемистокл”.

Николаев произвел на уже тогда познавшего все тяготы морской службы, неоднократно награжденного, заслуженного офицера далеко не отрадное впечатление. Сохранилось письмо Матюшкина от 26 января 1836 года из Николаева в Кронштадт к одному из своих старых друзей, где звучат поистине лермонтовские настроения: “На празднествах и у нас веселятся, танцуют, гуляют, дают обеды. Веселятся, как везде, со скукой пополам. Танцуют тихим шагом не в такт с разряженными куклами, гуляют для возбуждения аппетита до обеда; дают обеды не для людей, а для стерлядей, не для души, а для ухи”.

 

 

С морем связал свою судьбу и коренной николаевец, поэт

 

 


 

 

ЗАЙЦЕВСКИЙ ЕФИМ ПЕТРОВИЧ

(1800-1861)

Его отец, купец-подрядчик, занимался постройкой домов в Николаеве с самого основания города.

Морскую службу Ефим Зайцевский, выпускник морского кадетского корпуса, начал с 1817 года на Черном море гардемарином. В 1819 году он мичман, в апреле 1824 года – лейтенант. В 1828 году, во время русско-турецкой войны, на корабле “Париж” принимал участие в известном морском сражении под Варной и штурме крепости. Был тяжело ранен разрывной турецкой пулей в левую руку. За умелые действия и проявленный героизм награжден Георгиевским крестом, чином капитан-лейтенанта и двумя тысячами рублей. Скончался в чине капитана I ранга в Неаполе, где состоял при Русской миссии.

Начав писать стихи с ранних лет, Зайцевский так и не издал ни одного сборника стихотворений. Но его стихи печатались в альманахах: “Полярная Звезда” Бестужева и Рылеева, “Северные цветы” Дельвига, “Литературной газете” Дельвига и Сомова, журнале “Маяк” Бурачка и некоторых других изданиях.

Будучи в Николаеве, в 1819 году Зайцевский сблизился с В.И.Далем и А.П.Зонтаг. В Одессе посещает литературный салон В.Д.Казначеевой, супруги правителя канцелярии, встречался и был близко знаком с Пушкиным. Пользовался определенной известностью как поэт, но в целом его творчество не выходило за пределы литературных традиций. В.И.Туманский писал в 1825 году из Николаева А.А.Бестужеву-Марлинскому: “В моих разъездах по Херсонской губернии виделся я с рифмоплетом Зайчевским…”.

Более лестного мнения о стихах Зайцевского был Денис Давыдов. В 1828 году последний, находившийся в отставке и живший в своей подмосковной деревне, пишет послание: “Зайцевскому – поэту и моряку”:

 Счастливый Зайцевский, поэт и герой!

 Позволь земледельцу-гусару

 Пожать тебе руку солдатской рукой

 И в честь тебе высушить чару.

Тут же последовало ответное послание Зайцевского Денису Давыдову:

…Твоею дружбою, хвалою

Горжуся! Преданной душою

Тебя я чту, пока я жив!

Ты прав, Давыдов, я счастлив!

Самому Зайцевскому на Николаевщине принадлежали земли, расположенные на левом берегу Буга. Это хутор Зайчевское, в настоящее время входящий в состав Жовтневого района Николаевской области.

Литературное наследие Зайцевского, поэта-романтика, невелико, а его известность обусловлена в первую очередь представлением о нем как о поэтическом “двойнике” Дениса Давыдова, в силу переклички некоторых фактов их биографии. Но на этом, собственно, сходство обоих поэтов и кончается.

До нас дошло около тридцати стихотворений Зайцевского. Среди них “Весна” (1825), “Развалины Херсонеса” (1825), “Черное море” (1826), “Вечер в Тавриде” (1827), “Корабль” (1840). В стихотворении “Черное море”, созданном под влиянием пушкинского “К морю”, автор говорит о том, что шум моря, его лазуревые волны столь же отрадны ему,

 Как в час вечерний милой девы

 Любви веселые напевы;

 Как лира Пушкина, как тень

 Прохладной рощи в знойный день.

Потрясенный гибелью Пушкина, Зайцевский создает стихотворение “Памяти Пушкина”. В стихотворении особо подчеркивается значение Пушкина для России, для становления и развития его поэзии. Пример Пушкина вдохновил автора стихов:

 Моряк-солдат, я стал поэтом,

 Я лиру Пушкина любил,

 И первый Пушкин перед светом

 Меня от муз благословил,

 Нас всех увлек своим полетом…

 


 

ЧИЖОВ НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ

(1799-1848)

(ПОЭТ С ДВУМЯ БИОГРАФИЯМИ)

По одной версии, будущий декабрист и поэт родился в Петербурге, но образование и профессию получил в Николаеве. В делах следственной комиссии по декабристам сохранилось свидетельство самого подследственного: “В малолетстве моем отправился я из С.-Петербурга с родителями моими в город Николаев, главное место управления Черноморским флотом. Там воспитывался я в благородном пансионе, который содержал с 1813 по 1817 год учитель Черноморского штурманского училища господин Голубев. Будучи записан во флот гардемарином, обучался я нужным морскому офицеру наукам у учителя того же штурманского училища господина Дружинина, а практической части во время кампаний на Черном море” . Под “практической частью” следует, вероятно, понимать морские плаванья Чижова в течение 1813-1820 годов от Николаева к Очакову и Одессе на судах гребного флота.

В 1820 году мичман Чижов переводится из Черноморского флота в Балтийский. “После производства меня в офицеры, - пишет он далее, - был я переведен в Балтийский флот, где и продолжал свою службу. Кроме наук по своему званию, старался я усовершенствовать себя в русской словесности” .

Но  откроем   Краткую  литературную  энциклопедию,  том  8-й,

с. 518 и здесь обнаружим, что тот же Чижов родился, а также и скончался в селе Покровском бывшего Чернского уезда Тульской губернии. Учился в Петропавловском морском училище в Петербурге.

Обе версии, естественно, заслуживают внимания, и вместе с тем возникает необходимость в дополнительных разысканиях. Внести ясность здесь мог бы Общий морской список, но там Чижов не представлен вовсе.

Доказательством в пользу версии пребывания Чижова на юге, но не в Николаеве, а в Одессе, мог бы служить напечатанный им в 1823 году в журнале “Сын Отечества” очерк о садах Одессы, где, как пишет одна из исследовательниц, повествователь “сопоставляет природу Севера, где едва распустившиеся цветы вянут от холодного ветра, с благодатным климатом и щедрой растительностью Черноморья”.

Однако есть основания предполагать, что автор этого очерка руководствовался отнюдь не личными впечатлениями, а своей (а может быть, и чужой) богатой фантазией. Дело в том, что Одесса, которая на пять лет моложе Николаева, к этому времени просто не успела еще обзавестись столь величавыми садами. Это дело будущего .

Не исключено, что мужественный декабрист, с целью отвести подозрения от своих настоящих учителей, попросту говоря, ввел строгих судей в заблуждение.

 

 

К поэтам-романтикам, так или иначе связанным с Южным краем, принадлежит также

 

 


 

ТУМАНСКИЙ ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ

(1800-1860)

Потомок старинного украинского дворянского рода, он обучался в Харьковской гимназии, а в 1816 году перевелся в Петербургское Петропавловское училище. В 1819-1821 годах в Париже посещает вольнослушателем лекции в Коллеж де Франс. Возвратившись в Петербург, становится членом Вольного общества любителей российской словесности, что значительно расширяет и укрепляет его литературные связи.

В том же 1823 году Туманский переезжает в Одессу, где с 1 июля 1823 года и по 1818 год является служащим канцелярии генерал-губернатора Новороссийского края М.С.Воронцова. Вращается в высшем обществе Одессы. К ссыльному Пушкину относится восторженно и в письме к А.А.Бестужеву от 18 сентября 1823 года называет его “Иисусом Христом нашей поэзии”.

По делам службы ему приходилось много разъезжать по Херсонской губернии и, в частности, бывать в Николаеве, Вознесенске. В Вознесенске жила двоюродная сестра поэта Софья Григорьевна Туманская (1805-1868), в замужестве Милорадович, с которой он поддерживал дружескую связь, присылал ей книги, в том числе и “Кавказский пленник” Пушкина, интересовался ее мнением, посвящает ей стихи. В своих письмах Туманский называет ее “милая моя поверенная”. Письма к ней содержат интересные факты из литературной жизни и жизни края.

“У нас теперь гостят Раевские и нас к себе приглашают, - сообщает Туманский Софье Григорьевне из Одессы 3 декабря 1823 года. – Мария – идеал пушкинской Черкешенки (собственное выражение поэта), дурна собой, но очень привлекательна остротою разговоров и нежностью обращения”.

Как поэт, Туманский не отличается глубиной содержания, а форма его стихов, несмотря на известную простоту и гармоничность, несколько однообразна.

В Одессе Пушкин охотно проводит с ним время, читал ему отрывки из “Бахчисарайского фонтана”. Но в письме к А.А.Бестужеву от 12 января 1824 года не удержался и отписал: “Он славный малый, но, как поэта, я не люблю его. Дай бог ему премудрости”.

Лучше всего Туманскому удавались элегии, сонеты, стихи-размышления. Среди последних – стихотворение “Девушка – влюбленному поэту” (1824). В письме к автору от 13 августа 1825 года из Михайловского Пушкин называет это стихотворение “прелестью”, хотя и отмечает одно неудачное место, и предлагает, как его поправить. Самому Пушкину Туманский посвятил одно из лучших своих стихотворений – сонет “На кончину Р<изнич>” (1825).

Позднее Пушкин, отмечая в лучших стихах Туманского “гармонию и точность слога”, рекомендовал их М.П.Погодину для опубликования в журнале “Московский вестник”.

Самое большое, что сделал Пушкин для поэта Туманского, обессмертив его имя, - это одна строфа – четырнадцать иронических строчек, вошедших в “Отрывки из путешествия Онегина”:

 Одессу звучными стихами

 Наш друг Туманский описал,

 Но он пристрастными глазами

 В то время на нее взирал.

 Приехав, он прямым поэтом

 Пошел бродить с своим лорнетом.

 Один над морем – и потом

 Очаровательным пером

 Сады одесские прославил.

 Все хорошо, но дело в том,

 Что степь нагая там кругом;

 Кой-где недавний труд заставил

 Младые ветви в знойный день

 Давать насильственную тень.

 

 

 

 Новые имена. Новые судьбы. Новые литературные биографии. И среди них

 

 


 

ВОЛКОНСКИЙ СЕРГЕЙ ГРИГОРЬЕВИЧ

(1788-1862)

 Родился в Москве, в родовитой военной дворянской семье. Князь. Генерал-майор. Принимал участие в пятидесяти восьми крупных сражениях. Один из руководителей Южного общества декабристов. Был осужден по первому разряду и приговорен к смертной казни, замененной двадцатью годами каторги, которую отбывал в Сибири. Здесь же, рядом с ним, находилась его жена - Мария Николаевна, урожденная Раевская, в которой ряд пушкинистов видели предмет так называемой “утаенной любви” Пушкина. Скончался в селе Воронки Черниговской губернии, где и похоронен рядом со своей женой (1805-1863). Рядом с ними похоронен декабрист А.В.Поджио.

Князь Волконский оставил незавершенные мемуары – “Записки” (СПб., 1901), воссоздающие живую картину эпохи: описание военных событий, рассказы об Отечественной войне 1812 года, о заграничных походах русской армии, о деятельности тайных обществ. Воспоминания, в которых отразилась личность автора, наряду с другими подобными материалами, способствовали созданию “образа декабриста” в русском общественном сознании. С.Г.Волконский – прототип Лабазина в незавершенном романе Л.Н.Толстого “Декабристы”.

 По делам, связанным с управлением наследственными землями, Волконский неоднократно бывал в Николаеве. Его отцу Григорию Семеновичу Волконскому, генерал-майору, участнику двух русско-турецких войн, принимавшему участие в осаде и взятии крепостей Кинбурн, Березань и Очаков, близкому соратнику А.В.Суворова, в первом десятилетии XIX века были пожалованы земли в Херсонской губернии на левом берегу Бугского лимана. После смерти Г.С.Волконского (1824) земли эти были распределены между детьми его: часть надела с деревней Балабановкой (в 1952 году присоединена к Николаеву в составе Корабельного района) отошла к дочери Софье Григорьевне Волконской, другая часть, а также “земля деревни Галицыновки князя Волконского” (ныне в Жовтневом районе) – к Сергею Григорьевичу Волконскому.

 Сохранилось письмо С.Г.Волконского в Москву к П.А.Вяземскому от 16 июля 1824 года, где он сообщает: “Пушкин пишет Онегина и занимает собою и стихами всех своих приятелей”. А в заключение: “Извини, любезный князь, что пишу так мало, но пишу с почты Николаева и сажусь в карету…”.

 После суда над декабристами земли С.Г.Волконского перешли к его родственникам и жене его Марии Николаевне, которая в свою очередь в 1852 году передала их своим детям в наследство.

 В Николаевском областном архиве сохранились документы, свидетельствующие обо всем этом: “Межевые книги” Херсонского уезда Херсонской губернии за 1805 и 1824 годы, “Геометрический план Херсонской губернии и уезда, части дачи деревни Балабановки”.

 Сохранился в архиве циркуляр № 93 от 12 июня 1858 года Николаевского военного губернатора в адрес городской полиции:

 “Секретно. Проживающий с Высочайшего разрешения в Московском уезде, возвращенный из Сибири дворянин Сергей Волконский довел до сведения Г. Московского военного губернатора, что  по  делам  жены  своей  княгини  Волконской и дочери  Г. Молчановой ему необходимо, между прочим, предпринять в течение нынешнего лета поездку в г.Николаев.

 Вследствие чего Его Сиятельство Граф Закревский от 7 июня уведомил меня для распоряжения об учреждении за дворянином Волконским, на время пребывания его в Николаеве, надлежащего секретного наблюдения. О чем Николаевской полиции для исполнения даю знать.

 Николаевский военный губернатор,

 Свиты Его Величества Контр-Адмирал  Бутаков”.

 Приезд Волконского в Николаев, очевидно, был вызван оформлением документов о вступлении дочери в права наследницы.

 Потомки Волконских владели Балабановкой и Галицыновкой вплоть до 1917 года.

 

 

 Нелегкие испытания выпали на долю и другого прогрессивного деятеля этого времени, каким является

 


 

 

ЛОРЕР НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ

(1797 ИЛИ 1795 – 1873)

 Родился в семье коллежского советника Вознесенского губернского правления, впоследствии Херсонского вице-губернатора Ивана Ивановича Лорера, выходца из Пруссии. Матерью будущего декабриста и писателя была Екатерина Евсеевна Цицианова, грузинская княжна. Воспитывался в доме П.В.Капниста, родного брата писателя В.В.Капниста. Служил в лейб-гвардии, майор Вятского пехотного полка, участвовал в заграничных походах (1813-1814). Член Северного и Южного тайных обществ. За участие в движении декабристов в 1826 году приговорен в каторжную работу на 12 лет, позже сослан рядовым на Кавказ, где познакомился и близко сошелся с М.Ю.Лермонтовым, его другом Н.В.Мейером (прототип доктора Вернера в “Герое нашего времени”), Львом Пушкиным.

 Получив в 1842 году отставку, Лорер поселился в имении брата Дмитрия Ивановича в селе Водяное Херсонского уезда Херсонской губернии,  где  прожил тридцать лет. Главное его занятие в этот период  - литературный труд. Лорер пишет стихи (“Наполеон”, посвящение А.А.Капнист), рассказ “Лейб-кучер Илья Байков”, повесть “Из воспоминаний русского офицера”, собирает материалы о жизни опальных друзей-декабристов, их творчество.

 В 1867 году он завершает мемуары – “Записки моего времени. Воспоминания о прошлом”, представляющие особый интерес для историков литературы (и не только). В “Записках” содержатся исторические свидетельства об А.С.Пушкине и его брате Льве, М.Ю.Лермонтове, А.Одоевском, Н.Н.Раевском, А.О.Смирновой-Россет, Н.В.Мейере и многих других.

 Владея литературным даром, Лорер умеет подметить характерные черты современника, придать своим сюжетным рассказам драматизм, внутреннюю напряженность.

 “Записки” Лорера вместе с его письмами – важный источник знаний о крае. В них – яркие страницы сельской жизни автора, фактические сведения о быте крестьян села Водяное, местных помещиков, приезде друзей (Л.Пушкин, А.Вегелин, С.В.Капнист-Скалон и другие), остановках на местной почтовой станции царей и особ царской фамилии, других известных людей (Э.О.Ришелье, Н.Н.Раевский и другие). Упоминаются соседи-помещики: Бредихины, Кашперовы, Остен-Сакены. Интересны и рассказы Лорера о посещении города Николаева, николаевских знакомых Лазаревых, Ребиндеров и других.

 

 

Судьба ссыльного не миновала и другого писателя-мемуариста, личное общение которого с Южным краем было куда менее продолжительным, чем Н.И.Лорера. Это

 

 


 

 

БАСАРГИН НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

(1800-1861)

 Родился в селе Михейцево Владимирской губернии в семье помещика. С 1817 по 1819 год учился в Московской школе колонновожатых, из которой выпущен прапорщиком квартирмейстерской части. С марта 1820 года - адъютант, затем старший адъютант Главного штаба 2-й армии (1825). Член Союза благоденствия и Южного общества. Приговорен по делу декабристов к двадцати годам каторги, сокращенной до десяти лет. Отбывал наказание в Сибири. С 1842 года по 1857 год служил на незначительных должностях в различных канцеляриях в городах Восточной Сибири. Вместе с ним все тяготы этой жизни разделяла его жена О.И.Менделеева, сестра известного ученого-химика. Умер в Москве.

 В конце 1823 года во время смотра Александром I южных военных поселений находился в городе Вознесенске. В “Записках” Басаргин пишет: “Государь, осмотрев вторую армию и будучи ею очень доволен, пригласил Киселева ехать с собою в поселенные войска Украинского поселения. Киселев взял меня с собой, но как при генерале Дибиче не было адъютанта, то он попросил его прикомандировать меня на время смотра военных поселений к нему. Мы ехали с государем и прибыли вместе в Вознесенск. Там застали Аракчеева”.

 Автор описывает сцену столкновения в кругу высших чинов российской армии (Киселев, Аракчеев), соперничество за влияние на императора, приводит личные свидетельства к характеристике самого Александра I, любопытные факты, которые могут быть интересными для историка, краеведа.

 Н.В.Басаргин оставил немалое литературное наследие. Ведущее место в нем занимают воспоминания о декабристах братьях А., М. и Н. Бестужевых, И.Д.Якушкине, И.И.Пущине, В.К.Кюхельбекере, П.И.Пестеле, М.П.Бестужеве-Рюмине, С.П.Трубецком.

 

 

С Николаевом переплелись жизненные пути и другого декабриста –

 


 

МУРАВЬЕВА АЛЕКСАНДРА НИКОЛАЕВИЧА

(1792-1863)

Видный деятель декабристского движения, основатель Союза Спасения (1816), автор воспоминаний “Записки” (1856). Один из членов-учредителей Союза Благоденствия, руководитель его Московской управы, А.Н.Муравьев за участие в движении был приговорен Верховным судом к ссылке в Сибирь. Но судьба оказалась милостивой к родному брату генерал-губернатора Западного края М.Н.Муравьева, получившего прозвище Муравьева-Вешателя. В 1828 году А.Н.Муравьев был освобожден от надзора. Получил разрешение поступить на гражданскую службу. Занимал различные административные посты. С 1851 года вновь зачислен на военную службу. Участник Крымской войны 1854-1856 годов. Один из активных деятелей по подготовке реформы освобождения крестьян. С 1861 года генерал-лейтенант и сенатор.

 Будучи участником похода Дунайской резервной армии в Крым в июле 1855 года, вместе с армией по пути в Севастополь он останавливался на длительное время в Николаеве. Об этом узнаем из писем Муравьева к Е.М. и К.М. Шаховским от 11 июля и 19 августа 1855 года из Николаева.

 В первом письме он пишет: “Вот я и на пути в Севастополь, куда на Макензиевы высоты должен прибыть к 20 июля… Особенно разрывает мне сердце необходимость оставить мою дорогую Морету (жену - авт.) одну в Николаеве, ибо, предвидя препятствия, которые предстоят в пути, невозможно допустить, чтобы она ехала дальше. Я нанял ей хорошую квартиру с содержанием для нее. Я оставлю ее тут на попечении господина Мердера , давнишнего знакомца всех вас, коменданта города и крепости. Она живет на Спасской улице, в доме лейтенанта Дабича” .

 Письма Александра Николаевича Муравьева из Николаева содержат сведения о движущихся через Николаев войсках во время Крымской войны, о мужестве и стойкости русских солдат, защитников Севастополя, о состоянии дел на войне и в тылу.

 

 

Почти пятую часть своей жизни (детство, морская служба, превратности судьбы) провел на Николаевщине известный писатель, фольклорист, этнограф, лексикограф, автор “Толкового словаря живого великорусского языка”

 

 


 

ДАЛЬ ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ

(1801-1872)

 Родился он в Луганске в семье врача, русского подданного, по национальности датчанина, лютеранина. Отец Даля владел несколькими новыми и древними языками. Свободно изъяснялась на пяти языках и мать будущего писателя. В 1805 году родители Даля переехали в Николаев, где глава семьи занял должность старшего врача и инспектора Черноморского флота. Владимира, двух его братьев, Павла и Карла, общим знаниям и языкам обучала мать, лишь математику и рисование преподавали педагоги местного штурманского училища. Дальнейшее образование Владимир продолжил в Петербурге. 1 августа 1815 года после десятилетней николаевской жизни он стал кадетом, а спустя год – гардемарином Петербургского морского корпуса. В “Автобиографической записке” Даль писал: “3 марта 1819 года… мы выпущены в мичмана, и я по желанию написан в Черное море в Николаев. На этой первой поездке моей по Руси я положил бессознательно основание к моему словарю, записывая каждое слово, которое дотоле не слышал”.

 Не был безучастным Даль и к украинским словам, ибо с детских лет усвоил малороссийскую речь, позже собрал значительный материал и для украинского словаря (около 8 тысяч слов).

 Первыми николаевскими приятелями Даля, близкими товарищами – “лучшими людьми” стали братья Рогули, Скарабели, мичман Е.П.Зайцевский, астроном морской обсерватории К.Х.Кнорре, будущая писательница А.П.Зонтаг.

 В.Даль крейсировал на фрегате “Флора”, дежурил на военной брандвахте у Очакова. Однако флотская служба сама по себе начинает тяготить его. К тому же Даль не переносил качки – страдал морской болезнью. Неодолимо влекли лексические занятия, живая народная речь, словесность.

 В Российской государственной библиотеке (бывш. ГБЛ) хранятся созданные Далем в Николаеве одноактные комедии “Невеста в мешке, или Билет в Казань” (1821) и “Медведь в маскараде” (1822). Они изобилуют украинизмами, николаевскими реалиями, которые краеведам еще предстоит расшифровать. Имеются также наброски еще одного незавершенного произведения с пометкой о том, что одна из комедий была поставлена на николаевской любительской сцене.

 Поэтому не удивительно, что, когда в городе появились листовки со стихами под заглавием “С дозволения начальства”, содержащие выпады в адрес некой особы, поселившейся в доме Главного командира Черноморского флота, подозрение пало прежде всего на Даля, известного флотского “сочинителя”. Стихи эти сохранились. Во имя объективности, рискнем привести их полностью.

 С дозволения начальства.

 Профессор Мараки сим объявляет,

 Что он бесподобный содержит трактир.

 Причем всепокорнейше напоминает

 Он сброду, носящему флотский мундир,

 Что теща его есть давно уж подруга  

 Той польки, что годика три уж назад

 Приехала, взявши какой-то подряд.

 Затем он советует жителям Буга

 Как можно почаще его навещать.

 Иначе он всем, что есть свято, клянется,  

 Подрядчица скоро до всех доберется!

 Мараки – преподаватель итальянского языка Штурманского училища, от авторства отказался. Отказался и Даль. Тогда на квартире Даля был произведен обыск. Следов “пасквильного письма” не нашли, но зато обнаружили другие стихи, написанные рукой Даля, озаглавленные “Без дозволения начальства. Антикритика”.

 Дурак, как Мараки, над ним забавлялся,

 Марая Мараку, он сам замарался.

 На всех, как Мараки, пасквили писать

 Ума хоть и станет, бумаги не стать.

 Та полька не полька, а Лейка-жидовка,

 Сатирик в геральдии, знать, не служил;

 Сестра ее, мать – такие торговки,

 Подрядами ставят, чем бог наградил.

 В каком-то местечке меня уверяли,

 Что Лейку прогнали и высекли там.

 Я, право, не верю, из зависти лгали.

 Наш битого мяса не любит и сам.

 По смыслу эти стихи являлись откликом на уже известные строки и не содержали ни особых поэтических достоинств, ни особых городских секретов. Героиня “Антикритики” Лейка (Юлия Михайловна) – гражданская жена вице-адмирала А.С.Грейга – дочь мелкого торговца, еврея или шинкаря, действительно, была женщиной весьма одиозной, позволявшей себе вмешиваться в дела мужа. Некоторые подробности на этот счет рассказывает в своих “Записках” Ф.Ф.Вигель.

 “Антикритика” была воспринята как неслыханная дерзость. После произведенного дознания суд приговорил Даля к разжалованию в матросы и к заключению под арест при Николаевском порту. Семь месяцев спустя морской Аудиториатский департамент приговор отменил. Даль был переведен в Балтийский флот с присвоением очередного звания лейтенанта. 12 апреля 1824 года он был освобожден из-под ареста, а 15 октября покинул Николаев.

 С городом на Буге мичмана Даля связывали не только родительский дом, первые опыты на “стезе воображения” – сочинение стихов, пьес, но и автобиографическая повесть “Мичман Поцелуев, или Живучи, оглядывайся” (1841). Герой ее, окончив кадетский корпус, едет служить на флот, в Николаев. Представитель натуральной школы в русской литературе, Даль объективно воспроизвел элементы жизни, пейзаж южного портового города.

 Не менее примечательны и другие прозаические произведения Даля. И среди них “Были и небылицы Козака Луганского” (1833-1839), “Солдатские досуги” (1843), “Повести, сказки и рассказы Козака Луганского” (1846), “Матросские досуги” (1853), “Картинки из русского быта” (1861), “Два сорока бывальщинок для крестьян” (1862) и другие.

 Но самым известным, самым значительным трудом Даля является его четырехтомный “Толковый словарь” – плод его многолетних и напряженных изысканий. Здесь кстати вспомнить о том, что в статье “О наречиях русского языка”, написанной по поводу изданного Императорской Академией Наук областного великорусского словаря и напечатанной в V книжке “Вестника Императорского Русского Географического Общества” за 1852 год, Даль, рассматривая различные наречия, выделяет среди них новороссийское. По мнению Даля, в Новороссии на говор, даже высшего сословия, наложил неизгладимую печать свою язык малорусский. Даль отмечает также, что “язык там вообще пестрый, шаткий и нечистый”.

 

 

В Николаеве провела несколько лет

 

 


 

ЗОНТАГ АННА ПЕТРОВНА

(1786-1864)

Детская писательница, переводчица, мемуаристка.

 Родилась в дворянской семье в Тульской губернии и приходилась племянницей поэту В.А.Жуковскому. Ее мать Варвара Афанасьевна Бунина-Юшкова была сводной сестрой Жуковского по отцу. Разница в летах между детьми была невелика, и они быстро подружились.

 В январе 1817 года 30-летняя Анна Юшкова выходит замуж за своего одногодка американца Георга Зонтага (Сантага), уроженца Филадельфии, сына активного участника войны за независимость. Штурман одного из американских кораблей, в 1811 году он поступает в чине лейтенанта в Черноморский военный флот. В 1813 году переходит в Дерптский конно-егерский полк, а в 1814 году в чине майора вступает в Париж. В армии знакомится с М.С.Воронцовым.

 Супруги поселяются сначала в Одессе, затем в Севастополе, а в 1822 году переезжают в Николаев. Здесь капитан-лейтенант первоначально командовал яхтой “Утеха”, а в дальнейшем флаг-капитан по особым поручениям при вице-адмирале А.С.Грейге на корабле “Император” плавал в Черном море.

 В Николаеве Зонтаг завела знакомство с Юлией Христофоровной – матерью будущего казака Луганского, здесь в 1824 году родилась ее единственная дочь Маша.

 В мае 1825 года (по другим сведениям – не позднее 1824 года) Зонтаги перебираются в Одессу, где Егор Васильевич, капитан 2-го ранга, получает должность капитана над Одесским портом и инспектора городской карантинной конторы. Сама Анна Петровна весной 1828 года была приглашена в качестве учительницы русского и иностранных языков к находящейся в Одессе Великой Княжне Марии Николаевне.

 В 1830 году Егор Васильевич – “одесский американец”, выходит в отставку, с производством в действительные тайные советники, в 1841 году умирает.

 В Одессе А.П.Зонтаг посещает салон В.Д.Казначеевой, встречается с В.И.Туманским, Н.И.Гнедичем, Ф.Ф.Вигелем, А.С.Стурдзой и с А.С.Пушкиным. Последний пользовался репутацией вольнодумца, и Зонтаг, по-видимому, относилась к нему, так сказать, осторожно. Поэт платил ей тем же. И.П.Липранди в своих воспоминаниях отмечает, что, будучи в Одессе, Пушкин “без видимой охоты посещал вечера Варвары Дмитриевны Казначеевой, жены правителя канцелярии Воронцова”. И далее: “Тут он встречал также жену капитана над Одесским портом госпожу Зонтаг, родственницу Жуковского. По приглашению ее бывать у ней, он ограничивался редкими визитами”.

 Имеются сведения, что в Николаеве в 1823 году А.П.Зонтаг охотно принимала у себя Д.А.Каверина, в то время ректора Петербургского университета и пансиона при нем, в котором с 29 сентября 1817 года по 26 февраля 1821 года учился Левушка Пушкин. Пансион он не закончил – и Каверин был основной тому причиной. Пушкин, тяжело переживавший неудачи брата и высмеявший Каверина во “Втором послании к цензору” (1824), мог быть информирован об этой стороне жизни Анны Петровны.

 Что же касается литературной деятельности А.П.Зонтаг, то она началась в Одессе, уже после отъезда из Николаева, в начале 30-х годов. Своеобразным прологом, школой литературного мастерства, стал для нее перевод с французского языка романа Вальтера Скотта “Эдинбургская темница”, изданный в Москве в 1825 году.

 При этом ее литературным наставником выступал В.А.Жуковский. Это он обратил внимание еще юной Аннет на необходимость прислушиваться к народным сказкам и преданиям, собирать их. В них, по мнению Жуковского, заключена сугубо национальная поэзия, которая может быть утрачена, если ее не записывать.

 Жуковского – педагога, воспитателя наследника престола – весьма интересовали вопросы наставничества, особенно в форме литературы, в частности, литературы для детей. По его мнению, Анна Петровна как раз годится для того, чтобы стать детской писательницей. “У вас, - пишет он ей, - много в душе богатства, в уме ясности и опытности; вы имеете решительный дар писать и овладели русским языком”.

 С начала 30-х годов стали выходить предназначенные для детей авторизованные сказки, рассказы, небольшие повести Зонтаг, оригинальные и переводные. Благодаря простоте и задушевности, в свое время они пользовались популярностью. Особенно большой успех имела двухтомная “Священная история для детей, выбранная из Ветхаго и Новаго завета”, выдержавшая 9 изданий (первое в 1837, последнее в 1871 году) и получившая малую Демидовскую премию, присужденную Академией наук.

 Среди других произведений Зонтаг выделяется ее книга “Подарок детям в день Светлого Воскресенья, или собрание детских повестей и рассказов” (в двух частях, М., 1861-1862), ее сборник “Волшебные сказки для детей первого возраста” (М., 1862), куда, в частности, вошли сказки Ш.Перро “Красная шапочка” и “Рауль – синяя борода”, немецкая сказка “Братец и сестрица”, варианты русских сказок “Спящая красавица”, “Сестрица Аленушка и братец Иванушка” и другие.

Сюда же была включена повесть Зонтаг “Олинька и Бабушка ея Назарьевна”, посвященная Катиньке Мойер. О характере, направленности, стиле и языке “Сказок” Зонтаг можно судить хотя бы по следующему отрывку из этой повести:

- Ты что-то невесела, мое дитятко? – спросила Назарьевна, - что с тобой, светик мой?

- Ничего, бабушка! – отвечала. – Я только думаю, как бы хорошо было, если б у тебя было спокойное кресло, как у нашей старой попадьи, в котором ты могла бы отдохнуть, пришед домой. Мне бы весело было посмотреть, что тебе есть к чему прислонить больную твою спину! Затопила бы я печку, а ты сидела б перед огоньком да грелась, и в мягком спокойном кресле, как барыня!

От этого я не была бы лучше, дитятко! – сказала Назарьевна, улыбаясь. – Хотя, в самом деле, спокойное кресло и для меня было бы приятно…”.

А.П.Зонтаг оставила воспоминания о Жуковском (“Москвитянин”, 1849, № 9; 1852, № 18; “Русская мысль”, 1883, № 2) – ценные документы для изучения биографии поэта.

 

 

Сам же


 

ЖУКОВСКИЙ ВАСИЛИЙ АНДРЕЕВИЧ

(1783-1852)

посетил Николаев в 1837 году, вместе с наследником престола Великим князем Александром Николаевичем, будущим Александром II, наставником которого Жуковский стал еще в начале 1826 года.

Это было довольно продолжительное путешествие – со 2 мая по 17 декабря 1837 года, маршрут которого включал в себя города на Волге, Урале, а также Воронеж, Тулу, Москву, Харьков, Полтаву, Елисаветград, Кременчуг, Вознесенск, Одессу, Николаев и далее Крым, Екатеринослав, Киев, Полтаву, Харьков и, наконец, завершился в Петербурге.

Поездка носила пропагандистский характер и широко освещалась в русской печати.

В пути Жуковский вел записи. О Николаеве в них говорится весьма скупо – общие сведения, без живых, впечатляющих эпизодов, деталей. Есть повторения. Сказалась, вероятно, усталость, вызванная ночным переездом. Жуковский пишет:

 “1 сентября. В 7 часов утра в Николаеве… Город красивый. Есть здания довольно огромные, все прочие прекрасной архитектуры. Остановились пить кофе в Николаеве. Прекрасный чистый город, до 40 тысяч жителей, считая 13 тысяч войска. До 50 капиталов . Удачная постройка кораблей, … которая стоила более миллиона”.

 

 

 

ДЛЯ СПРАВОК

Александр I был в Николаеве в 1818 году, был также и в Вознесенске в 1818 и в 1823 году.

Николай I посетил Николаев в 1816 году – цесаревичем, императором - в 1828, 1845, 1852, 1855 годах. В Вознесенске – в 1837, 1852 годах.

Александр II был в Николаеве в 1837 году – цесаревичем, как император - в 1855, 1861, 1863, 1874, 1878 годах. В Вознесенске – цесаревичем в 1837 году. В 1878 году был в Очакове.

Александр III был в Николаеве в 1883 и в 1886 годах.

Николай II посетил Николаев в 1886 году – цесаревичем, императором - в 1913 и в 1915 годах.

 

 

Свои заметки о посещении Николаева оставил также автор “Записок”

 

 


 

ВИГЕЛЬ ФИЛИПП ФИЛИППОВИЧ

(1786-1852)

 Литератор и мемуарист.  Сын пензенского губернатора. Детство провел в Киеве, а в начале 1798 года был перевезен в Москву. Выпускник французского пансиона, Вигель занимал в дальнейшем высокопоставленные должности в различных министерствах. По рекомендации Д.Н.Блудова поступает на службу к графу М.С.Воронцову. На юге в 1823-1826 годах служил в Бессарабии, с 1824 года – вице-губернатор. В 1826-1828 годах – градоначальник в Керчи. В обоих случаях был отозван на основании жалоб городских влиятельных, деловых людей. В 1840 году выходит в отставку в чине тайного советника (3-й класс) и занимается своим прошлым. Воспоминания Вигеля, человека наблюдательного и вместе с тем желчного, злоязычного, имеют ценность прежде всего в описании тех событий, деталей, свидетелем которых являлся он сам.

 В “Записках”, доведенных до 1828 года, есть страницы, посвященные Николаеву. Вигель и здесь остается верен себе. Чуть ли не единственное, что его заинтересовало, - это семейные дела А.С.Грейга. Мемуарист знакомит читателей с прошлым подруги адмирала, прежде “служанки в жидовской корчме”, рассказывает о первом замужестве бывшей Лейки, когда ее супругом стал капитан польских войск Кульчинский, а также о том, что адмирал и Юлия были тайно обвенчаны отцом Мартином, католическим капелланом Черноморского флота. Рассказывает также, что сама Юлия Михайловна “приезжим не показывалась, особенно пряталась от Воронцова и людей, его окружающих, только не по доброй воле, а по требованию Грейга”.

 Повествует Вигель и о вечере, о бале и маскараде, даваемом во дворце Алексеем Самуиловичем и Юлией Михайловной 28 января 1828 года. В данном случае, по его словам, им руководило “любопытство увидеть николаевское общество во всем его блеске”. “Мужчины, - пишет Вигель, - несколько пожилые и степенные, равно как и барыни их, сидели чинно в молчании; барышни же и офицеры плясали без памяти. Масок не было, а только две или три костюмированные кадрили. Женщины были все одеты очень хорошо и прилично по моде, и госпожа Юлия уверяла меня, что она всех выучила одеваться, а что до нее они казались уродами. Сама она, нарядившись будто магдебургской мещанкой, выступала сначала под покрывалом; вел ее под руку адъютант адмирала Вавилов, также одетый немецким ремесленником, который очень забавно передразнивал их и коверкал русский язык. На лице Грейга не было видно ни удовольствия, ни скуки, и он прехладнокровно расхаживал, мало с кем вступая в разговоры… Мне было довольно весело, - заключает рассказчик, - смотря на большую часть веселящихся, которые казались совершенно счастливыми”.

 

 

В историю Николаева вписан и

 


 

 

КАРАЗИН ВАСИЛИЙ НАЗАРОВИЧ

(1773-1842)

 Украинский и русский ученый, просветитель, общественный деятель, публицист.

Родился в селе Кручик Харьковской губернии в дворянской семье. Отец – серб, мать – украинка. Учился в Петербургском горном корпусе. Служил в государственном архиве, министерстве народного просвещения. Создал специальный печатный орган министерства “Периодические сочинения об успехах народного просвещения”.

 По его инициативе был основан в 1805 году Харьковский университет – первый в Украине, и при нем типография, в которой осуществляли издание первых украинских журналов.

 В 1819-1820 годах Каразин – вице-президент Вольного общества любителей российской словесности, в 1820 году редактировал журнал “Соревнователь просвещения и благотворения”. В своих статьях анализировал состояние современной ему литературы, связывая ее задачи с проблемами развития науки и культуры (“О научных обществах и периодических произведениях в России”).

 Каразину принадлежит идея создания историко-литературного журнала для публикации исторических документов и литературных памятников, что было реализовано лишь с основанием “Русского архива” и “Киевской старины” и других. Вместе с Н.Костомаровым и И.Срезневским начал издавать “Молодик”, был составителем и одним из авторов его 3-го выпуска (очерк “Взгляд на украинскую старину”, 1842, и др.). Каразин – публикатор произведений Г.Сковороды и Н.Карамзина.

 Будучи ученым-энциклопедистом, выступил как первый украинский научный публицист.

 Не менее живо откликался Каразин и на вопросы общественной жизни. Он автор ряда проектов прогрессивного переустройства в России (об уничтожении крепостного права, переустройства государственного управления в России, об ограничении самовластья “непреложными законами” и другие). За вмешательство в большую политику В.Н.Каразин был подвергнут репрессиям и выслан в Украину.

 Однако общественно-политические воззрения Каразина были противоречивы. Выступая поборником общественной самодеятельности и просвещения, он в то же время не лишен был монархических иллюзий и выступал с политическими доносами, в том числе и на Пушкина как сочинителя эпиграмм на двуглавого орла.

 Последние дни Каразина связаны с Николаевом. В октябре 1842 года он приехал в Николаев к сыну Филадельфу, который служил здесь чиновником особых поручений при Главном командире Черноморского флота и портов. Затем направился для продолжения научных исследований в Крым, но в дороге заболел. Пришлось возвратиться в Николаев. Здесь 4 ноября 1842 года в доме генерала Н.М.Кумани (Бульварная, 4), где жил его сын, приходившийся зятем генералу, В.Н.Каразин скончался.

 Похоронен на местном кладбище в склепе, на обелиске которого перечислены основные факты его деятельности: “Виновник учреждения в России министерства народного просвещения, основатель Харьковского университета, учредитель и правитель филотехнического общества, помещик, поставивший первый крепостных людей на степень существ свободных… естествоиспытатель, подавший первый мысль о возможности сделать из метеорологии науку точную, полезную для людей, почетный член… различных ученых обществ, русских и иностранных”.

 Склеп этот неоднократно перестраивался. В первоначальном же виде он был сооружен не общественностью и даже не родственниками покойного. Газета “Южная Россия” в своем номере от 15 января 1904 года сообщала: “По Соборной улице, в доме № 60, проживает Евдокия Давидовна Соколова, служившая много лет назад нянькой в семействе В.Н.Каразина. В настоящее время Соколовой 105 лет… Будучи сильно привязана к семье своих бывших господ, Соколова по смерти В.Н.Каразина и его внука… соорудила над их могилами обширный мавзолей-часовню, истратив на это сооружение большую часть своих сбережений (свыше 1000 рублей). Далее газета отмечает, что нынешнее положение самой Соколовой весьма тяжелое. Ее содержит семейство ночного сторожа, получающего 12 рублей в месяц и вынужденного к тому же на эти деньги нанимать квартиру. Корреспондент обращается к Благотворительному обществу с просьбой устроить в приют доживающую свои последние дни старуху. Не откажут, вероятно, и добрые люди, пишет он, чтобы хотя несколько облегчить состояние Соколовой”.

 В 1905 году в Харькове перед университетом поставлен памятник его основателю. Автор памятника скульптор И.И.Андреолетти.

 

 

Другим примечательным фактом в истории Николаева является посещение его просветителем, каким был

 


 

 

БЕЛИНСКИЙ ВИССАРИОН ГРИГОРЬЕВИЧ

(1811-1848)

 На юге Белинский оказался по причине самой распространенной среди значительной части беднейших русских интеллигентов болезни – чахотки. Ради избавления от этого изнуряющего его организм недуга он принимает предложение великого актера М.С.Щепкина сопровождать его во время гастрольной поездки по южным городам России. Предполагалось, что Белинский едет “не только за здоровьем, но и жизнью” – южный климат, фрукты, купание в море, лечение у докторов – помогут ему побороть болезнь.

 Поездка продолжалась с мая по октябрь 1846 года. Щепкин выступал в городах: Калуге, Харькове, Одессе, Николаеве, Херсоне, Симферополе и Севастополе. Находясь в Одессе, Щепкин заключил контракт с антрепренером (то есть составителем труппы) Жураховским о гастролях в пяти южных городах. В Николаеве труппа находилась с 13 июля по 1 августа. Спектакли шли в театре И.В.Миллера (угол Московской и Никольской улиц). Играли “Ревизора” Н.В.Гоголя, “Трактирщицу” Карло Гольдони и еще несколько пьес, большей частью сугубо развлекательного характера и невысокого качества. Сохранилось 15 писем, написанных Белинским во время поездки. Три из них посланы из Николаева.

 Николаев оказался городом, в котором у Белинского со Щепкиным не нашлось ни одного знакомого. “Город этот флотский, - пишет Белинский 17 июля своей жене М.В.Соколовой, - и набит матросами и их офицерами. Спектакли идут плоховато”. И далее: “Актеры – ничуть не лучше твоих чухонских кухарок. Ужас!”

 О том, что труппа, набранная Жураховским, не профессиональна, Белинский пишет и в другом письме от 30 июля, адресованном сыну Щепкина Николаю. “В Николаеве, - пишет критик, - такая труппа, какой подобной нет нигде под луной, а если есть, так, может быть, на луне, где, как известно, вовсе нет людей и, стало быть, никто не знает грамоте. Эти чучела никогда не знают ролей и этим сбивают М(ихаила) С(еменовича) с толку, путают, перевирая свои фразы и говоря его фразы. Это его бесит, мучит, терзает”.

 Со знакомыми, правда, обошлось. Прошло немного времени, и Белинский и Щепкин были приглашены в дом Мориса Борисовича Берха (1776-1860), семидесятилетнего генерал-лейтенанта, управляющего гидрографическим отделением штаба Черноморского флота. “Что за чудесный старик!” – восклицает Белинский в своем письме от 17-23 июля, рассказывая о посещении Берха.

 Знакомится Белинский и с зятем Берха (Берга), офицером. Вероятно, с рекомендацией последнего в Петербург на квартиру Белинского, в последний год его жизни, явится родственник М.Б.Берха Александр Маврикиевич Берх (1830-1909), в то время воспитанник Главного инженерного училища. Позднее он напишет свои воспоминания “Из знакомства с Белинским”.

 А.М.Берх – военный инженер, строил укрепления в Очакове, Николаеве, участник обороны Севастополя. Инженер-полковник, а затем генерал-майор, в 70-х – 80-х годах являлся попечителем Николаевского реального училища. Был также гласным городской думы.

 

 

На Николаевщине пребывал

 

 


 

КУХАРЕНКО ЯКОВ ГЕРАСИМОВИЧ

(1798-1862)

  Украинский писатель, историк, этнограф.

Он родился в Катеринодаре (ныне Краснодар), в семье запорожского полковника, одного из сподвижников кошевого атамана Черноморского войска Захария Чепеги, с которым состоял в родственных связях. Учился в Катеринодарской военной гимназии. В семье с любовью и уважением относились к казацким обычаям, дорожили историей запорожской старины. На всю жизнь связал он свою судьбу с Черноморским казачьим войском, наказным атаманом которого был.

  В украинскую литературу Кухаренко вошел как автор пьесы “Чорноморський побит” (1836), переработанной в 1878 году М.Старицким в либретто оперы “Чорноморці”, музыку к которой написал Н.В.Лысенко. Опера долгое время шла на украинской сцене и пользовалась успехом. Известны также его сказка “Вороной конь”, поэма “Харко, запорізький кошовий”, этнографические очерки “Пластуни” и “Вівці і чабани в Чорноморії”. Пьеса “Чорноморський побит” была замечена общественностью, среди которой такие крупные деятели культуры и литературы, как И.Срезневский, М.Костомаров. Т.Шевченко выполнил эскиз рисунка к портрету главного героя пьесы: “Антон Головатий біля Неви”. В письме к Я.Кухаренко в конце 1843 года Т.Шевченко писал: “Мені й самому дуже хочеться кликнуть на світ Головатого”. (Твори в 5-ти томах, т.5, с.242).

  Произведения Я.Кухаренко печатались в журнале “Основа”, а в 1880 году были изданы отдельной книгой.

 На формирование Кухаренко как писателя-гражданина оказала влияние 20-летняя дружба его с Т.Г.Шевченко, который высоко ценил творчество друга. Переписка их длилась с 1842 по 1860 год. В своем “Дневнике” 1 июля 1857 года Шевченко записал: “Я дорожу его мнением чувствующего, благородного человека и как мнением неподдельного, самобытного земляка моего”. Свои первые стихи “Доля, Муза, Слова”, написанные после окончания ссылки, поэт послал для прочтения своему другу. Поэму “Москалева криниця” кобзарь посвятил Кухаренко.

 В 1857 году Я.Г.Кухаренко совершил поездку в Одессу. Здесь в институте благородных девиц училась его дочь. К этому времени относится посещение им г.Вознесенска. Это была не первая поездка писателя. Вознесенск интересовал Кухаренко особенно. Изучая историю Черноморского казачьего войска, он заинтересовался судьбой Бугских казаков, главной станицей которых был Вознесенск. Собранные в Вознесенске материалы вошли в написанные им “Исторические записки о войске Черноморском”. Это была первая история казачьего войска. В письме к Т.Шевченко от 7 августа он сообщал: “В Одессе и Вознесенске добрым южноруснакам, с которыми речь заходила, я рассказывал, где ты теперь, мой друг, обретаешь, и показывал твой портрет… Да и любят тебя на Украине, брат!”.

  О своей поездке в Вознесенск Кухаренко вспоминает и в другом письме, от 21 февраля 1858 года. Из письма узнаем, что в Вознесенске Кухаренко знакомит любителей украинской поэзии с творчеством Шевченко и что там существовал своеобразный литературный кружок, с некоторыми членами которого он познакомился: “Один по фамилии Казачинский, военный офицер, аж из самой Умани”.

  Преждевременная смерть Я.Г.Кухаренко в 1862 году в плену у горцев прервала его работу над историей Черноморского и Бугского казачества. Судьба оставленного им архива не известна.

 

 

На Николаевщине провела свои детские годы

 

 


 

СМИРНОВА-РОССЕТ АЛЕКСАНДРА ОСИПОВНА

(1809-1882)

 Писательница-мемуаристка.

 Родилась в Одессе. Отец Осип Иванович Россети (1760-1813) занимал должность инспектора Одесского карантина и принадлежал к числу приближенных герцога Эммануила Ришелье. Мать Надежда Ивановна (1790-1825), урожденная Лорер.

 После второго замужества ее матери, ставшей женой И.К.Арнольди, начальника артиллерии 5-го резервного корпуса , с 1813 по 1820 год Александра воспитывалась у бабушки Екатерины Евсеевны Лорер, урожденной княжны Цициановой, в деревушке Водяная (старое название Громоклея). Часто и подолгу бывали здесь и братья ее – Александр-Карл, Аркадий, Иосиф и Клементий.

 Десяти лет рассталась она с этим краем, но страстно полюбила его на всю жизнь. По свидетельству литературоведа В.И.Шенрока, уже на склоне лет Александра Осиповна вспоминала: “Я родилась в Малороссии , воспитывалась на галушках и варениках, и как мне ни мила Россия, я все же не могу забыть ни степей, ни тех звездных ночей, ни крика перепелов, ни журавлей на крышах, ни песен малороссийских”.

 А.О.Смирнова-Россет хорошо знала украинский язык и любила петь украинские песни. На всю жизнь она сохранила трепетную любовь к деревушке и оставила теплые и весьма интересные воспоминания о ней. На страницах ее воспоминаний Громоклея встречается десятки раз. В мельчайших подробностях мемуаристка воспроизводит быт в бабушкином доме, атмосферу и обычаи в украинской деревне.

 В 1826 году, после окончания Петербургского Екатерининского института, Александра Россет становится фрейлиной при императорском дворе. Но положение не меняет ее характера. Острый проницательный ум, тонкий юмор, образованность, широкий культурный кругозор сочетаются в ней с уважением и пристальным вниманием к собеседнику. Она удивительно располагала к себе. Это была одна из немногих, если не единственная женщина, которая была лично знакома чуть ли не со всем цветом русской культуры – от И.А.Крылова до Льва Толстого. В числе ее друзей или близких знакомых были Н.М.Карамзин и В.А.Жуковский, А.С.Пушкин и М.Ю.Лермонтов, Н.В.Гоголь и И.С.Тургенев, А.А.Иванов и М.С.Щепкин, В.Г.Белинский, А.И.Тургенев, П.А.Вяземский, В.Ф.Одоевский, братья И.С. и К.С. Аксаковы, Ю.Ф.Самарин, А.С.Хомяков, Ф.И.Тютчев, Я.П.Полонский и многие другие. Ей посвящали стихи А.С.Пушкин, М.Ю.Лермонтов, П.А.Вяземский, В.А.Жуковский, А.С.Хомяков, И.П.Мятлев, В.И.Туманский, Е.П.Ростопчина и другие.

 Богатая впечатлениями жизнь дала А.О.Смирновой-Россет обильный материал для ее мемуаров. Помимо своего значения как богатейшего источника сведений о ее замечательных современниках, их портретах, ценных исторических деталей, - это литературный памятник своего времени.

 Правда, к публикациям “Записок” Смирновой следует относиться с осторожностью. Дело в том, что “Записки”, напечатанные в журнале “Северный вестник” (1893-1895 годы, отд. изд. 1895-1897 годов), как выяснилось позднее, составлены дочерью мемуаристки Ольгой Николаевной и являются откровенной фальсификацией. Не является достоверным и текст мемуаров Смирновой, изданный Л.В.Крестовой в 1931 году. В подлинном же виде мемуарное наследие А.О.Смирновой-Россет, каким оно вышло из-под ее пера, издано в Москве в 1989 году издательством “Наука” в серии “Литературные памятники”.

 Умерла А.О.Смирнова-Россет в Париже. Похоронена в Москве, в Донском монастыре.

 

 

Среди тех, кто посещал Николаев в конце 40-х – 50-х годах, был

 


 

 

АКСАКОВ ИВАН СЕРГЕЕВИЧ

(1823-1886)

Публицист и поэт, журналист и издатель.

 Сын С.Т.Аксакова – автора дилогии “Семейная хроника” и “Детские годы Багрова-внука”, брат К.С.Аксакова – поэта, литературного критика и филолога. И.С.Аксаков – теоретик славянофильства.

 После окончания училища правоведения в 1842 году И.С.Аксаков служит в департаментах Московского сената, а с 1848 года и до конца 1852 года, когда выходит в отставку, - чиновником особых поручений в Министерстве внутренних дел.

 Служебные дела требовали разъездов, командировок. И, находясь в разлуке с родными, И.С.Аксаков, как примерный сын, регулярно, через каждые три дня посылает Сергею Тимофеевичу и Ольге Семеновне обширные письма, в которых повествует о том, какие места он посещал, что видел, с кем беседовал, о чем размышлял…

 Не оставляет привычку писать письма-очерки И.С.Аксаков и после выхода в отставку, вплоть до 1856 года. Изданные позднее, они составили целую книгу, озаглавленную “Письма из провинции. 1844-1856 годы”. Написанные человеком наблюдательным, владеющим слогом, они являются по своей сути своеобразным литературным памятником эпохи – так, как она воспринималась глазами славянофила.

 В 1848 году по дороге в Бессарабию, куда он был направлен для изучения деятельности раскольничьих сект, И.С.Аксаков впервые увидел Николаев. В письме от 10 ноября 1848 года (из Одессы) он вспоминает: “В Николаев прискакал я ночью. Этот городок важный для здешнего края; в нем живут адмирал и штаб всего Черноморского флота. Если не ошибаюсь, так тут впадает Ингул в залив Буга, через который я переехал ночью при сильном ветре, на пароме с парусами. Меня перевезли только потому, что я ехал по казенной надобности; расстояние – с лишком верста, но по случаю ветра – гораздо больше. Ехать очень долго (два часа)… Звезды так ярко и отчетливо сияли на темно-голубом небе, как я никогда не видывал…”.

 Во второй раз И.С.Аксаков оказался в Николаеве летом 1856 года. Перед этим он в качестве добровольца в составе Серпуховской дружины Московского ополчения проследовал до Одессы и далее в Бессарабию. Принять участие в Крымской войне дружина успела.

 Главная квартира главнокомандующего Крымской армией и военными и морскими силами генерал-адъютанта А.Н.Лидерса находилась в Николаеве. Сюда же была направлена часть дружины Московского ополчения. Здесь же находился и И.С.Аксаков, прикомандированный к комиссии князя В.И.Васильчикова (в 1853-1856 годах – начальника штаба Севастопольского гарнизона) по расследованию беспорядков в заготовке продовольствия во время Крымской войны, а также в содержании военных госпиталей в южном крае.

 О самом Николаеве в корреспонденциях И.С.Аксакова из этого города говорится не так уж много.

 “Чего тут нет! – пишет он в письме от 23 июля 1856 года, - и канатный, и литейный, и машинный заводы; гравировальня, и типография, и школы… Видел я библиотеку Севастопольскую, т.е. книги: их было до 40 тысяч томов, почти все вывезено…”.

 Далее Аксаков сообщает: “Наконец, на этой неделе удалось мне устроить два вечера сразу, посвященные Севастополю. Один моряк князь Ухтомский читал Записки, веденные им во время осады, другие моряки (всего человека два)… должны были поправлять и пополнять эти Записки. Но все это ни к чему не привело. Журнал Ухтомского довольно плох и посвящен более изложению его впечатлений и мечтаний, полон литературных претензий… Слушатели, предъявляя замечания, начинали спорить между собою или рассказывают случаи слишком частные, потому что были мелкими орудиями, исполнителями. К тому же останавливать каждый раз рассразчика, чтоб записывать его рассказ, невозможно; и то насилу зазовешь на такое дело, когда музыка играет на бульваре. Из всех разговоров и расспросов оказывается, что морское ведомство постоянно ссорилось с сухопутным, и оба несправедливы в суждениях друг о друге… На один из вечеров пришел кн. Васильчиков и рассказал много интересного”.

 Следует отметить, что, вероятнее всего, это было первое в Николаеве собрание с обсуждением проблем исторического, а также и краеведческого характера, от которого берут свое начало последующие исторические общества.

 Осмотрев адмиралтейство, депо, разные другие морские заведения, Аксаков заключает: “Все это в обширных размерах, устроено прекрасно, все средства для содержания и постоянного сооружения флота имеются, только флота нет, и человека нет, который бы так разумел и любил это дело, как Лазарев, Корнилов, Нахимов”.

 Вот, пожалуй, и все, что он пишет о городе. Казалось бы, странно, что писатель, от внимания которого обычно не ускользало ничего, ни одна мельчайшая деталь, увиденная мимоходом, прожив полгода в Николаеве (с небольшими перерывами на командировки в Одессу, Екатеринослав и Симферополь), больше ничего не заметил в этом многострадальном городе, усталом от войны, наголодавшемся, нахолодавшемся, измученном постоями, видом крови, смертей, раненых, которых надо было принять, разместить, накормить, поддержать.

 Но на это есть свои причины: тяжелая война только что закончилась и теперь важно было дать ей оценку, определить, кто же защищал Родину, а кто способствовал ее поражению.

 По мнению автора “Писем”, репутации многих “героев”, созданных в Петербурге, фальшивы. Истинно высок только “нижний чин”; храбрость же многих офицеров не имеет нравственного достоинства. Постоянное превознесение сверх меры черноморцев чрезвычайно обижало и раздражало армию, гибнущую тысячами на бастионах. Морское ведомство постоянно ссорилось с сухопутным, главная квартира ссорилась с гарнизоном – мелкая вражда и личности во многом мешали делу.

 Одну из главных причин поражения в Крымской войне Аксаков видит в лихоимствах и злоупотреблениях. Так, например, отпускались огромные суммы для снабжения войск топливом. Деньги эти чиновники делили с командирами, одновременно разрешая солдатам по праву войны добывать топливо, где хотят. Поэтому солдаты ломали и жгли все, что способно было гореть, рубили сады, леса и рощи. Так же было и с сеном и с другими запасами. “Волосы дыбом становятся, когда вспомнишь, до какого цинизма доходила страсть к приобретению, к набиванию кармана в то время, когда люди гибли тысячами… Понятно, что нельзя было и ожидать другого результата войны, кроме позора”, - с горечью заключает публицист.

 Его не удовлетворяет работа комиссии, вернее, ее результат. Хотя присутственные места завалены делами, озаглавленными: о грабежах, произведенных казаками или уланами, о разорениях, причиненных войсками, и так далее, - “по всем этим делам результатов никаких: войска ушли, офицеры разъехались по России, да и уличить их невозможно: кто свидетели? – сами обиженные и разоренные…”

 Вот какие мысли занимали автора писем из Николаева 28 ноября 1856 года И.С.Аксаков покинул город.

Скончался он внезапно, от разрыва сердца.

 

 


 

Глава четвертая

В НОГУ СО ВРЕМЕНЕМ

 

Крымская война, вступление на престол нового императора Александра II и последовавшие за этим экономические и социальные реформы стимулировали и культурное движение, в том числе в Николаевском регионе. Литература все больше и больше сближается с жизнью, ставит и обсуждает общественные вопросы. Начинают выходить газеты, на страницах которых появляются зарисовки, стихи, очерки, рассказы, фрагменты из произведений объемных жанров. Печатаются библиографические обзоры, рецензии на литературные произведения. Именно здесь, в редакциях газет, сосредоточиваются местные литературные силы, начинает биться пульс литературной жизни.

 Николаевская пресса исследована пока явно недостаточно. Нам сейчас даже не известны имена многих журналистов, которые выступали под псевдонимами. За давностью времени забылось, затерялось и многое другое.

 Но общая картина литературной жизни Николаева известна. Скажем, в тех же газетах более или менее регулярно печатали свои очерки и рассказы сотрудники газет: Л.Г.Гельман (Жданов) – в “Николаевском вестнике”, газете, которая, впрочем, в отличие от других газет, совсем не жаловала литературные темы; А.Л.Гранкин (Гама, Dixi), Я.А.Гурович (Веди-Добро), Я.Л.Розенфельд (Роланд?) – в “Южанине”; А.Л.Гранкин, А.Нулин, К-тов - в “Южной России”; Д.Н.Тигер (Доль), В.Л.Нежданов, Евг. Ильин – в “Трудовой газете”; М.М.Чухнин (Ратмир, М.Верин), М.Любимов, А.Ардов – в “Николаевской газете” и другие.

 Со своими стихами, в том числе фельетонного характера, выступали: В.В.Котовский – в “Южанине”; А.Г-н – в “Южной России”, П.Л.Орешников (Павел Ор.), Александр Беллинг (Дз.?), Д.Н.Тигер (Доль) – в “Трудовой газете”; М.М.Чухнин, С.Афанасьев, Беда-Проповедник, Баян, Ге-Гамон, Иероним Бланк, Жан-Жак – в “Николаевской газете” и другие.

 Статьи литературно-критического характера публиковали: А.Нулин – в “Южанине”; П.Ю. и Роз.Г-на – в “Южной России”; А.Ардов, Ф.П.Шипулинский (С.Нагаль), Лилиан Бэр, Ив. Накатов, Ближний, А.М.Иерусалимский (А.Южанин), С.Н. – в “Николаевском курьере”; П.Л.Орешников (Павел Ор.), В.Л.Нежданов – в “Трудовой газете”; М.Любимов, М.М.Дмитриев, С.О-в, С.А., С.П-о, И.И.Пославский (А.Инд), Н.Н.Никольский (Фланер?), Артемьев – в “Николаевской газете” и другие.

Из числа других хотелось бы выделить Л.П.Радина (псевдоним Яков Пасынков), напечатавшего в “Южной России” обстоятельную статью “Памяти Писарева”; Ф.Я.Кона (псевдоним Панглос), помещавшего в 1904-1905 годах свои фельетоны в той же “Южной России”. Жил в Николаеве и участвовал в редактировании “Южной России” (1905), печатал здесь свои статьи-очерки народник Н.А.Виташевский.

 Предстоит еще выяснить, кто такой Л., автор напечатанного в “Южной России” от 25 мая 1904 года фельетона, озаглавленного “Партийность и непартийность” и направленного против так называемой непартийности как источника “рабства духа”. Этому же Л. принадлежит ряд других статей, в частности, “Доля ты русская, долюшка женская!” и “По ту сторону добра и зла”. В последней объектом резкой критики является А.В.Луначарский.

 Печатали газеты и переводы небольших беллетристических произведений иностранных писателей – исключительно на любовные темы, с захватывающим и, как правило, трагедийным финалом. Изредка появлялись и литературно-критические статьи зарубежных авторов.

 Нельзя не сказать и о других факторах, составных частях литературной жизни Николаевщины. Далеко не часто, но в Николаеве проходили встречи самих писателей с их читателями. Так, 18 октября 1907 года в помещении “Просвиты” украинский писатель Иван Воля выступил с рефератом “Індивідуальні риси української культури”. Через год, 15 августа 1908 года, на студенческом вечере выступил прозаик и драматург, уроженец Одессы, автор произведений из жизни еврейской бедноты С.С.Юшкевич. 15 ноября 1908 года в зале Городского собрания на музыкально-вокально-литературном вечере свои стихи читал известный еврейский поэт Х.Н.Бялик. 28 ноября 1909 года на таком же вечере выступил русский поэт С.Г.Фруг. И еще через несколько лет опять-таки на вечере в зале Городского собрания 27 декабря 1914 года познакомил слушателей со своими стихами николаевский журналист и поэт П.Л.Орешников.

 1914 год был вообще весьма “урожайным” на поэтов. 24 января 1914 года в театре Шеффера состоялся вечер поэтов-футуристов В.В.Маяковского, В.В.Каменского и Д.Д.Бурлюка, а 23 февраля того же года в этом же театре выступал Федор Сологуб. Но об этом вечере речь еще будет впереди.

 Наконец, весьма примечательной страницей, повествующей не только о литературной, но и общественной жизни Николаева, является история выступлений в городе критиков литературы и публицистов. Разумеется, сохранились сведения далеко не о всех выступлениях. Но общая тенденция просматривается.

 Современность диктовала темы, и само их перечисление позволяет почувствовать, представить проблемы, волновавшие тогдашнюю аудиторию. Прибывший в город известный публицист и педагог И.М.Радецкий прочел в конце 1907 – начале 1908 года в зале Технического общества серию лекций на общественно-литературные темы и среди них “О декадентстве в литературе”, “Л.Андреев и его произведения”. Не менее обширный цикл лекций предложил своим слушателям педагог и методист Ц.П.Балталон, и в числе избранных им тем значились: “Эстетические чувства” и “Творчество А.П.Чехова”. Правда, как считает Ив. Накатов, рецензент “Николаевского курьера” от 21 октября 1908 года, последняя лекция цели не достигла, ибо по мнению лектора, “Чехов – неглубокий и неумный художник”.

 Петр Пильский, одесский журналист и литературный критик, 15 марта 1908 года в театре Шеффера прочел лекцию “Л.Андреев и его творчество”. 20 и 21 марта в зале Городского собрания состоялись еще две его лекции: “Проблема пола и молодая русская литература”, “Леонид Андреев и трагизм жизни”. Отзывы того же рецензента “Николаевского курьера” – весьма доброжелательные, сочувственные. Наконец, 14 февраля 1914 года Петр Пильский прочел в недавно открытом Большом кинотеатре Иловайского (угол Соборной и Спасской) лекцию под названием “Вечер трагической красоты”.

 18 февраля 1909 года в зале Городского собрания писатель и публицист И.П.Белоконский в пользу местной Общественной библиотеки выступил с лекцией “О новейшей русской литературе”, а 10 марта того же года уроженец Вознесенска А.С.Бродский, избравший себе псевдоним по названию родного города, критик, драматург, переводчик, в зале Городского собрания выступил, вместе с артисткой В.Л.Юрьевой, с иллюстрированной лекцией на тему: “Поэты, влюбленные в прозу”. Спустя год, 21 марта 1910 года, он же в театре Шеффера читает лекцию “Искусство жизни”.

 Критик и публицист, сотрудник журнала “Современный мир” В.Л.Львов-Рогачевский в зале Городского собрания 2 декабря 1910 года прочел лекцию “Три поэта: поэт-гражданин, певец-чаровник, поэт-обличитель” (Н.Некрасов, К.Бальмонт, Э.Верхарн), а через три дня, 5 декабря, состоялась его другая лекция, прямо-таки нынешнего времени, - “Горький против Горького”.

 Не осталось без внимания и творчество Л.Н.Толстого, столь популярное у николаевских читателей. По приглашению Общественной библиотеки известный литературовед и литературный критик Ю.И.Айхенвальд 7 сентября читает лекцию “Толстой как художник”.

 Та же Общественная библиотека пригласила М.А.Каллаша прочитать лекцию “Обломов и Штольц в современной русской действительности”. Материалы свидетельствуют, что 9 ноября 1912 года лекцию слушали 393 человека и библиотека понесла убыток – 25 рублей 40 копеек.

 Посетил Николаев известный писатель-народник, соратник В.Г.Короленко, этнограф, фольклорист В.Г.Тан-Богораз, прочитавший 3 декабря 1913 года в зале Городского собрания лекцию “Жажда бессмертия. (Ценность жизни)”.

 На этом, разумеется, не исчерпываются факты литературной жизни Николаевщины второй половины ХIХ – начала ХХ столетия. Есть и другие. Известно, например, что учитель словесности в Николаевском реальном училище Д.М.Плетнев организовал в 1883-1884 годах выпуск неофициального журнала “Литературно-иллюстрированный сборник”. Учительница Николаевского городского начального училища им. Н.В.Гоголя Е.Ф.Овденко опубликовала в 1914 году книжку “Рассказы учительницы”. Николаевцы М.Г.Айзенштадт и М.И.Дайхес являются авторами-составителями вышедшей в 1914 году на русском языке хрестоматии для еврейских детей “Нашим детям”.

 Лекции на литературные и публицистические темы читали не только приезжие знаменитости, но и местные интеллигенты. Скажем, инспектор народных училищ К.А.Пятницкий 20 февраля 1904 года прочел в Биржевом зале лекцию о русской литературе. Публика же попроще довольствовалась соответствующей духовной пищей. Так, в “Николаевской газете” от 16 ноября 1913 года в разделе “Местная жизнь” читаем сообщение: “Завтра в здании “Эшопфы” состоится бесплатное чтение для народа с теневыми картинами. Г.Касимов прочтет “Муму” Тургенева”.

 В последнем случае организатором этого литературного собрания выступил специально созданный Комитет народных чтений.

 Можно, конечно, и не все известные факты приводить, а придерживаться, так сказать, определенной “концепции”. Но для нас основным руководящим началом остается принцип объективности.

Историю литературы, как и историю культуры, нельзя отделить от истории страны, самого народа, его просвещенности, образованности и еще от многих факторов, одно перечисление которых заняло бы довольно много времени. Но создается литература прежде всего отдельными личностями, наделенными талантом, волей и целеустремленностью. И естественно, что главной задачей данного раздела является рассмотрение творческих биографий писателей, литературных критиков, связанных с Южным Прибужьем, в первую очередь самим фактом пребывания в нем.

Продолжение цикла таких кратких очерков мы и предлагаем вниманию читателей.

 

 

 


 

БАЛАСОГЛО АЛЕКСАНДР ПАНТЕЛЕЙМОНОВИЧ (ПАНТЕЛЕЕВИЧ)

(1813-1893)

Поэт, публицист, грамматик.

Родился в Херсоне, в семье обрусевшего грека, морского офицера, с 1849 года - генерал-майора, а затем и полного генерала. В 13 лет был зачислен гардемарином в Черноморский флот, участвовал в войне с Турцией (1828-1829). Шесть лет находился в Балтийском флоте. В 1835 году вышел в отставку. Служил чиновником в Министерстве народного просвещения, комитете иностранной цензуры, архивариусом в Министерстве иностранных дел.

Еще в конце 1834 года мичман Баласогло вольнослушателем стал посещать лекции в Петербургском университете. Изучал русскую словесность, восточные языки. Увлекается идеями шеллингианства. Рано начинает писать стихи, подражая поэтам-"любомудрам", прежде всего Д.В.Веневитинову.

В 1838 году публикует вместе со своим другом молодым архитектором и поэтом П.П.Норевым совместный поэтический сборник "Стихотворения" - под общим авторским псевдонимом "Веронов". В 1840-1843 годах трудится над изданием энциклопедического типа под названием "Памятник искусств и вспомогательных знаний".

В 1847 году тоже в Петербурге выходит книжка Баласогло, посвященная одной букве и озаглавленная "Буква ѣ. Руководство к употреблению" - о ее происхождении в былые времена и о ее написании  в нынешние. Книга вышла под псевдонимом А.Белосоколов - переделка греческой фамилии автора на русский лад.

Круг знакомств и логика собственных убеждений привели Баласогло в кружок М.П.Петрашевского, поклонника Сен-Симона, руководителя русских социалистов-утопистов.

23 апреля Баласогло был арестован и заключен в Алексеевский равелин Петропавловской крепости. Четверо суток на 22-х листах писал он свою "Исповедь", ничего не скрывая, но ни в чем и не раскаиваясь. Как не знавший о планах создания тайной типографии, Баласогло был освобожден из-под ареста и в ноябре 1849 года выслан в Карелию.

Служит в Олонецком губернском правлении. Здесь с Баласогло происходит тяжелое нервное потрясение, срыв. Он всерьез уверяет окружающих, что шеф жандармов граф А.Ф.Орлов и управляющий III отделением генерал-лейтенант Л.В.Дубельт - изменники императора. В результате   Баласогло оказывается в лечебнице для душевнобольных - больнице Всех Скорбящих, а спустя три месяца - снова в Петропавловской крепости.

После настойчивых просьб отца в октябре 1851 года было получено разрешение императора Николая I отпустить Баласогло на жительство в Николаев - к его родителям. И в ноябре надворный советник прибывает в город,

Николаев встретил его неприветливо. Из-за репутации политического ссыльного и сумасшедшего он не мог найти себе работу. В пенсии ему отказали. В письме в Москву от 5 апреля 1852 года к своему давнему другу скульптору Николаю Рамазанову Баласогло пишет: "Я здесь, в Николаеве, в самом стесненном положении... по невыносимому безденежью и безодежью... В этой пытке, где я лишен даже будничного времяпрепровождения с немногими истинно образованными и благородными людьми, какие здесь есть, я дохожу до совершенного изнеможения и телом и духом, и не знаю, за что мне ухватиться, чтобы добыть себе хоть грош, да свой!"

В другом письме, теперь уже к Н.Н.Тютчеву, члену литературного фонда, он называет себя литератором, "занесенным бурями на самое дно и привязь глубочайшей провинции".

Только в 1857 году с Баласогло был, наконец, снят полицейский надзор. Ему было разрешено преподавать историю и географию в Штурманской роте. Но положение оставалось тяжелым. Собственная жена Мария Кирилловна, женщина, как говорится, готовая на все, пишет донос в Третье отделение, будто бы Баласогло "не перестает проповедовать свои противозаконные идеи". И дальше: "Здешний губернатор молодой человек... Мой муж знал его ребенком, и поэтому, может быть, из деликатности он не делает ему никаких замечаний или потому, что не желает выслушивать его дерзких возражений".

Донос, однако, остался без последствий. В рапорте военному губернатору контр-адмиралу Г.И.Бутакову управляющий Штурманской ротой генерал-майор М.П.Манганари писал, что Баласогло "преподает историю, в которой имеет очень хорошие познания... В распространении же вредных идей не замечен".

В начале 70-х годов Баласогло начинает получать, наконец, довольно ничтожную пенсию - 85 рублей в год. Но к этому времени он уже не преподавал. Здоровье его окончательно расстроилось.

А в 1875 году в Николаеве выходит из печати его небольшая книжечка под названием "Обломки". С подзаголовком: "Черновые записи морского содержания (1817-1867), собрание мыслей, мнений и сочинений бывшего флотского офицера. Первый ряд литературных трудов А.Белосоколова. Морская литература и литература морского края". Брошюра в 25 страниц, "собрание мыслей и мнений", увы, туманных, сбивчивых - плод старческих поучений представителя века минувшего веку нынешнему. Утверждалось, что это только вступление, а дальше последуют и другие рассуждения, которых-де много накопилось за столько лет. Но, похоже, что для этого этих 25 страниц оказалось предостаточно.

 В середине XX столетия старожилы Николаева рассказывали, как в конце прошлого века (в 80-е - 90-е годы) по городу бродил какой-то странный старик в старой шинели морского офицера. Говорили, будто это сумасшедший писатель.

Непонятый, забытый еще при жизни, А.П.Баласогло скончался на восьмидесятом году жизни. Газета "Южанин" от 21 января 1893 года сообщала: "Жена и дочь надворного советника Александра Пантелеймоновича Баласогло с душевным прискорбием извещают о кончине его, постигшей 18 января 1893 года. Вынос тела покойного будет из Морского госпиталя 21 января в 12 часов дня"

Могила, как водится, не сохранилась.

 


 

 

АФАНАСЬЕВ-ЧУЖБИНСКИЙ АЛЕКСАНДР СТЕПАНОВИЧ  (1816-1875)

Прозаик, этнограф, поэт, историк, языковед. Писал на украинском и русском языках. Один из ярких представителей украинской романтической поэзии 40-60-х годов XIX века. Печатался под псевдонимом А.Чужбинский.

Родился в Полтаве в семье небогатого помещика. Учился в Нежинской гимназии. Его украинские стихи собраны в анонимном сборнике “Що було на серці”, СПб., 1841. Автор художественной прозы на темы русского и украинского быта провинциальной и столичной жизни. Был знаком с Т.Г.Шевченко, о котором оставил "Воспоминания".

В 1856-1860 годах участвовал в этнографической экспедиции Русского Географического общества. О результатах поездки регулярно печатал статьи в "Морской сборник". Позднее эти произведения составили книгу "Поездка в Южную Россию" (1-2, СПб., 1861, 1863), одобренную критикой.

Поездку по Херсонской губернии он заканчивает посещением части нынешнего Очаковского района Николаевской области. Время действия - весна 1859 года. Миновав Васильевку, Чужбинский попадает в Покровку. "Деревня эта, раскинутая по берегу морского залива, пишет автор, - усеяна небольшими озерцами, и возле каждого из них, где только поросли деревья, стоит хата, иногда на расстоянии тридцати и сорока сажен одна от другой. Промежутки эти наполнены песчаными буграми, которые в иных местах непроходимы... Пустынное и безотрадное место". Официальный пестрый столб (деревня принадлежала ведомству государственных имуществ), мельница, несколько деревьев - вот и все достопримечательности Покровки, растянутой версты на три. Хлебопашество чрезвычайно бедно, главное же занятие покровцев - ловля белуги, которая в большом количестве водится в их заливе, между Покровкой и островом Тендрой. Рыбу сбывают в Одессу, Николаев, Очаков. Далее автор рассказывает, что при нем рыбаки поймали белугу весом в пятьдесят пудов.

Афанасьев-Чужбинский подробно описывает рыболовный промысел, дубки (легкие парусные суда), на которых быстро и ловко покровцы работают, рассказывает о тяготах их жизни: зависимость рыбаков от кордона и карантинной заставы; ежегодное принятие присяги (дабы избежать контрабанды) и просто бюрократизм и черствость местного начальства.

Дальше путь автора лежал к Кинбурну. Поля, лежащие к Кинбурну, уже не так бесплодны: растут даже дубовые лески, хотя и довольно чахлые. Практикуется земледелие, но только для собственного пропитания. Близ острова Тендры ловится баламут (сельдь), известная под названием кинбурнской. На озерах "множество уток и меж ними пеликаны".

Более всего удивил путешественника Кинбурн: "Возле дороги торчал разрушенный каменный дом, дальше шли три или четыре деревянных домика и пять на другой стороне - вот все, что уцелело от форштадта (то есть крепости), в котором были улицы, лавки и где жили семейства многих отставных офицеров". Все разрушено и сожжено. В Кинбурне автор застал еще крепостной вал и несколько амбразур, батареи, блокгауз, казематы (магазины). И хотя все развалено и разрушено, все двери пустых казематов заперты на замок и у каждой - восковая печать.

Чужбинского удивило, что в Кинбурне, упраздненной и разрушенной крепости, есть комендант, канцелярия, в которой несколько писарей, чиновник в военном мундире - правитель канцелярии, ведут деятельную переписку, пишут ведомости, донесения и так далее.

"Очаков, - пишет далее путешественник, - некогда грозная крепость, стоившая столько русской крови, потом жалкая крепостца, разрушенная нами же без всякой надобности в минувшую войну, а в настоящее время - пустой городишка, еще хуже Алешек".

Церковь, маяк, оптический телеграф и какие-то пустые двухэтажные здания производят впечатление с моря, но "трудно представить что-нибудь скучнее и печальнее".

Следы разрушения, хотя город не пострадал в войну, церковь странной архитектуры, потому что переделана из мечети, скандальная история со взрывом порохового погреба, никакого движения, отсутствие торговли, кроме продажи сельдей и то незначительной, - вот что застает автор в городе, а ведь покорение Очакова было эпохой - с горечью заключает он и делает вывод: в стратегическом отношении Очаков - важный пункт, оберегающий вход в лиман, но торговым городом он никогда не будет.

На этом путешествие Афанасьева-Чужбинского по нынешней Николаевской области заканчивается.

 


 

ДОБРОЛЮБОВ НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

(1836-1861)

Милый друг, я умираю

Оттого, что был я честен;

Но за то родному краю

Верно буду я известен.

Милый друг, я умираю,

Но спокоен я душою...

И тебя благословляю:

 Шествуй тою же стезею.

(1861)

Автор этих стихов, известный литературный критик и поэт некрасовской школы, скончавшийся совсем молодым, посетил Николаев 15 лет спустя после того, как в нем побывал другой литературный критик - В.Г.Белинский. Безуспешно спасаясь от легочной болезни, в середине мая 1860 года Добролюбов едет для лечения за границу. Обратно из Афин возвращается пароходом в Одессу предположительно 12 июля 1861 года. Поездка не дала ожидаемых результатов. Изнуряющий кашель, прозрачность кожи, румянец щек - свидетельствовали о скоротечной чахотке. К тому же в Одессе хлынула кровь горлом. Доктор категорически запретил ехать дальше. Тем не менее 14 июля Добролюбов из Одессы пароходом плывет в Николаев, а 15 июля из Николаева на перекладных следует дальше "и на пятый день прибыл в Харьков" . Добролюбов очень торопился. Нужно было, по его словам, спешить “на выручку "Современнику", находящемуся, по слухам, при последнем издыхании". . Обостренное чувство долга, столь присущее Добролюбову, заставляло его всячески экономить время и отдавать его только творчеству. Он знал, что обречен, и спешил возвратить "Современнику" деньги, взятые для лечения и поездки за границу.

По причине столь быстрой смены событий и, следовательно, отсутствия отстоявшихся впечатлений, у Добролюбова мы практически не находим описания николаевских реалий. Лишь в статье "Внутреннее обозрение" ("Современник", 1861, № 8) он дважды упоминает о Николаеве, но только по конкретному поводу - начале здесь его утомительного путешествия по своей надобности на перекладных.

О других местностях, посещенных в этой поездке, он написал куда больше. Простой народ Украины, литература, фольклор неизменно вызывали у Добролюбова чувство уважения и восхищения. А в статье о шевченковском "Кобзаре", написанной незадолго до самой поездки, он особо подчеркивает народность творчества Т.Г.Шевченко. "Само собой разумеется, - писал Добролюбов, - что никто не откажет малороссийскому, как и всякому другому, народу в праве и способности говорить своим языком о предметах своих нужд, стремлений, воспоминаний, никто не откажется признать народную поэзию Малороссии. И к этой-то поэзии должны быть отнесены стихотворения Шевченко. Он - поэт совершенно народный,… весь круг его дум и сочувствий находится в совершенном соответствии со смыслом и строем народной жизни. Он вышел из народа, жил с народом, и не только мыслию, но и обстоятельствами жизни был с ним кровно связан" ("Современник", 1860, № 3).

 


 

ТОЛСТОЙ ЛЕВ НИКОЛАЕВИЧ

(1828-1910)

Жизненные пути-дороги завели в Николаев и великого писателя Л.Н.Толстого. Молодой Толстой захотел увидеть войну собственными глазами. Ему хотелось проверить себя, свою храбрость, кроме того, где, как ни в этих условиях, раскрывается сам человек, о котором он собирался писать. И Толстой едет на Кавказ, где служит его старший брат Николай. Поступив в армию юнкером (январь 1852 года), Толстой принимает участие в делах против чеченцев. За отличие в сражениях произведен в прапорщики со старшинством с 17 февраля 1853 года.

14 июля 1893 года начинается очередная русско-турецкая война. В марте 1854 года на стороне Турции выступили Англия и Франция, к которым присоединилась Сардиния. Предчувствуя решающие сражения, Толстой переходит в Дунайскую армию, которая сражалась против турок, а затем добивается перевода в Крымскую армию, в Севастополь. В конце октября - начале ноября 1854 года он выезжает из Кишинева через Одессу, Николаев, Перекоп - в Севастополь, куда он прибывает 7 ноября 1854 года. Его направляют в 3-ю легкую батарею сначала 14-й артиллерийской бригады, а затем 11-й.

В дневнике Толстого находим записи:

"3 ноября. На перевозе в Николаеве лоцман рассказывал мне, что 26-го было дело, на котором отличился Хомутов...

4-5 ноября. В Николаеве не мог ничего видеть. Слухи же не пишу, потому что оказались все нелепы: после 24-го, исключая осадных работ, ничего не предпринималось."

Чувствуется, что писатель всей душой там, в Севастополе. Ничего другое его не интересует. Только война. И люди на войне.

Это, собственно, и все, если иметь в виду сам факт пребывания Л.Н.Толстого на Николаевщине. Но в истории Николаева имя Толстого повторяется еще не раз и самым неожиданным образом.

В ноябре 1855 года, после оставления русскими войсками Севастополя, Толстой приезжает в Петербург, где с 27 декабря 1855 года служит в Ракетном заведении - до 16 мая 1856 года, времени, когда поручик граф Толстой получил одиннадцатимесячный отпуск.

Продолжать службу в Ракетном заведении Л.Н.Толстой не стал. 26 ноября 1856 года согласно поданному прошению на Высочайшее имя он был уволен по болезни с военной службы. Помогли ходатайства Великого князя Михаила Николаевича и тогдашнего командира Ракетного заведения генерал-майора К.И.Константинова.

В 1865 году Ракетное заведение вместе с его новым начальником В.В.Нечаевым было переведено в Николаев и переименовано после перестройки (по проекту генерал-лейтенанта К.И.Константинова) в ракетный завод.

В 1911 году завод был закрыт. В бумагах упраздненного завода полковник С.В.Карабчевский, бывший начальник одной из мастерских этого завода, обнаружил ряд рапортов за 1855-1856 годы, написанных поручиком Л.Н.Толстым - дежурным по Петербургскому ракетному заведению. Был найден и рапорт Л.Н.Толстого от 29 декабря 1856 г. на имя командира Ракетного заведения генерал-майора К.И.Константинова о получении им, уволенным со службы поручиком графом Толстым, свидетельства для свободного жительства в России и за границей - впредь до получения указа об отставке.

Как выяснилось, генерал-от-артиллерии в отставке В.В.Нечаев, скончавшийся в Николаеве на 91 году жизни, служил в Ракетном заведении вместе с Толстым. "Его прислали в Петербург из Севастополя, где он служил в одной из полевых батарей, защищавших этот многострадальный город" - так прокомментировал эту находку генерал. Выяснилось также, что В.В.Нечаев сопровождал Л.Н.Толстого при его освидетельствовании в военном госпитале.

Обнаруженные бумаги Л.Н.Толстого, как сообщает "Николаевская газета" от 29 марта 1913 года, были переданы на хранение в Городской музей. Но, похоже, там следы их затерялись.

И еще один штрих в столь объемную тему "Толстой и Николаевщина". И ему название:

                  НЕИЗДАННЫЙ ТОЛСТОЙ

Уже при жизни Л.Н.Толстого его художественные творения, публицистика живо интересовали николаевцев. Судя по библиотечным отчетам, писатель всегда входил в пятерку наиболее читаемых авторов.

28 августа 1908 года в зале Городского собрания состоялось организованное Общественной библиотекой торжественное заседание в честь 80-летия писателя. Председательствовал видный городской деятель, присяжный поверенный, гласный думы В.Д.Шехавцов. Композитор Н.Н.Аркас сочинил для юбилея Толстого слова и музыку "Славы" ("Всесвітній Учителю"). Правда, возникли неожиданные препятствия и в последний момент "Просвита" ограничилась делегированием в комитет празднования своего представителя М.С.Заповенко. В адрес Толстого от имени "Просвиты" была послана приветственная телеграмма.

"Николаевская газета" опубликовала в этот день портрет Л.Н.Толстого и три статьи: "Великий писатель земли русской", "Толстой и церковь", "Чехов и Толстой".

Тогда же в училищной комиссии возникла идея напечатать в следующем 1909 году для распространения среди учеников городских школ "Избранные сочинения Л.Н.Толстого" с иллюстрациями и портретом писателя. Николаевская городская дума поддержала это предложение и выделила из своего бюджета кредит в размере 10-ти тысяч рублей, суммы в те времена довольно внушительной.

Однако, когда, казалось, все было решено, оставалось только определить состав сборника и заняться технической стороной дела, возникло препятствие, которое не позволило комиссии выполнить постановление городской думы.

Дело в том, что с начала 80-х годов, согласно доверенности, выданной писателем его жене Софье Андреевне, последняя взяла в свои руки ведение яснополянского хозяйства, а затем, с 1885 года, и всех его издательских дел. Ею было подготовлено и опубликовано восемь собраний сочинений Л.Н.Толстого и ряд отдельных изданий его произведений.

Писатель же, особенно в последние годы его жизни, в силу своих убеждений, считал, что его творчество принадлежит всем, и мечтал о безвозмездной публикации своих сочинений. Но графиня весьма ревностно защищала родовые и имущественные права и устраивала "домашние сражения" всякий раз, когда произведения ее мужа выходили "левыми" изданиями, что в конце концов явилось одной из причин ухода Толстого из Ясной Поляны.

Но трагическая развязка произошла в конце октября 1910 года. А пока в ответ на письмо Николаевской городской училищной комиссии с просьбой разрешить воспользоваться сочинениями графа Л.Н.Толстого для переиздания некоторых из них отдельным сборником был получен ответ, в котором говорилось:

"М.Г. Я прошу не эксплуатировать сочинения Льва Николаевича, права на которые предоставлены его семье. Он и так уже много отдал на общую пользу. Повторяю, что всякий сборник будет в ущерб продаже сочинений и сочувствовать сборникам я не могу. Их уже и так много, и я намерена твердо отстаивать свои права.

Гр. Софья Толстая".

Думе ничего не оставалось, как проголосовать за возвращение выделенных ею на издание сборника сочинений Л.Н.Толстого 10-ти тысяч рублей обратно в бюджет города.

И последний момент о соприкосновении писателя с нашим краем.

Среди старожилов села Ольгополя, что в Еланецком районе, сохранилось предание о том, что Л.Н.Толстой гостил у местного помещика графа Дмитрия Ерофеевича Остен-Сакена.

В бытность писателя в Графском (старое название Ольгополя) Д.Е.Остен-Сакен спросил у него:

- Как почивали, Лев Николаевич?

- Хорошо почивал, Дмитрий Ерофеевич, да только перед утром петушок пел под окнами - не давал уснуть.

На обед будущему вегетарианцу подали куриный бульон с мясом. Лев Николаевич спрашивает:

- Не тот ли это петушок, что изволил беспокоить меня утром?

- Тот самый, - был ответ хозяина.

Читатель вправе спросить, откуда могло возникнуть такое предание? Дело в том, что Л.Н.Толстой был в дружеских отношениях с Д.Е.Остен-Сакеном. Очевидно, пути их сошлись в Крымскую войну, а возможно, и раньше, так как Толстой и Остен-Сакен состояли в отдаленном родстве: одна из теток Льва Николаевича носила фамилию Остен-Сакен.

Имя Д.Е.Остен-Сакена, выдающегося военачальника, впоследствии генерал-адъютанта, члена государственного Совета, а в Крымскую кампанию начальника Севастопольского гарнизона и временно, до прибытия Горчакова, командующего войсками, - неоднократно упоминает Толстой в Дневнике. Так, 7 декабря 1855 года он записывает:

"5 был в Севастополе, со взводом людей - за орудиями. Много нового. И все новое утешительное. Присутствие Сакена видно во всем… Сакен побуждает, сколько может, войска к вылазкам... Сакен сделал траншеи перед бастионами... Сакен завел порядок для относу раненых в перевязочные пункты на всех бастионах. Сакен заставил играть музыку". (Л.Н.Толстой. Собрание сочинений в 22-х томах. Т.21. М., 1985, с.136).

Так что предание о приезде Толстого в гости к Остен-Сакену возникло не на голом месте.

 

 

На Николаевщине  жил некоторое время

 

 


 

ГАРШИН ВСЕВОВОЛОД МИХАЙЛОВИЧ

(1855-1888)

 Талантливый прозаик, писатель трагической судьбы. Наследственная душевная болезнь привела его к самоубийству - он бросился в пролет лестницы.

Автор рассказов "Четыре дня" (1877), "Происшествие" (1878), "Трус" (1879), "Из воспоминаний рядового Иванова" (1883), "Красный цветок" (1883), "Сигнал" (1887) и других, сказки “Attalea princeps” (1880), трагически воспринимал дисгармонию мира, был предельно восприимчив к чужой боли и страданиям. Был необыкновенно правдив. Никто не слыхал от него даже невинной лжи. Репин, работая над картиной "Иван Грозный и его сын Иван" (1885), писал царевича с Гаршина. Он же наделил чертами Гаршина героя своей картины "Не ждали" (1884-1888).

В сентябре 1880 года писатель Гаршин оказывается в Петербургской больнице для душевных больных. Оттуда в ноябре того же года его забирает брат матери, мировой судья Херсонской губернии В.С. Акимов (1837-1895) и везет в свое имение Ефимовку, деревню, расположенную на левом берегу Бугского лимана, в 28 верстах южнее Николаева (в 1956 году в результате слияния Кисляковки, Ефимовки и Свято-Троицкого было образовано одно село Лиманы).

Когда-то, в 1859-1860 годах, В.С.Акимов служил помощником капитана на судах, ходивших из Одессы за границу. Помогал распространению в России нелегальной литературы, изданной в Вольной русской типографии. В Лондоне посетил А.И.Герцена. В дальнейшем, поселившись в Ефимовке, В.С.Акимов становится мировым судьей Херсонской губернии.

Своего дома в Николаеве у В.С.Акимова скорее всего не было. Бывая в Николаеве вместе с дядей, писатель останавливался в гостинице (в одном из писем он сообщает, что у него в гостинице Бухеевой украли пальто). Несколько раз он посещал в Николаеве своих старых знакомых Мартьяновых.

Газета "Южная правда" в своем номере от 26 сентября 1940 года сообщала, что в Николаевском историческом музее экспонируются два кресла, которые "привезены из дома известного писателя Гаршина". Далее в этой же газете говорится, что "в ближайшие дни научные работники Николаевского педагогического института выедут в с. Ефимовку, чтобы записать рассказы старожилов, помнящих писателя". Однако каких-либо сведений о работе самой экспедиции нам обнаружить не удалось.

Гаршин пробыл в Ефимовке полтора года - до мая 1882 года. Это было трудное для писателя время. Только что вышедший из психиатрической больницы, он медленно возвращался к жизни. Мучительно искал, куда приложить возрождающиеся силы. "Делать", "работать" стало единственным желанием Гаршина. Еще больной, он пробует свои силы. Попробовал писать - не получалось. Ничего другого он не умел. Это приносило ему новые страдания. "Делать, т.е. писать что-нибудь, - не могу, хоть убейте", "А кроме этого - на что я способен!", - пишет он в одном из писем. (В.М.Гаршин. Полн. собр. соч. в 3-х томах. Т.3. Письма. М.-Л., 1934, с.216, 218).

Тогда он взялся за перевод "Коломбы" Пр. Мериме. Взялся со страхом. Неожиданно перевод пошел. Пошел быстро: он был начат между 10 и 20 декабря 1881 года и завершен через месяц, 20-23 января 1882 года. А в "Коломбе" 8 печатных листов! Впоследствии перевод был одобрен и напечатан в журнале "Изящная литература" в 1883 году (№ 1). "Коломба" явилась трамплином к собственному писательскому труду.

В.М.Гаршин в Ефимовке сумел побороть болезнь, вернуться к творчеству. В Петербург он возвратился с подготовленным к публикации рассказом "Из воспоминаний рядового Иванова" ("Отечественные записки", 1883, № 1). В Ефимовке же он пишет небольшую ироническую сказку “То, чего не было” ("Устои", 1882, № 3-4). Сказка сама по себе не является, как это признавал и сам Гаршин, удачным его творением. Кроме того, некоторые исследователи утверждают, что сказка в основном была создана еще в 1879 году. Тем не менее весьма примечательным фактом в этом случае является то, что писатель здесь упоминает местные названия: Свято-Троицкое, Ефимовка, Лупарево и Богоявленск.

В настоящее время от имения В.С.Акимова сохранилось весьма немного: погреб и остатки конюшен.

Лето 1882 года Гаршин провел уже в имении И.С.Тургенева Спасское-Лутовиново, в отсутствие, правда, хозяина, но вместе с семейством поэта Я.П.Полонского.

 

 


 

БОГДАНОВИЧ ЕВГЕНИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

Писатель. Генерал-от-инфантерии. Член Совета Министерства внутренних дел. Почетный Гражданин Николаева и Одессы. Почетный член Союза русского народа (1912).

 Родился в 1829 году в Николаеве в семье потомственных дворян Херсонской губернии. В 1842 году поступил гардемарином в Черноморский флот. В 1846 году - мичман. С 1851 года - прапорщик, старший адъютант Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора. С 1861 года - в распоряжении Министерства внутренних дел.

Во время службы в Черноморском флоте Богданович плавал на шхуне "Ласточка", фрегате "Мессемврия". Был знаком и близок со многими участниками Наваринского сражения, из первых уст слышал подробности об этом сражении, в том числе от бывшего начальника русской эскадры Л.П.Гейдена. Более того, сын Л.П.Гейдена Л.Л.Гейден, тоже участник Наваринского сражения, после смерти отца доверил Богдановичу ценные, нигде ранее не публиковавшиеся документы, освещающие знаменательное событие. Это послужило толчком для написания книги под названием "Наварин", которая вышла в год 50-летия Наварина в 1877 году.

Затем последовали книги: "Синоп. 18 ноября 1853 года" (1878), "Гвардия русского царя на Софийской дороге. 12 октября 1877 года" (1879), "Стрелки императорской фамилии" (1881), "Россия на Дальнем Востоке".

.В Николаевской областной библиотеке хранится книга Богдановича "Синоп. 18 ноября 1853 года" (СПб., 1878) с дарственной надписью: "Михаилу Павловичу Паризо в знак уважения - от автора". На книге сохранился экслибрис: "Библиотека М.П.Паризо де-ла Валетт. № 413". М.П.Паризо в указанное время был городским головою Николаева.

В бытность свою старостой Исаакиевского собора Богданович в 1876 году приступает к изданию сборника проповедей "Кафедра Исаакиевского собора", который в течение 30 лет разошелся в количестве 18 миллионов экземпляров. Богданович – также автор книг религиозно-нравственного содержания: "Житие Серафима Саровского", "Царь-освободитель", "Преподобный Серафим Саровский" и других.

В николаевской газете "Южная Россия" в разделе "Местная хроника" находим сообщение: "Вчера с утренним поездом прибыл в Николаев и остановился в Лондонской гостинице староста Исаакиевского кафедрального собора в Петербурге генерал-лейтенант Е.В.Богданович. В прошлом году Е.В.Богданович также посетил наш город. Он уроженец нашего города, и здесь покоится прах его родителей. В чине мичмана Е.В.Богданович служил в Черноморском флоте и имеет медаль за защиту Севастополя. В Николаеве живут еще некоторые из его сослуживцев по флоту. Религиозно-нравственные и патриотические издания Е.В.Богдановича, а также картины из разных эпизодов путешествия Царской семьи хорошо известны в России" ("Южная Россия", 13 сентября 1903 года).

В родном городе Николаеве Е.В.Богданович провел 3 дня. За это время он посетил мастерские Харьково-Николаевской железной дороги, судостроительные механические и литейные заводы, казармы 37 флотского экипажа.

В феврале 1909 года Николаевская городская дума направила писателю-земляку, Почетному Гражданину города приветственную телеграмму по случаю его 80-летнего юбилея. В ответ Богданович шлет прочувственную телеграмму, в которой отмечает, что с Николаевом он "неразрывно связан первыми воспоминаниями как с местом своего рождения, родными могилами и почетным избранием..."

А 10 марта получена ответная телеграмма Е.В.Богдановича на приветствие его Николаевской думой в связи с 50-летием государственной и общественной деятельности. Собранные на юбилее 300 рублей присланы Богдановичем в Николаев для стипендии имени юбиляра в одном из городских училищ.

Скончался после 1916 года.

 

 


 

ВЕЙНБЕРГ ПЕТР ИСАЕВИЧ

(1831-1908)

 Поэт, переводчик, педагог, историк литературы, журналист, общественный деятель. Старший брат Павла Вейнберга (1846-1904), артиста разговорного жанра, автора сборников "Сцены еврейского быта" (1870), "Новые сцены и анекдоты из еврейского, армянского, греческого, немецкого и русского быта" (1880).

Родился в Николаеве в еврейской семье купца 3-й гильдии, нотариуса. В том же 1831 году семья переехала из Николаева в Одессу. Обучался в Одесском пансионе В.А.Болотова и в гимназии при Ришельевском лицее. Затем поступил на юридический факультет того же лицея. За полгода до окончания курса перевелся на историко-филологический факультет Харьковского университета, который закончил в 1854 году со степенью кандидата.

Служил в Тамбове чиновником особых поручений при губернаторе К.К.Данзасе и был безнадежно влюблен в его дочь. Пишет стихотворение "Он был титулярный советник..." (1859). Положенное на музыку А.С.Даргомыжским, ставшее романсом, оно получило широкое распространение. Стихи Вейнберга, посланные в журнал "Русский вестник" М.Н.Каткова, были приняты за переводные и напечатаны под заглавием: "Из Гейне". Это побудило их автора взять в качестве одного из многочисленных псевдонимов - "Гейне из Тамбова".

В 1858 году Вейнберг переезжает в Петербург и становится профессиональным литератором. Сотрудничает в журнале "Искра" В.С. Курочкина (1859-1866 годы), а также в ряде других изданий. Как сатирик Вейнберг широко использует прием известной формы для нового содержания. Таковы его стихи "Стрекоза и муравей" (по Крылову), "Колыбельная песня" (по Лермонтову). Использует он и неожиданные параллели:

 Я люблю смотреть на звезды –

 Но не те, что в лунном мире;

 Мне милее те, что светят

 На чиновничьем мундире…

 Центральная часть его творчества – это переводы. Вейнберг перевел на русский язык произведения более 60 авторов. Среди них - Шекспир. Он перевел 9 его пьес. Слова Отелло в его переводе: "Она меня за муки полюбила, А я ее - за состраданье к ним" - стали крылатыми. Вейнберг также принимал участие в подготовке изданий Шиллера, Байрона. Сам издал сочинения Гейне, Гете, Гюго. Написал биографический очерк "Генрих Гейне" (СПб., 1892).

 Много сил Вейнберг отдавал журналистике, был редактором и активно сотрудничал в целом ряде газет и журналов разных направлений. Не все его суждения как критика заслуживают внимания. Так, он не принял "Чайку" А.П.Чехова, которую читал в рукописи и не пожелал даже смотреть на сцене. Не признавал он и драматургии А.М.Горького. В пьесе "На дне", по его словам, "действия очень мало, почти нет, драматический узел ничтожный, шаблонный".

Занимался Вейнберг и педагогической, а также научной деятельностью. Одно время был директором гимназии, затем реального училища. В 1868-1874 годах заведовал кафедрой русской литературы в Главной школе в Варшаве, преобразованной затем в университет. В 1887-1894 годах был приват-доцентом кафедры всеобщей литературы в Петербургском университете. Им подготовлен ряд учебных пособий, в том числе "Русские писатели в классе" (10 выпусков, СПб., 1884-1886), "Русская история в русской поэзии" (1888), "'Европейский театр" (1875), "Страницы из истории западных литератур" (1907) и др.

Петр Исаевич Вейнберг пользовался известностью и уважением среди своих собратьев по профессии и как председатель "Союза взаимопомощи русских писателей" (1897-1901), а в конце жизни как председатель "Литературного фонда".

 

 


 

БОГДАНОВ ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ

(1837-1886)

Поэт-искровец некрасовской школы. Родился в г.Лихвин Калужской губернии. Сын священника. Будучи студентом-медиком Московского университета, был домашним учителем трех сестер Берс, одна из которых, Софья, стала впоследствии женой Льва Толстого.

Окончив в 1861 году университет и получив степень "лекаря с отличием", в 1862 году переезжает в Петербург, где два года работает врачом-практикантом в больнице для бедных. Затем переходит в Морское ведомство - служит в Кронштадте - в Балтийском флоте.

Активно сотрудничает в сатирическом журнале "Искра" (1863-1873), а после его закрытия печатается в "Будильнике", "Осколках", в театральной газете "Суфлер". Стихам Богданова свойственны сатирическая заостренность, полемическая направленность против поэзии чистого искусства. Поэт социальной темы, он создает обширную галерею представителей городских низов - портреты рабочих, портних, прачек, бывших студентов, исключенных за неуплату за обучение и так далее. Не обходит он и бедственное положение обездоленных крестьян.

Богданов - автор известного, ставшего народной песней, стихотворения "Дубинушка" (1865), а также русского перевода французской "Марсельезы" (1885).

В то же время, широко используя приемы "масок" резонерствующего либерала, помещика-самодура, благонамеренного обывателя, поэт обличает лицемерие и лакейство, взяточников и доносчиков, часто прибегает и к пародии, перепеву ("Шепот, робкие попытки..." (1869), к аллегории ("Из автобиографии щенка" (1871).

Обострившаяся болезнь легких заставила Богданова подать рапорт о переводе в Черноморский флот. Приказ Морского ведомства о его зачислении в Первый Черноморский экипаж был подписан 24 августа 1885 года, но в это время Богданов находился в плавании на корвете "Богатырь", поэтому прибыл в Николаев с семьей только 27 октября  1885 года.  Служит врачом в Морском госпитале, а в 1886 году - старшим судовым врачом на кораблях-поповках "Вице-адмирал Попов" и "Новгород".

В Николаеве Богданов принимает участие в деятельности Общества морских врачей, членом которого он стал еще в Кронштадте. Продолжает писать стихи. Сохранился, правда, не полностью, написанный им гимн для ученического хора местной женской гимназии:

Славься и славься, наш русский край,

Гордо врагов-супостатов карай,

Рабские цепи повсюду руби,

Братство, равенство, свободу люби!

Славься, наш русский трудящийся люд,

С книгой, с мотыгой, с сохой ли твой труд, -

Ты наш родимый кормилец всегда, -

Слава святыне родного труда.

Летом 1886 года здоровье поэта резко ухудшилось. 21 июля он был помещен в Морской госпиталь, где и скончался. 6 августа 1886 года газета "Южанин" опубликовала сообщение: "Жена старшего судового врача Людмила Алексеевна Богданова с детьми с прискорбием извещают о кончине мужа и отца своего Василия Ивановича Богданова, последовавшей в Николаевском морском госпитале 5 августа в 7 часов 40 минут вечера".

Согласно разысканиям николаевского краеведа П.Соломатина, автор "Дубинушки" жил в двухэтажном доме по улице Адмиральской, 25. Ныне это № 41. Могила поэта не сохранилась.

 


 

 

ФИЛИППОВ МИХАИЛ АВРААМОВИЧ (АБРАМОВИЧ)

(1828-1886)

 Писатель, юрист, издатель. Сын нотариуса из Николаева. Учился в Одессе в Ришельевском лицее, затем на юридическом факультете Петербургского университета.

 В конце 50-х годов как юрист начинает печататься в журнале "Современник" Н.А.Некрасова и И.И.Панаева. В 1859 году здесь в пяти номерах журнала печатается его большая статья "Взгляд на русское судоустройство и судопроизводство". В конце 1861 года и начале 1862 года здесь же в четырех статьях помещена статья "Взгляд на русские гражданские законы". В дальнейшем он издает книгу "Судебная реформа в России", тт. 1-2, 1872-1875.

Свои занятия юриспруденцией М.А.Филиппов сочетает с занятиями литературой. Тот же "Современник" в 1859 году печатает его обличительную повесть "Полицмейстер Бубенчиков". Ею открывается отдел "Словесность, науки и художества" десятого номера журнала.

 В 1873 году в Петербурге выходит роман М.А.Филиппова "Скорбящие". В своем донесении тогдашний министр внутренних дел А.Е.Тимашев характеризует эту книгу резко отрицательно и подчеркивает, что она "по тону своему и по представлению в ней высших классов в отвратительном виде, направлена к возбуждению ненависти одного сословия к другому и презрения к нашим общественным условиям, а также оскорбляет нравственные чувства приличия..." .

На основании постановления комитета министров от 7 декабря 1873 года книга была уничтожена. Сам же М.А.Филиппов избежал наказаний, так как успел к этому времени перебраться в Николаев, где готовил к изданию новую книгу "Рассвет". Роман этот вышел тремя изданиями - в 1873, 1875 и 1878 годах. В третьем издании он получил новое название - "Петербургский полусвет".

 В 1875 году М.А.Филиппов переезжает в Одессу, а затем снова оказывается в Петербурге. Здесь он создает целый ряд исторических повестей, романов, среди которых историческая повесть "Под небом Украйны". Среди других довольно многочисленных исторических сочинений М.А.Филиппова выделяется его нашумевший двухтомный роман "Патриарх Никон" (1885).

 В основанном и редактируемом им журнале “Век” в 1882-1883 годах Филиппов начинает печатать свой роман "Последние из Вострых и Шустрых". Но роман так и остался не дописанным.

Скончался М.А.Филиппов в Риге на 58-м году жизни.

 

 


 

ФИЛИППОВ МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ

(1858-1903)

Ученый-энциклопедист, философ, писатель, литературный критик, журналист. Сын М.А.Филиппова.

Родился в с. Окнино Киевской губернии. В начале 70-х годов оказывается с семьей в Николаеве, где поступает сразу в пятый класс Александровской гимназии. Одновременно экстерном сдает экзамены за полный курс реального училища. В 1875 году вместе с родителями переезжает в Одессу. Обучается на физико-математическом факультете Новороссийского университета, который не закончил. 17 марта 1882 года был отчислен из университета за трехдневную задержку платы за обучение. Образование продолжил на юридическом факультете Петербургского университета, а также за границей. В 1892 году в Гейдельбергском университете (Германия) защитил диссертацию по высшей математике и был удостоен степени доктора философии.

Обладая обширными познаниями в различных областях знаний, М.М.Филиппов проявил себя как в точных, так и в гуманитарных науках. Он автор книг "Русско-еврейский вопрос" (1882), "Философия действительности" (тт. 1-2, 1895-1898), "Реформа гимназий и университетов" (1901), "Судьбы русской философии" (отд. изд. 1904), "Психология человека" (1904) и других. В 1904 году он основал и редактировал журнал "Научное обозрение", где в числе других была впервые опубликована работа К.Э.Циолковского "Исследование мировых пространств реактивными приборами" (1903, № 5).

В 1883 году в журнале "Век", который основал и редактировал его отец, появляется рассказ Филиппова-младшего "Прометей". Среди других его художественных произведений - историческая повесть из времен Богдана Хмельницкого "Остап" и получивший широкую известность роман "Осажденный Севастополь" (1889). Последний, по мнению Л.Н.Толстого, дает "совершенно ясное и полное представление не только о Севастопольской осаде, но и о всей войне и о причинах её".

Проявил себя М.М.Филиппов и как литературный критик, сторонник культурно-исторической школы. В издаваемом им уже упомянутом нами журнале "Научное обозрение" М.М.Филиппов публикует серию литературно-критических статей о Г.Ибсене, Г.Гауптмане, французских символистах, В.Г.Белинском, Н.К.Михайловском, А.М.Горьком, о романе "Воскресение" Л.Н.Толстого. Ему же принадлежат книги "Лессинг, его жизнь и литературная деятельность" (СПб., 1891), "Леонардо да Винчи как художник, ученый и философ" (СПб., 1892), вступительная статья к собранию сочинений Н.А.Добролюбова (СПб., 1901) и ряд других работ.

Жизнь М.М.Филиппова оборвалась трагически. Он погиб в Петербурге в своей лаборатории во время физических опытов.

 


 

 

МАРЧЕНКО АНАСТАСИЯ ЯКОВЛЕВНА

(1830-1880)

Писательница жоржсандовского направления. Публиковалась под псевдонимами Т.Ч. (средние буквы имени и фамилии), А.Темризов, А.М. и другими.

Родилась в г. Ковно (ныне Каунас). Отец украинец, мать полька. Детство Анастасии прошло в украинской деревне, на воле, среди живописной природы Киевской губернии, близ Чигирина, где у отца, богатого помещика, было имение.

Получила прекрасное литературное и музыкальное образование - была замечательной музыкантшей.

Рано - в 12-летнем возрасте - начала писать стихи, однако стихи были неудачными, поэтому автор их вскоре перешла к прозе. Тем не менее одно из ее стихотворений, посвященное Дмитрию Ерофеевичу Остен-Сакену, позднее было все же напечатано в "Русском Инвалиде" (1854, № 62).

В 1844 году отец разорился, и многочисленная к тому времени семья, оказавшаяся в крайней нищете, переезжает в Одессу. Энергичная и сильная Анастасия идет работать гувернанткой, давать уроки музыки в одном из пансионов, а когда здоровье от усиленного труда расстроилось и работу пришлось оставить, берется за перо.

Первая ее книга "Путевые заметки" (путешествие по жизненному пути), вышедшая в Одессе в 1847 году, куда вошли "Гувернантка" и "Три вариации на одну тему", созданная, когда ее автору было 14 лет, была встречена критикой весьма одобрительно. В.Г.Белинский во "Взгляде на русскую литературу 1847 года" особо выделяет "Путевые заметки" Т.Ч., усмотрев в небольшой, вышедшей в Одессе красиво напечатанной книжке "много сердечной теплоты, много чувства... увлекательный рассказ, прекрасный язык". Это мнение разделяли и другие критики.

<